Добро побеждает

№ 16 (598) Рубрика: Житейская история

Детство – самая счастливая пора жизни. Так должно быть. Но так бывает не всегда. Две истории детей, оставшихся без попечения родителей, – тому доказательство. Правда, в нашем случае они обе стали «сказкой с хорошим концом».

????????????????????????????????????

Яблоко для Профессора

В Доме малютки Женьке дали прозвище Профессор. Иначе его никто и не называл, то ли оттого, что был Женька родом из очень приличной семьи, где действительно имелся дед-профессор и мама-доцент, то ли из-за серьезного, не по возрасту, взгляда серых внимательных глаз. Женьке, имевшему от роду один год и два месяца, достались глаза восьмидесятилетнего, умудренного годами старца.
Его маме в свое время сказочно повезло. Выросшая в профессорской семье, она не знала ни в чем отказа, получила приличное образование, к 26 годам защитила диссертацию по органической химии, замуж вышла тоже удачно, в Москве, да не абы за кого, а за человека, владеющего тремя языками и неплохо зарабатывающего как профессиональный переводчик.
О детях речь не шла, пока Наташа не защитится. Любому же понятно, что будущая карьера ученого важнее круговерти пеленок-распашонок. Муж к этому относился с пониманием, тем более, что неожиданно в семью пришла и еще одна удача – его отправили в заграничную командировку, в Швейцарию, на полгода. К предстоящей разлуке Наташа отнеслась с философским спокойствием, в эти полгода ей предстояло защититься. Да вот только именно в эти полгода Наташа поняла, что беременна.
Рассказать радостную новость супругу она не успела. Он позвонил счастливый, чтобы сообщить, что ему предложили постоянное место при Посольстве России в Швейцарии. Жена могла переехать к нему в любое время, хотя он ее и не торопил. Понимал, что до защиты она вряд ли куда-нибудь переедет.
«Хорошо, что мы решили подождать с детьми, – вибрировал в трубке веселый голос мужа. – Был бы у нас ребенок, ни за что бы меня здесь не оставили. Это одно из условий. Как думаешь, мы сможем потерпеть еще года два или три? Мы ведь еще молодые».
Слова о ребенке встали комом в горле. Два или три года в Швейцарии в конце восьмидесятых годов прошлого века воспринимались как сказка. Отказаться от роскошной жизни за границей? Отпустить мужа одного, чтобы его «увела» какая-то посольская пишбарышня? На это Наташа пойти не могла, но и аборт было делать уже поздно.
Решение казалось простым. До защиты она, как могла, скрывала свою беременность. Ей, тоненькой от природы, это было не очень трудно. Всем знакомым Наташа рассказывала, что страшно поправилась на почве стресса. В положенное время Наташа стала кандидатом химических наук, и в положенный же срок родила сына Женьку. Прямо в роддоме написала отказ от ребенка, через две недели после выписки вернулась в Москву, а спустя еще месяц улетела в Берн.
Так Женька попал в Дом малютки. Ребенком он был очень спокойным, никогда не плакал, не требовал повышенного внимания, и все нянечки на него почти молились. Вокруг было много других детей, в том числе и с умственными отклонениями. Так, в соседней с Женькиной кроватке лежал мальчик Андрюша, который в полгода перенес менингит, и мама, чтобы избавиться от инвалида, положила его в кухонную духовку и включила газ. Андрюшу, конечно, спасли, но восстановить здоровье было уже невозможно. Так что толстенький, вечно улыбающийся Андрюша был умственно отсталым, а худенький Женька, наоборот, развитым не по возрасту. С ним никто особо не играл и не занимался, но все малышовые навыки он осваивал на две-четыре недели раньше возрастной нормы. Был он таким бледным, что сквозь прозрачную фарфоровую кожу просвечивали все сосуды. И никогда не улыбался. Совсем.
Только один раз все видели Женькину улыбку. Это случилось в тот день, когда студенты из педагогического института в последний раз пришли в Дом малютки, где проходили практику. Одна из них, возившаяся с Женькой больше других, принесла ему яблоко. Женька, до этого никогда не видевший яблок, взял его в руки осторожно, лизнул глянцевый бок и вдруг улыбнулся.
Спустя 20 лет эта бывшая студентка выяснила, как сложилась судьба Профессора. Когда Женьке было два года, его усыновили. Здоровый и развитый ребенок с хорошей наследственностью вошел в чью-то семью на правах любимого сына. Тайну усыновления никто, конечно, раскрывать не стал, но шепнули, что у Профессора все хорошо. К тому моменту он вместе с родителями жил в Москве и, по иронии судьбы, учился в МГИМО.

Танец с жизнью

Кудрявая и смуглая Светочка была третьим ребенком в семье. Семьи, впрочем, как таковой и не было. Надежда, ее мать, рожала детей без мужа, скидывая их на руки бабушке, а сама продолжала гулять и веселиться. Первого внука бабушка приняла покорно, а после второго твердо сказала, что больше кормить приблудышей не намерена. Поэтому, когда молодая женщина забеременела в третий раз, матери просто не сказала, тем более что виделись они нечасто.
Родив, Надежда написала отказную в роддоме и выкинула из головы новорожденную дочь, как мелкую помеху.
Светланка была крепкой и здоровенькой. Разгульный образ жизни матери на ней не сказался, вот только выглядела она смуглой, имела черные кудрявые волосы, жгучие карие глаза и разлетистые брови, как у отца, уроженца южных республик бывшего Союза. Желающих взять ее в семью было немного.
Но медсестра Людмила и ее муж Алексей при виде Светочки сразу решили: это их ребенок. Девочка, которой было уже полтора годика, при виде их отложила в сторону игрушки, пошла к Алексею, взяла его за руку и сказала: «Папа». Это и решило все дело.
В этом году Светлана заканчивает школу. Будет она, как и ее мама Люда, медсестрой. Девочка уверена, что это нужная и благородная профессия, самая лучшая на свете. Все свободное время она посвящает танцам. В танцкружок ее, трехлетнюю, отвел папа Леша, и с тех пор не пропустил ни одного дочкиного концерта. Папа – самый главный человек в Светланкиной жизни. Конечно, она знает, что неродная ему дочь. С ее внешностью нашлось немало «доброжелателей» открыть ребенку глаза, поэтому Алексей и Людмила предпочли сказать правду сами, когда дочка пошла в первый класс. Света поплакала, но недолго, потому что папа сказал, что она –его принцесса, и он будет любить ее всегда. И Света привыкла верить папе во всем.
А вскоре ее разыскала родная бабушка. Непутевая Надежда призналась матери, что родила третий раз и оставила ребенка в роддоме. С тех пор бабушка стала регулярно приезжать из своего райцентра в Вологду повидаться с внучкой. В семье она как родная. И говорит, что получает здесь столько тепла, сколько никогда не видела от своей беспутной дочери.
А Света мечтает о том, что когда-нибудь выйдет замуж, родит своего ребенка и будет его очень любить, как папа и мама любят ее. И никогда никому его не отдаст.
Алиса Веденеева