Бунт бесправных

№ 23 (605) Рубрика: Больной вопрос Автор: Юлия Махова

Вологодские санитарки пытаются отстоять зарплату в 30 тысяч.

В кабинет зама по персоналу санитарок звали поодиночке. 

– Подписывай или увольняйся, – говорили там и подсовывали бумагу. И те, ошарашенные, не имея поддержки, ставили в углу привычные закорючки. Так безропотно, ведь свой шесток знали: каждая малолетняя медсестра, свежая выпускница – уже начальство. Как же замглавврача посмеешь перечить? Вот и подписывали, добровольно, будучи в здравом уме, заявляя: мне совершенно не нужна зарплата в 30 тысяч, платите обычную – 11 тысяч 400 рублей – МРОТ. Пришли в себя позже, да уж поздно было.

Форма протеста
– Вы понимаете, что с нами произошло. Под угрозой увольнения администрация вынудила нас написать заявления о переводе с должности санитарок в уборщицы или мойщицы посуды. Цель столь вероломного шага – не платить зарплату, которую своим решением санитаркам определил Президент. Он нам обещал платить 30 тысяч. Нам – санитаркам, а не уборщицам. Поэтому там, наверху, наверное, в Минздраве, решили, что санитарок теперь не будет в больницах России.
Об этом санитарка – официально «уборщица» – областного роддома (Перинатального центра) Ирина Петрушина рассказала журналистам на митинге, который сама же и организовала. В тот день, 21 июля, к ДК ПЗ пришли порядка двадцати уставших, измученных женщин.
И лишь 5-6 из них представляли региональный роддом, а собиралось прийти в разы больше. Но в кадровой службе учреждения придумали не лишенный изящества ход: объявили день генеральной уборки с оплатой по двойному тарифу. Многие и остались – деньги нужны.
– И в горадминистрации, прежде чем согласовать митинг, – рассказывает Ирина, – сначала отправили в областное правительство. Начальник департамента здравоохранения – Маклаков к нам не вышел, снарядил Бутакова, своего зама. Были там и наш главврач Ваньков, и его зам Милосердов. Эта компания на нас дружно наседала. «Вы ничего не добьетесь. Все будет так, как я хочу», – сказал нам Ваньков. Мол, санитарки ему не нужны.

Уборщицы в белых халатах
– Конечно, санитарки ему не нужны, – ухмыляется Татьяна, коллега Ирины, – а вот иду я с тряпкой по коридору за роженицей и убираю за ней кровавый след. Роженицы на нашем отделении патологии всякие нынче бывают: и с гепатитом, и с ВИЧ. Кровь эту должна убирать уборщица или все же санитарка, которой платят за вредность?
– А мы работаем в микробиологической лаборатории первой поликлиники, – подхватывают разговор вместе Любовь и Ирина, – обрабатываем чашки петри, пробирки, пипетки – то есть емкости, которые содержали кровь, кал и мочу; моем так называемые зараженные помещения. Это вправе делать только санитарки, а не мы – нынешние уборщицы. В уборщицы нас перевели, а функционал остался прежним. Работаем с опасными биоотходами – уборщицы не могут с ними соприкасаться.
Впрочем, в больницах некоторые единичные санитарки остались, например, в операционных, их невозможно убрать. Они действительно там получают по 30 и более тысяч. А в большинстве случаев, чтобы прикрыть беспредел, одну ставку санитарки в отделах кадров поделили на четверых «уборщиц». Так что, санитарки якобы в штате есть.
И да, это теперь «уборщицы» в послеродовом отделении роддома забирают пациентку из родилки и везут на коляске в палату, перекладывают ее на кровать. А в хирургическом отделении больницы «уборщицы» помогают пациенту, если его тошнит после анестезии. На отделении травмы «уборщицы» подносят лежащему судно.
Тяжелая и грязная работа в городах прельщает немногих. Санитарок всегда не хватало. В селах, где с трудоустройством проблемы, есть желающие и убирать рвотные массы, и отмывать кровь. Но и районные чиновники от медицины тоже не даром едят свой чиновничий хлеб и ратуют за сохранение бюджета. Так, они додумались не банально санитарок перевести в уборщиц, а еще и уборщиц вывести за штат и заключить договоры с клининговыми компаниями, чтобы платить отчаявшимся людям и того меньше. Мол, зачем тратить лишка, если есть тот, кто готов ежедневно работать и за 5-8 нищенских тысяч.

Кандидаты санитарных наук
– А что у нас учудили старшие акушерки, –продолжает рассказ Ирина Петрушина, – отправили нас учиться на санитарок в медучилище, да за собственный счет. Мол, лучше проучиться за свои деньги и после получать зарплату хорошую, иначе можно остаться ни с чем. Большинство из наших пошли, заплатили 2,5 тысячи, проучились, пришли с сертификатами, и… все равно их перевели в уборщицы. В отделе кадров после сказали: «И нечего было учиться, вас никто не заставлял».
То есть на «уборщицах», и без того находящихся за чертой бедности, государство еще подзаработать смогло. Впрочем, пару месяцев в областном роддоме санитаркам платили по 29 тысяч рублей. Это было аккурат перед выборами Президента. Потом объяснили «лишние» выплаты премией.
– Мы, когда столько тысяч получили, – рассказывает нынешняя «уборщица» Мария Ивановна, – не поверили своему счастью. Сразу йогурт внуку купила не за 7 рублей, а за 18, говорят, он полезней.
– Дочери подкинула пару тысяч да мяса купила. Мы суп обычно на костях варим, а тут борщ на свинине. А вы думаете, Президент знает, как в Вологде с нами обошлись? – любопытствует Анна.
– А я на книжку отложила 7 тысяч на черный день, – включается в разговор коллега Оксана.
Похоже, «черные дни» настали раньше, чем все думали. Такими черными они считают дни, когда приходится отстаивать свои права. Но говорят, что пойдут до конца и митинги будут проводить каждые две недели. Следующий пройдет уже в августе.
Юлия Махова
Фото автора