Демографические сумерки

№ 43 (537) Рубрика: Служба инфо

Данные о текущей демографической ситуации в Вологодской области вызывают двойственное чувство. С одной стороны, цифры на официальном сайте Вологдастата мало радуют, а значит, не врут. С другой стороны, начинаешь понимать врущую во спасение советскую статистику, которая обеспечивала иллюзию процветания страны методом сравнения с 1913 годом.

А если кроме шуток, то ситуация представляется если не критической, то достаточно опасной. Говоря образно, это еще не беспросветная ночь, но уже густые сумерки.
Особенно тревожит, пользуясь выражением Марины Цветаевой, быстрота стремительных событий. Всего за один статистический год произошло ухудшение практически всех ключевых параметров, определяющих демографическое состояние региона.
Начнем с рождаемости, которая за девять месяцев нынешнего года снизилась с 12 258 до 12 137 младенцев, то есть почти на один процент. Вроде бы не так много, но вкупе со смертностью, выросшей за тот же период с 13 325 до 13 469 человек, мы получаем вполне ощутимую для нашей немноголюдной области естественную убыль населения – свыше 1300 человек. А ведь сентябрь – не последний месяц в календаре, поэтому по итогу 2016 года мы с большой долей вероятности вычтем из 1,18 млн вологжан все полторы тысячи.
Эта цифра, едва превышающая один промилле (0,1 %), может игнорироваться в математике больших чисел, но не в статистике. Если население Вологодчины будет ежегодно уменьшаться на один промилле, то через сто лет от него и миллиона не останется, а еще через пару веков мы сравнимся с сибирской тайгой, где найти живого человека – большая удача…
Впрочем, все может закончиться еще раньше: предпосылок для дальнейшего ухудшения положения дел хватает.
Во-первых, естественная убыль образца 2016 года не является постоянной величиной. После кратковременного триумфа бога брака Гименея брачная статистика на Вологодчине вновь пошла вниз: число бракосочетаний в нашей области упало «год к году» сразу на 15 %, а количество разводов за аналогичный период увеличилось почти на 10 %. А это значит, что и без того неважные показатели рождаемости в перспективе могут стать еще хуже. Дети, конечно, рождаются и вне брака, но влияние этого фактора на общую статистику пока не слишком ощутимо.
Во-вторых, практически сошел на нет такой альтернативный источник прироста населения, как миграция. Январь-сентябрь 2016 года Вологодская область завершила с миграционной убылью: превышение количества выбывших над количеством прибывших достигло 500 человек…
Не будучи специалистом в сфере демографии, не возьму на себя смелость искать научное объяснение всем этим процессам. Но заранее не согласен с теми, кто готов «списывать потери» только на объективные причины. Какими объективными причинами можно объяснить, скажем, тот факт, что в 2016 году в Вологодской области на 20 % выросло число убийств, на 6 % – число самоубийств, на 10 % – количество смертельных отравлений алкоголем, на 14 % – младенческая смертность? Или мы будем доказывать, что качество здравоохранения и эффективность работы правоохранительных органов здесь ни при чем?
Доказывать, собственно, можно все, вопрос лишь в том, кто поверит?