экономический рост в России?

№ 05 (545) Рубрика: Позиция Автор: Виктор Антонов

Новый год в Государственной Думе начался для депутата Евгения Шулепова с перехода из комитета по жилищной политике и ЖКХ в комитет по финансовым рынкам. С инициативой смены комитета выступила фракция партии «Единая Россия». Аргументом стала необходимость усиления финансового комитета представителями реальной экономики.

Мы встретились с Евгением Шулеповым, который был избран депутатом федерального парламента после восьми лет работы главой города Вологды. Тема разговора – пути развития отечественной экономики.
– Евгений Борисович, Минэкономразвития ожидает сокращения ВВП на полпроцента по итогам прошлого года. Почему так тормозим?
– Отвечу словами Президента России: «Причина торможения – в наших внутренних проблемах. В дефиците инвестиционных ресурсов, современных технологий, профессиональных кадров, в недостаточном развитии конкуренции, в изъянах делового климата».
Экономическая динамика у нас отсутствует уже несколько лет. И это на себе заметил практически каждый россиянин. Снизились реальные доходы людей, произошла стагнация доходной части бюджетов всех уровней. Печально, что это не кажется критичным экономическому блоку российского Правительства. Чиновники по-прежнему надеются, что цена на нефть вырастет и ситуация исправится сама собой. Но даже в этом случае России не обещают стабильного роста: мы будем по-прежнему отставать от развитых стран.
Считаю, что строить такие прогнозы и тем более действовать в соответствии с ними – недопустимо и просто опасно!
– В чем же опасность?
– Получается, что мы ставим будущее страны в зависимость от внешних условий, на которые трудно влиять! На самом деле наше будущее в первую очередь зависит от собственных усилий. Необходимо ставить сверхзадачи: обеспечить темпы роста ВВП на уровне как минимум 6–8 % в год. И сделать это не за счет роста цен на нефть! Только так можно мобилизовать внутренние ресурсы и значительно усилить наши позиции среди ведущих экономик мира в горизонте следующих 5–7 лет.
– Цель понятна. Но как ее достичь?
– Наш Президент в послании Федеральному Собранию поручил срочно разработать план действий до 2025 года. Эта стратегия позволит уже к 2020 году выйти на темпы экономического роста выше мировых.
Каким образом? Мировая экономическая наука давно ответила на вопрос, при каких условиях растет рыночная экономика. Есть два основополагающих взаимозависимых фактора – предложение и платежеспособный спрос.
Если есть спрос, но нет предложения, – наблюдается инфляция и рост импорта, поскольку люди и предприятия готовы платить любые деньги за нужные товары.
Есть предложение, но нет спроса – возникает кризис перепроизводства, остановка и закрытие предприятий, растущая безработица.
Чтобы предложение устойчиво росло, нашим предпринимателям необходимы вполне конкретные вещи: доступные материальные ресурсы, энергоэффективные производственные мощности, оборотные средства, современные станки, оборудование и технологии, профессиональные кадры.
Исходя из этого, нужно кардинально упростить доступ предприятий и отдельных граждан к местным ресурсам. Речь идет о земле, пашне, лесе, нерудных строительных материалах. Нужно по максимуму облегчить и удешевить подключение новых производственных объектов к инфраструктуре: воде, газу, электричеству…
Все это чисто организационные вещи, которые не зависят ни от цены на нефть, ни от других внешних факторов! Я уверен, что последовательное решение этой проблемы станет мощным драйвером экономического роста.
К сожалению, бумаги у нас зачастую важнее людей и производственных процессов. А должно быть наоборот. Недопустимо, когда бюрократические проволочки не дают людям нормально работать, и они вынуждены тратить время и деньги на получение разрешений. При этом любой чиновник безнаказанно и по самому незначительному поводу может остановить работу предприятия.
Это наглядно демонстрирует ситуация в строительстве и производстве строительных материалов. Обеспеченность жильем у нас почти вдвое ниже, чем в развитых европейских странах. Одна из причин – зарегулированность доступа к земле и инфраструктуре. А между тем строительная отрасль – это еще один мощный локомотив экономики.
– Слишком просто все получается. Обеспечим каждому доступ к ресурсам – и получим рост ВВП. Как в старом лозунге времен революции: «Всю землю – крестьянам!».
– Не совсем так. Есть еще один важнейший фактор – развитие человеческого капитала, прикладной науки, инноваций!
Мир стоит на пороге новой технологической волны. В 90-х годах бурный рост мировой экономики обеспечили компьютерные и информационные технологии. Но тогда мы все «проспали», занимаясь перестройкой. В ближайшие годы, по многочисленным прогнозам, произойдет революция в энергетике. Наступает эра электрического беспилотного транспорта, возобновляемых источников энергии и систем ее хранения. Кардинально изменяются бизнес-модели.
Мы рискуем встретить очередной глобальный виток развития технологий только в качестве потребителей. А вся основная прибыль и новые рабочие места, как и в 90-е годы, будут созданы за рубежом.
При этом многие процессы в инновационной сфере опять же зависят от качества и эффективности государственного управления! Программы обучения в государственных вузах, количество студентов на бюджетных местах и профили их подготовки – все должно исходить из потребностей новой экономики. Особый упор необходимо сделать на подготовку инженерных кадров, конструкторов, технологов, специалистов IT-сферы. А для этого уже на уровне школы необходимо повысить качество обучения точным наукам: математике, физике, информатике.

Необходимо ставить сверхзадачи: обеспечить темпы роста ВВП на уровне как
минимум 6-8 процентов в год.

Работая главой Вологды, одной из приоритетных задач я определил реализацию программы развития естественно-математического образования. В течение нескольких лет мы создавали в школах специальные инженерные классы, открыли естественно-математический лицей, стимулировали интерес учащихся к техническим специальностям, запустили проекты по профориентации. Мы первыми в России начали проводить профессиональную диагностику всех девятиклассников и первыми реализовали проекты «Базовые организации» и «Шефы», позволявшие наладить партнерство между сферой образования и предприятиями. И наши действия принесли ощутимый результат – выросло число студентов по техническим специальностям, увеличился конкурс в техникумы на рабочие специальности, улучшились учебные показатели по математическим предметам, снизился дефицит рабочих кадров на вологодских предприятиях.
Еще одним источником инноваций может стать конверсия. Уверен, что в нашем военно-промышленном комплексе сосредоточены огромные возможности для разработки и выпуска конкурентоспособной продукции гражданского назначения.
– Вы что, опять предлагаете на военных заводах кастрюли выпускать?
– Да, 30 лет назад у нас был неудачный опыт конверсии. Я в то время работал на Вологодском оптико-механическом заводе и руководил военным производством. Помню, как нам навязывали вместо высокоточной оптики выпуск непрофильной продукции. Но она получалась дорогой и неконкурентоспособной по сравнению с зарубежными аналогами.
В сегодняшних условиях я предлагаю абсолютно иную модель конверсии – с использованием современных бизнес-моделей и тех уникальных компетенций, которыми обладают наши предприятия ВПК.
Возьмем выпуск лидаров – оптических сканеров пространства. Они применяются во многих системах, в том числе в системах автопилотов электромобилей. А это сегодня одна из наиболее перспективных и быстроразвивающихся технологий. Недавно Ford объявил о вложении 4,5 млрд долларов в электромобили, а Volkswagen намерен к 2025 году увеличить производство электромобилей до одного миллиона штук в год. Так что наш ВПК мог бы выпускать лидары с расчетом на практически неисчерпаемый спрос на мировом рынке.
Так что не кастрюлями мы должны заниматься сегодня в рамках конверсии, а выпуском высокотехнологичной гражданской продукции с высокой добавочной стоимостью. И делать это должны специализированные компании, которые будут являться дочерними предприятиями ВПК. По сути, вокруг каждого военного завода должен появиться кластер малых инновационных компаний!
– А кто будет финансировать эти проекты? Средства, скорее всего, понадобятся немалые…
– Нельзя добиться роста экономики без доступа предприятий к источникам финансирования. Реальную поддержку нужно оказывать не банкам, а напрямую производственным предприятиям. Это обойдется дешевле, а эффект будет выше.
Например, ежегодно выделяются десятки миллиардов бюджетных руб­лей на поддержку сельского хозяйства. Значительная часть этих средств идет на компенсацию процентных ставок по кредитам и лизингу. То есть реальные деньги получают не сельхозпроизводители, а банки! Эти средства можно напрямую направить на покупку отечественной техники или строительство новых животноводческих комплексов.
Сделать это можно с помощью новых бизнес-моделей: в частности, через вхождение в уставный капитал предприятий. Тогда государство обеспечит сохранность и целевое использование бюджетных ресурсов и получит рычаги для повышения продовольственной безопасности страны.
Это предложение универсально и применимо для любой отрасли экономики. К тому же подобная мера активизирует развитие фондового рынка – еще одного, помимо государства и банков, источника финансирования экономической модернизации. Перспектива привлечения государственных средств через продажу части акций подтолкнет множество компаний к выходу на биржу. А это требует повышения прозрачности деятельности и финансовой дисциплины, развития корпоративной культуры, в целом способствует развитию управления. В итоге такие компании станут привлекательны и для частных инвесторов, включая иностранных.
– Представим, что все ваши предложения получили реальное воплощение, предприятия заработали на полную мощность. Гипотетический военный завод, про который вы говорили, выпустил миллионы лидаров. Что дальше?
– Как я уже говорил, высокотехнологичную конкурентоспособную продукцию нужно продавать на мировом рынке. Но надо развивать спрос и внутри страны. У нас в отличие от западных стран не удовлетворен спрос на многие базовые вещи. Мы отстаем по количеству автомобилей в расчете на одну семью и по среднему возрасту автопарка. Уступаем по обеспеченности жильем, его состоянию и оснащению элементарными удобствами. Решить проблему могут сверхдешевые кредиты для населения.
Вспомните, когда в 2015 году на несколько процентов была снижена процентная ставка по ипотеке с государственной поддержкой, это мгновенно активизировало спрос на жилье. Строительный рынок был спасен от катастрофы. Убежден, что процентные ставки по кредитам в нашей стране сильно завышены. К примеру, чистая прибыль Сбербанка в прошлом году по сравнению с 2015 годом увеличилась вдвое и достигла полутриллиона рублей. Банки жиреют – экономика хиреет. Ставки нужно снижать!
Но сверхдешевые кредиты надо использовать обдуманно и аккуратно – в комплексе с мерами по стимулированию предложения. Иначе мы опять разгоним инфляцию.
К слову, к базовому потреблению относятся и услуги государства. Именно они определяют качество жизни. Нам остро не хватает хороших дорог, современных спортивных комплексов, детских садов, школ, больниц… Нам много чего нужно! И при этом срочно! Спрос есть, а денег в регионах нет.
Поэтому необходимо пересмотреть межбюджетные отношения в пользу регионов и муниципалитетов. Это не политический, а сугубо хозяйственный вопрос. Но он имеет принципиальное значение для активизации работы местных элит и поддержки спроса. Например, передача только одного налога НДФЛ в полном объеме на уровень муниципалитетов способна в разы увеличить их инвестиционные программы. Эти деньги пойдут на строительство новых объектов, которые, как правило, осуществляют местные предприниматели. Такая мера способна за несколько лет преобразить наши города, в которых сегодня живет большая часть населения России!
Кроме того, нужно совершенствовать механизмы работы федеральных целевых программ. Регионы и муниципалитеты тратят огромные усилия, чтобы попасть в эти программы, но не имеют никаких гарантий получения средств. Условия программ, сроки и суммы их финансирования ежегодно меняются. Считаю, что с помощью целевых программ следует финансировать только уникальные комплексные проекты федерального масштаба. А относительно простые задачи, вроде строительства детских садов или школ, вполне можно решать на местном уровне, если у муниципалитетов будет достаточно средств.
Госзаказ и госзакупки – это тоже очень мощный рычаг поддержки спроса, если деньги получают местные производители, а не различного рода посредники и компании, зарегистрированные в офшорах.
Спрос может поддержать и регулирование деятельности крупных государственных и частных компаний, в первую очередь монополий. К ним вообще много вопросов! Зачастую именно они разгоняют инфляцию, повышая тарифы и цены на свою продукцию. Эти факты должны жестко пресекаться антимонопольными службами. Плюс к тому они закупают огромное количество товаров и услуг, но небольшим компаниям получить их заказы чрезвычайно трудно. В Вологодской области действует проект «Синергия роста», который направлен на решение этой проблемы. В результате объем закупок у малого и среднего бизнеса компаниями «Северсталь» и «ФосАгро» всего за два года вырос в несколько раз! Этот опыт можно распространить на всю Россию.
– Ваши предложения, безусловно, поддержат спрос на базовые товары и услуги. Но, допустим, я не куплю второй автомобиль, если у меня уже есть один. Выходит, спрос придется искусственно создавать, если мы хотим обеспечить устойчивый рост экономики.
– Именно этим и занимаются инновационные компании! Обеспеченному потребителю нужно предлагать то, чего у него никогда не было. Представьте, какие здесь кроются перспективы! Это создает колоссальный рынок и колоссальный спрос – работы хватит на несколько десятилетий вперед!

Требуется сделать 10 шагов вперед

• Повысить эффективность государственного управления.
• Упростить доступ предприятий и граждан к местным
ресурсам и инфраструктуре.
• Сориентировать программы обучения в школах и вузах
на потребности экономики.
• Перевести ВПК в режим конверсии.
• Средства господдержки направлять напрямую
производителям товаров и услуг.
• Поддержать экспорт высокотехнологичной продукции.
• Снизить ставки по всем видам кредитов и обеспечить
сверхдешевые кредиты населению на покупку автомобилей
и жилья.
• Пересмотреть межбюджетные отношения в пользу регионов
и муниципалитетов.
• Упростить участие регионов в ФЦП.
• Усовершенствовать систему госзакупок и контроля
за деятельностью госкомпаний и монополий.