Бои без правил

№ 02 (584) Рубрика: Среда обитания Автор: Михаил Скляр

Чем ближе главные выборы последних лет, тем чаще слышны призывы к ужесточению борьбы с экстремизмом. Что ж, учитывая непростую обстановку в стране и за ее пределами, для опасений есть причины. Вопрос лишь в том, где находится пресловутая «красная линия», отделяющая борьбу с экстремизмом от охоты на ведьм.

Не так давно из недр МВД выплыла информация о некой инициативе, направленной на борьбу с распространением экстремизма среди детей и подростков. Суть идеи в том, чтобы привлекать к ответственности (материальной, административной или уголовной – не уточняется) родителей и педагогов, если подопечные им дети участвуют в несанкционированных акциях протеста.
Логика понятна. Если взрослых привлекают к ответственности за несовершеннолетних убийц, насильников и грабителей, то почему бы не наказать их за несовершеннолетних манифестантов и пикетчиков? Однако есть нюансы, в которых не грех разобраться.
Нюанс номер один. Какими средствами могут воспользоваться родители, а тем паче педагоги, чтобы юное создание обходило запрещенные акции за версту? В былые времена существовали проверенные способы воздействия на непослушных чад: розги, ремень, темный чулан, в лучшем случае – угол. Но в условиях ювенального беспредела все эти педагогические инструменты не просто вышли из моды – они стали в буквальном смысле орудием преступления!
В наше время запереть ребенка на ключ в кладовой комнате – это чистая статья 127 Уголовного кодекса РФ (незаконное лишение свободы). Предусмотренное наказание – от принудительных работ до лишения свободы сроком до двух лет. Причем в вышеназванной статье не содержится никаких смягчающих исключений для лиц, являющихся родственниками «лишенного свободы» субъекта права. Больше того, родители «де-юре» могут легко попасть в ситуацию, отягчающую их вину. Если, к примеру, папа и мама наказали ребенка своим совместным решением, то это сговор и другая часть той же 127-й статьи, предполагающая уже до пяти лет лишения свободы. Отягчающим обстоятельством являются и действия в отношении несовершеннолетнего, а именно несовершеннолетние являются «потерпевшими по делу» в подобных случаях.
Отлупить ребенка – другая статья и другой срок. Ст. 116 УК РФ, получившая в правозащитной среде язвительное наименование «закон о шлепках», позволяла сажать родителей на два года за «причинение физической боли» ребенку (и не на основании каких-либо вещественных доказательств, а на основании жалобы самого отшлепанного). В прошлом году после затяжной общественной дискуссии этот маразматический закон был отменен: на смену уголовному наказанию за «шлепки» пришло административное. Но сильно не полегчало. Теперь шлепок по заднице неуправляемого недоросля оценен в 15 суток административного ареста, в 30 тысяч рублей штрафа или в 120 часов обязательных работ. Это для начала. При повторном инциденте вновь вступает в силу пресловутая 116-я статья УК РФ с ее безумными мерами уголовного наказания родителей.
С родителями ясно. Теперь немного о горемычных учителях. Как, спрашивается, они могут удержать ребенка от выхода на неспокойную площадь, особенно если действие происходит во вне­учебное время или в выходной? Даже отобрать у нахаленка мобильник запрещено. А оттаскать его за ухо или вообще каким-то образом приложиться к нему физически – это уже «аллес капут», как говорят главные европейские ювеналы – немцы. Пришьют педагогу какие-нибудь ненасильственные действия сексуального характера с заведомо беспомощным лицом, приговорят годам к десяти, и даже если не посадят, то навсегда сломают человеку и карьеру, и судьбу…
Нет, братцы мои, уберегать детей от опасного поведения путем подобного рода запретов – бессмыслица. Тем более в том информационном бульоне, в который они погружены по самые гланды. Не только неконтролируемые интернет-сайты, но и вполне себе подконтрольные телеканалы от рассвета до рассвета заполнены сценами неадекватного поведения «человека разумного», который порой выглядит хуже неандертальца. И вы действительно хотите, чтобы неполовозрелые потребители этой шизофренической продукции вели себя как паиньки?!
Для начала стоило бы разобраться с теми, кто целеустремленно сбивает наших детей с пути истинного, а уж потом карать за последствия родителей и педагогов.

В тему
Трагедия в Перми, где двое вооруженных ножами старшеклассников ранили учительницу и около пятнадцати учеников, красноречиво доказывает, что нашей полиции стоило бы искать юных экстремистов не столько на публичных мероприятиях оппозиции, сколько внутри учебных коллективов.
В конце минувшего года корреспондент «НВ» затрагивал эту тему в беседе с руководителем территориального управления СКР по Вологодской области Эдуардом Шрамко. Эдуард Юрьевич разделил наши опасения по поводу неблагополучной обстановки во многих школах, высказав разумное и своевременное пожелание: в учебных заведениях должна быть введена новая штатная единица – школьный психолог.
Вопрос в том, готовы ли господа из Минфина услышать мнение Следственного комитета, ведающего детской проблематикой в сфере борьбы с преступностью. Пока мы слышим «сверху» лишь бодрые отчеты о сокращении кадров в правоохранительных органах и об оптимизации системы образования, трудно рассчитывать на какие-то позитивные изменения.