Экспорт растет, уровень жизни падает

№ 17 (599) Рубрика: Реальный сектор Автор: Михаил Львов

По данным Вологдастата, в 2017 году экспортные поставки промышленной и сельхозпродукции из Вологодской области в зарубежные страны выросли почти на 20% и достигли 3,4 миллиарда долларов. Однако никакого позитивного влияния на уровень жизни вологжан этот статистический факт не оказал.

В условиях многоотраслевой экономики динамика роста экспорта является важным показателем общего состояния экономической среды. Но Вологодчина, увы, не относится к регионам с диверсифицированной индустрией и высокопроизводительным аграрным комплексом. Структура областной экономики, не в обиду будь сказано, роднит нас с пресловутыми «банановыми республиками», делающими ставку на одну господствующую отрасль. В нашем случае преобладающую (если не сказать, подавляющую) роль играют лишь две отрасли – металлургия и химическая промышленность. Именно они и «снимают сливки» с оживления вологодской внешней торговли: на долю металлургов и химиков приходится в общей сложности 82-83% регионального экспорта и почти 90% от вышеупомянутого положительного прироста экспортных поставок.
Впрочем, отсутствие отраслевой диверсификации не объясняет то загадочное обстоятельство, что денег в Вологодскую область поступает больше, а качество жизни населения продолжает ухудшаться. И традиционные манипуляции с цифрами, позволяющие выдавать желаемое за действительное, не меняют сути дела.
Наглядный пример. С 2014 по 2017 год включительно душевые доходы вологжан выросли без малого на 20% – с 22 до 26 тыс. рублей в месяц. Таким стремительным ростом благосостояния в этот период не могла похвастаться ни одна развитая страна, за исключением Китая. Но для того чтобы понять истинную ценность этих данных, посмотрим на более объективный маркер – покупательную способность тех денег, которые зарабатывают наши земляки. И вот тут картина разворачивается совсем под другим углом зрения. Если в 2014 году среднестатистический вологжанин мог купить на свою ежемесячную зарплату 88 кг говядины, то в 2017 году его условный мясной «паек» упал сразу на 13 кг ежемесячно – до 75 кг. Не лучше ситуация и по промтоварам массового спроса. К примеру, в 2014 году зарплата среднестатистического вологжанина позволяла ему приобрести 12 пар детских сапог в месяц, но к 2017-му покупательная способность наших земляков «упала» до 7 пар.
Хочешь не хочешь, но трудно избежать нелицеприятных вопросов: в какой же Бермудский треугольник, в какую черную дыру проваливаются миллиарды долларов, получаемых нашими экспортерами? Почему при таком гигантском профиците внешней торговли бюджет нашего региона никак не может избавиться от долговой нагрузки (даже сейчас, после некоторого оздоровления областной казны, государственный долг Вологодчины существенно превышает 20 млрд рублей)? Почему процветание предприятий-экспортеров никак не отражается на материальном благополучии людей, живущих на одной территории с этими предприятиями?