Анатолий Пальников: «В соцсетях надо быть осмотрительнее»

№ 43 (537) Рубрика: Новое время

Фразу, вынесенную в заголовок, мой собеседник произносит с улыбкой. Но в этой шутке есть большая доля правды…

– И все-таки как в наш высокотехнологичный век обойтись без соцсетей? – спрашиваю руководителя областного управления Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Анатолия Алексеевича Пальникова.

– Каждый вправе сам выбирать, что ему более ценно в этой жизни. И дело не только в профессиональной принадлежности, которая заставляет некоторых людей избегать публичности. Кто-то просто стесняется выставлять напоказ себя, своих родных, свой образ жизни – и это его право. А кто-то исходит из соображений личной или семейной безопасности – в наше неспокойное время это тоже легко понять…
– Одной из основных задач Роскомнадзора является защита персональных данных. В нашей редакционной почте встречаются письма с жалобами на коллекторские агентства, которые «измором» выбивают из людей долги перед кредитными организациями. Вологжане интересуются, на каком основании коллекторы получили их персональные данные: номер телефона, домашний и рабочий адрес и т. п.?
– Ежегодно число таких жалоб в адрес нашего управления растет. Несколько лет назад оно исчислялось единицами, сейчас счет пошел на сотни. Мы, естественно, реагируем, рассматриваем обращения, однако доводы заявителей в большинстве случаев не подтверждаются.
Дело в том, что согласно
ст. 6 Федерального закона
№ 152-ФЗ обработка персональных данных допускается без согласия субъекта персональных данных, если она необходима для исполнения договора, в том числе кредитного. Так что при возникновении просроченной задолженности по кредиту банк имеет право передать коллекторскому агентству сведения о должнике.
Иное дело, когда коллекторы начинают по ошибке докучать людям, которые никаких договоров ни с кем не оформляли или полностью выполнили свои обязательства по договору. В этой ситуации мы вправе предпринять ряд мер – как самостоятельно, так и в сотрудничестве с правоохранительными органами и с главным регулятором всех кредитно-финансовых организаций – Банком России. И вот тогда есть возможность предъявить претензии организации-кредитору: почему он распространяет персональные данные людей, которые не давали на это согласия?
– Еще одна функция Роскомнадзора – препятствовать распространению информации, содержащей признаки экстремизма, способствующей росту наркомании, суицидов, детской порноиндустрии.
– Получив сведения, что подобная информация появилась на интернет-сайте, Роскомнадзор в течение суток предупреждает хостинг-провайдера или администратора сайта, что он должен ее убрать. Если наше требование игнорируется, то по истечении трех суток сайт вносится в «черный список» и может быть заблокирован. Оператор связи, который в подобной ситуации нарушает требование о блокировке сайта, несет административную ответственность.
– С наркоманией или детскими порнофильмами разобраться относительно просто, а как быть с экстремизмом? Мало того, что слово иностранное, так еще и допускает массу интерпретаций…
– Существует Федеральный закон № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», где признаки экстремизма расписаны по пунктам (всего их 13). Здесь и пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку социальной, расовой, национальной, религиозной принадлежности, и воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав, права на участие в референдуме и т. д.
При этом мы стремимся исключить неточности или ошибки при анализе тех или иных публикуемых материалов. С этой целью при управлении Рос­комнадзора по Вологодской области создан Консультативный совет, в состав которого входят лингвисты, журналисты, представители органов исполнительной власти. В спорных случаях мнение каждого члена совета имеет вес, хотя окончательное решение и ответственность за его принятие, разумеется, возложены на руководителя областного управления Роскомнадзора.
– В фильме «Москва слезам не верит» есть забавный эпизод: один из персонажей предсказывает, что через 20 лет не будет ни кино, ни театра – одно сплошное телевидение. К счастью, тот давнишний прогноз не сбылся, но сегодня мы слышим нечто похожее: скоро не будет ни газет, ни журналов – один лишь Интернет. Вы хорошо владеете ситуацией на вологодском рынке СМИ и лучше других знаете, до какой степени обоснована эта угроза?
– Думаю, она необоснованна. В наше время печатные СМИ возникают и исчезают – так было и в прошлом, так будет и в будущем. Сейчас в общероссийском реестре насчитывается порядка 200 зарегистрированных СМИ, чьей территорией распространения является Вологодская область. Основную часть упомянутого списка составляют печатные издания, и эта цифра достаточно стабильна.
Приверженность многих людей газетам и журналам нетрудно понять. Не все достаточно «продвинуты» в интернет-технологиях, особенно когда речь идет о старшем поколении. Да и доверие к печатным СМИ все-таки выше, чем к Интернету. За содержание СМИ несут ответственность конкретные люди – авторы статей и главные редакторы. А в Интернете появляется огромное количество непроверенной информации или откровенной дезинформации, за которую чаще всего никто не отвечает…