Быть добрее Ганнибала

№ 05 (545) Рубрика: Служба инфо Автор: Михаил Скляр

С 1 февраля с. г. государственные мужи разрешили
нам заниматься воспитанием собственных детей
без страха оказаться за решеткой. То есть нас
по-прежнему могут посадить за традиционное русское наказание ремнем ниже спины, но уже не с первого раза. Для начала дадут помучиться, как бессмертному киногерою товарищу Сухову.

Открою тайну заголовка. Речь идет не о знаменитом маньяке Ганнибале Лекторе, которого можно заподозрить в чем угодно, кроме доброты, а об «арапе Петра Великого» Ибрагиме Ганнибале.
Каким был реальный исторический персонаж, носивший это прозвище, не знал даже его великий потомок Александр Сергеевич Пушкин, который родился через двадцать лет после смерти своего прадеда Ганнибала. Но в фильме «Арап Петра Великого», где роль Ганнибала исполнил Владимир Высоцкий, личность приемного сына Петра I преисполнена обаяния. Ибрагим Петрович Ганнибал храбр, умен, честен и очень добр. Из-за нежелания испортить жизнь своей любимой девушке он без раздумий меняет привилегированное положение царского любимца на горькую участь изгоя.
Но даже этот замечательный человек, бескорыстно обучающий дворянских отроков, не брезговал телесными наказаниями. И вот как он объяснял шкодливым ученикам мотивы своей педагогики: «Запомните, каково получать кнутом! Вырастете, сами возьмете кнут в руки, и тогда уж не будете махать им с безделья или по злобе».
Понятно, что двести лет назад право и мораль были существенно иными. В те жестокие времена названный батюшка Ибрагима Ганнибала – император Петр Алексеевич Романов – мог издать указ, предписывающий вешать за хищение чужой вещи, если она стоит больше веревки, используемой для повешения. Пьян был самодержец, подписывая этот безумный документ, или находился в состоянии эпилептического припадка – другой вопрос. Главное, что указ был принят в государственную канцелярию и не исполнен только потому, что его величество Петр I вовремя умер.
Но особенности эпохи не меняют нравственную суть идеи: телесное наказание – не во зло, а во благо, если оно помогает ребенку понять, что такое хорошо и что такое плохо.
Однако исторические экскурсы не в традициях современных российских политиков. Они у нас и так мудрее Сократа, добрее Ганнибала и святее Папы Римского. Как иначе объяснить затянувшуюся катавасию вокруг пресловутого «закона о шлепках», когда подзатыльник собственному ребенку мог обернуться для родителя арестом на несколько месяцев?
1 февраля проблески здравого смысла все-таки забрезжили в сером веществе людей, принимающих законы. Статья 116 УК РФ, карающая за побои, сделала исключение для так называемого «семейного насилия». Отныне первый подзатыльник непослушному чаду будет караться не тюремным заключением, а «всего лишь» административным штрафом до 30 тысяч рублей и исправительными работами до 120 часов. И только начиная со второго подзатыльника, несчастных родителей, доведенных до исступления своими неуправляемыми детишками, можно будет упрятать за решетку. Какое беспримерное милосердие со стороны законотворцев, не правда ли?!
Как отразятся эти штрафы и эти исправительные работы на дальнейшей обстановке в семье, авторы новации по-прежнему не задумались – им не до пустяков. Но мне представляется, что отсроченное влияние на демографию будет угнетающим. Рожать детей, которые вместо радости бытия наградят тебя судимостью, – сомнительное удовольствие…