Бессмысленный и беспощадный…

№ 12 (552) Рубрика: Служба инфо Автор: Михаил Скляр

Столетие Февральской революции 1917 года прошло достаточно скромно. Между тем в истории двадцатого века не было, пожалуй, события более поучительного для власти и для общества.

Главный урок для власти заключается в том, что любой политический режим, каким бы незыблемым он ни казался, может рухнуть за считанные дни. Еще в начале февраля 1917-го
было даже невозможно представить, что случится в последних числах месяца в Петрограде. И началось-то
все из-за сущего пустяка: после сильного снегопада эшелон с зерном застрял на железнодорожных путях. У хлебных лавок выросли очереди, возник слух о наступающем голоде. Через день половина питерских предприятий забастовала, через два дня кронштадтские матросы начали массовым образом убивать своих офицеров, а еще через несколько дней многовековая династия Романовых рухнула, как колосс на глиняных ногах.
В то же время главный урок для общества заключается в том, что разрушение политического режима революционными средствами чаще всего ведет к установлению еще более отвратительного режима. Опьянение свободой и демократией быстро прошло. На смену жандармам, сажавшим соотечественников в тюрьму и отправлявшим в ссылку за антиправительственную агитацию, пришли ревкомы и ЧК, которые не тратили дефицитный хлеб на содержание политзаключенных в тюрьмах: они их просто расстреливали. И это было только началом тотальной борьбы с «врагами народа» всех форм и обличий – от представителей дворянского сословия до кулаков и подкулачников, от «буржуазной интеллигенции» до соратников Ленина, недостаточно громко славивших Сталина…
Но вот прошло сто лет, и у нас есть возможность полюбопытствовать, какие выводы сделали власть и общество из исторических уроков февраля 1917-го? И с изумлением обнаружить, что никаких!
Сегодняшняя власть, как и сто лет назад, почивает на лаврах, убежденная в своем «небесном происхождении» и утратившая главный из человеческих инстинктов – инстинкт самосохранения. И неважно, что у хлебных прилавков сейчас нет очередей. Отсутствие хлеба или наличие ненавистной миллионам автомобилистов системы «Платон» – какая, в сущности, разница? Когда происходит взрыв, в последнюю очередь нас интересует классификация взрывного устройства: в первую очередь мы оцениваем жертвы и разрушения.
С властью понятно. А что с обществом? Да все то же – урок не впрок. Россия, скажем, далеко не единственная страна, где существует коррупция. В Средней Азии, где автор этих строк исполнял свой воинский долг, «бакшиш» (подарок) был неизбежным спутником любого обращения к госслужащему на любом «этаже» власти, вплоть до общественного туалета. Но только в России готовы бороться с коррупцией до последнего чиновника, безоглядно смешивая с грязью все сословие «государевых слуг». Сто лет назад подобные настроения приобрели характер полного маразма. «Мы любую кухарку выучим управлять государством!» – заявил товарищ Ленин. И что вы думаете – выучили на свою голову. От кухарок при власти мы и до сих пор избавиться не можем…