Блогосфера

№ 14 (596) Рубрика: Служба информации

«Наша Вологда» публикует наиболее интересные посты вологжан из их социальных сетей на самые разные темы.

Сергей Зеленин

Есть те, кому не нравится, что детей одевают в форму времен войны.
Я лично это одобряю. Когда я был маленьким, мне самому ужасно хотелось носить форму или что-то наподобие. Пилотку со звездочкой – это было поводом для гордости и большим счастьем. Это как бы соприкосновение с победителями, с предками. И потом – дети любят играть в «войнушку» – это естественно, я тоже маленьким носился с игрушечным пистолетом или автоматом, и это мне нравилось. А еще я читал книжки о войне и армии для детей. Все это оказало на меня влияние. Всегда важно, поддерживая детские игры, направлять их в нужную сторону, подсказывать и давать нужные книжки или показывать фильмы.
Мальчикам естественно играть в военные игры, носиться с игрушечным оружием – это мужская природа. Мужчина – это воин и защитник.
И важно то, что потом кто-то уже надевает кадетскую форму, затем – юнкерскую (мне слово курсант не нравится), а после дает присягу и получает погоны офицера. Кто-то после 18 надевает форму солдата и дает присягу. Кто-то же не идет этим путем, но навсегда сохраняет это чувство уважения к людям в форме и патриотизм.
Есть и такие, кому не нравятся звездочки на пилотках. Я все понимаю, но вот другой формы не было у нас. Хотелось бы брать Берлин с орлами, но не вышло, не наша вина. Но и переписывать историю подобным образом нельзя. Кому-то и Знамя Победы не нравится, но вот не было тогда другого. Хотелось бы под триколором, но вот вышло именно так. Поэтому данные символы надо сохранять. Объяснять надо, но как-то так, чтобы не было отторжения к своим. А то так можно докатиться и до чего плохого…

Андрей Ненастьев

Жители российских городов – самые упертые и принципиальные жители в мире. Еще зимой на Вологодской, 26, переставили мусорные контейнеры <…>
В общем, стоял один контейнер «на стыке» двух домов, а стало два контейнера по разным торцам этих же домов. Есть еще и третий контейнер, прямо через дорогу. От любого подъезда до любой из мусорок не больше ста метров.
Что делают жители? Носят мусор в новые баки? Хрен! Они кидают его на землю – в то место, где раньше стоял контейнер! За считанные дни там образуется настоящая помойка, и все это прямо под забором детского садика. Помойку убирают силами местных дворников, потом силами города, но она снова и снова растет. Дом №26 отгораживается от свалки бетонными бордюрами! Сегодня дошло до выезда участкового, который дежурил час, чтобы отлавливать тех, кто выкидывает мусор, но никого не застал.
В 90-е годы была популярна такая компьютерная игрушка – «Лемминги». Главные герои там – безголовые существа, которые что-то делают, не обращая внимания на здравый смысл. Могут, например, выкопать туннель, который ведет в обрыв, и свалиться с него. Иногда мне кажется, что я живу в этой игре.

Алексей Новоселов

Красный мост в Вологде обрушился, не выдержав позора. За свой внешний вид и раздолбанные ступеньки. За облупленные хлебные ларьки «привет, девяностые», которые по какому-то недоразумению до сих пор стоят со стороны Плац-Парадной площади, закрывая вид на реку. За пустое здание Александровского реального училища, с крыш которого валятся сосульки, невольно увольняющие совсем не виноватых в этом хаосе директоров школ. За случайно горящие и так же случайно сносимые деревянные дома на Пречистенской набережной. За Насон-набережную из брусчатки <…>. За деревянные кубики, которые почему-то принято считать важным достижением архитектурной мысли конца нулевых – начала десятых. За тот мусор, что вологжане за зиму навалили в березовую рощу на заречном берегу. За то, что со средствами в горбюджете как-то не очень радостно. Красному мосту просто стало стыдно, и он понял, что жить так дальше нельзя. И захотел упасть. Вот только упал не весь – какие-то скрепы его все-таки удержали. Теперь его наверняка приведут в чувство, сделают искусственное дыхание, и он поживет в окружающем хаосе еще сколько-то лет. И снова упадет. А потом скажут, что новый мост здесь строить не нужно. Нужно решать текущие задачи, строить пятую очередь окружной дороги, делать седьмую полосу на Октябрьском мосту и второе кольцо перед мостом 800-летия. Но пешеходы не будут ущемлены в правах, поскольку два моста же есть еще. Можно пользоваться ими <…> Данные строки написаны не с иронией и ехидством, а с болью оттого, что благоустройство является самым слабым звеном наших таких старинных и таких прекрасных городов.