Еще раз о вологодском голоде

№ 03 (585) Рубрика: Загадки истории с павлом патраковым Автор: Павел Патраков

Голод наступил из-за того, что вместо восстановления парализованного производства продовольствия большевики занялись бесплатным распределением конфискованного на государственных складах и у «буржуев».

Внеэкономические методы распределения продуктов произвели на свет бесчисленное количество контролеров, учетчиков, проверяющих и проч.
Начался безудержный рост аппарата: к 1920 году число совслужащих было вдесятеро больше, чем при царе. Причем даже самые нижние категории чиновников нового времени имели привилегии в виде сытных продпайков.
Причем некоторые пайки были такими, что возмутился даже Ленин. Усиленное питание получали не только красные командиры и комиссары, но и партработники, чекисты, «придворные» литераторы. Насколько усиленное, спросите? Один фронтовой красный комиссар ежесуточно получал 800 граммов хлеба (как шестеро вологодских рабочих) и 200 граммов мяса (как полтора десятка рабочих).
В голодающей Вологде были и те, кто ухитрялся получать два пайка и более. Так, врачи и фельдшера 6-й Армии, получавшие красноармейский паек от своей интендантской службы, под шумок обратились за пайком в городской продкомитет. Бюрократическая машина дала сбой: дублирующие карточки были выданы (правда, через какое-то время со скандалом отобраны).
В целом флегматичная Вологда выделялась в ряду губернских городов: здесь была задействована схема своего рода «перекрестного опыления». Один начальник давал должности и пайки родственникам другого начальника, а своих родственников устраивал к партнеру по сделке. Так удавалось избежать наказуемой в партийном порядке семейственности и в то же время обзавестись хорошими пайками на всех членов своей семьи.
Был еще один надежный источник пополнения запасов продовольствия для ответработников Советской власти – дешевая распродажа продуктового конфиската. Продукты по символическим ценам продавались служащим ЧК и других советских учреждений согласно особым спискам. Из того же источника выдавались продукты для командировок по делам службы, при вступлении в брак, по рецептам врачей: сливочное масло и чай, сахар и мука, рис и мясо, пшено и табак.
Помимо всего прочего советские и партийные чиновники были прикреплены к предприятиям сельского хозяйства. В сентябре 1920 года Вологодская губернская земельная комиссия сообщила в Наркомат земледелия о том, что ответственные работники приписаны к совхозам для получения дополнительного питания. Численность счастливчиков не превышала полутора сотен человек. При этом количество рабочих в Вологде в 1920 году составляло 6 тысяч человек, еще несколько тысяч относились к «эксплуататорским классам» – домовладельцы, бывшие чиновники, остатки купечества и промышленников, лица свободных профессий. Все они были лишены надежды на доппаек и были обречены на нищенское существование под «красным знаменем освобожденного труда»…