Если надо, мы и сейчас Родину защитим!

№ 11 (593) Рубрика: Журналисты за победу Автор: Татьяна Охотникова

В преддверии главного праздника страны - Дня Победы - «Наша Вологда» публикует серию интервью с героями, которым мы обязаны жизнью, свободой и мирным небом над головой.

Не раз его хоронили заочно. Впервые – когда 17-летний партизан с товарищами пошел на задание. Все сидели в засаде, и, когда на опушку леса выехал немецкий бронетранспортер, Вася выскочил с винтовкой-трехлинейкой. Товарищи быстро растворились, а немцы все надвигались. Вася отстреливался от фашистского огня, покуда не понял: худо дело, надо уходить. И тут в него врезала очередь. Пулей вырвало клок шинели, а сам чудом уцелел. Но в партизанском отряде паренька уже «похоронили», не думали друзья, что в такой схватке он сможет выжить. Брел обратно лесами, плыл через реку, дорога неблизкая. Вернулся только через двое суток после того боя. Товарищи глянули на Васю ошеломленно, спросили: «Откуда ты? Из-под земли?» И только позже они признались, что командир отряда приказал им тело Васи найти и похоронить с почестями.
«Мечтал стать летчиком»
Сегодня этот красивый и высокий, под два метра ростом, мужчина живет в просторной квартире на Ленинградской улице с дочерью Натальей и ее семьей. Он окружен заботой и уходом. Рядом – любимый лохматый спаниель Грета, очень воспитанная и тактичная собака, тоже уже «пенсионер». На столе – стопки фотоальбомов, на стенах – портреты многочисленной родни. На почетном месте – фото с женой. Кажется, жизнь удалась. Но много тревог и раздумий у пожилого человека. Ими он поделился и со мной.
Василий Бидненко родился на Украине 92 года назад. Сложно даже воображением охватить такой отрезок времени, а не то что представить, что прошел и испытал этот человек. Шли чередами эпохи, менялась страна и люди, правители и сам строй. Попробовать «на вкус» дату рождения нашего героя – 22 февраля 1926 года – непросто. На память приходят послереволюционная разруха, новое деление государства на национальные республики, конец эпохи нэпа, зарождение колхозного движения, индустриализации СССР. И – намеки на будущий украинский голодомор.
Василий Андреевич запомнил родную деревню Макеевку красивой, зеленой, просторной, а землю – жирной и плодородной. Родители сами построили в ней дом и работали в колхозе: отец Андрей Тихонович – бригадиром полеводов, мать Марина Прокопьевна – разнорабочей.
«Мама была большой рукодельницей, – с удовольствием вспоминает Бидненко. – Дома ткала холсты на большом деревянном станке и белила их на весеннем солнце. Сама и шила, и вышивала. Да все женщины в то время могли это делать: стыдно было не уметь. Детей у мамы родилось двое: я и сестра Ольга – 1930 года, ее уже нет с нами. Росли мы в достатке: родители всегда держали корову, поросят, кур. Своих продуктов хватало: сало и мясо, картофель и овощи, зелень. Фрукты в изобилии росли в большом саду. Не хватало в быту тогда только промышленных товаров. Помню разговоры взрослых того времени: за «мануфактурой» (тканями), обувью, одеждой ездили в Киев. А в целом детство у нас с сестрой было счастливым. В 1933 году я пошел в школу. Мечтал стать военным летчиком: профессия тогда считалась очень престижной, почетной. Только и говорили, что о возможной войне, про подвиги летчика Валерия Чкалова. Помню, как мой двоюродный брат учился в Киевском артиллерийском училище и как-то приехал к нам в гости. Мое детское воображение навсегда оказалось поражено красотой его офицерского кителя. Время было такое!»
Помнит наш герой и голод, нагрянувший в его родные места в те же годы. Страшное было это время, он уже в школу ходил. Некоторые односельчане так страдали от голода, что, добравшись до продуктов, объедались и умирали. Семью Василия голод не одолел: труженики они были, держали скотину и тем выжили. И другим помогали. Пережили и это. А тем временем наш герой окончил восемь классов, впереди, казалось, было много разных дорог – выбирай кем стать. Но в мирную жизнь колхозников опять пришла беда.
Вася-партизан
Василий Андреевич помнит тот летний день 1941 года, как сейчас: «Солнце с утра припекало нещадно, – рассказывает ветеран. – Мы, подростки, побежали в лес за валежником. Настроение – прекрасное, смех, радость от ощущения молодости и яркого солнца. Потом долго купались на реке Удай. Вернулись домой – люди хмурые кругом, без улыбок. Женщины плачут. Так и узнали мы страшную весть: началась война. С первых же дней дети и подростки стали работать для фронта. А вскоре началась для Украины и многих регионов страны трагическая страница – оккупация. Фашистский режим, «Новый порядок», по некоторым подсчетам, уничтожил каждого пятого украинца. На оккупированных территориях нацисты убили миллионы мирных жителей. После их ухода обнаружены почти 300 мест массовых казней населения, 180 концлагерей, 400 гетто. К примеру, на территории только Украины во время оккупации было уничтожено почти четыре миллиона мирных жителей.

После войны армия стала судьбой. 1948 год.
(Бидненко — сидит крайний справа).

Народ узнал, что такое беспощадный враг, который без суда и следствия расстреливал тех, кто был против фашистского режима, да и не только их, а женщин, детей и стариков, – волнуясь, вспоминает Бидненко. – Но наш народ не хотел сдаваться, велико было желание сопротивляться, не пускать врага дальше в глубь страны. Повсюду возникало коммунистическое и комсомольское подполье, формировались партизанские отряды, в том числе и в моей родной Черниговской области. Ушел в партизаны и я, мне было 17 лет. С мая по сентябрь 1943 года я провел в партизанском отряде. Мы подрывали эшелоны с техникой, с личным составом и оказывали всяческую помощь нашим солдатам. Обстреливали немецкие обозы, ставили преграды на дорогах, повреждали связь между немецкими войсками, помогали всеми своими силами громить фашистов. Поскольку были еще детьми, мы несильно привлекали внимание врага. Под видом попрошаек или нищих бродяжек проникали в расположение немцев, занятые ими деревни. Перед этим нас хорошо инструктировали, чтобы мы не прокололись. Записывать, конечно, ничего было нельзя. Поэтому мы считали немецкую технику и после клали камушки в карманы – по числу машин и другой техники в левый – столько, сколько машин и мотоциклов насчитаем слева от себя, в правый – сколько справа».
И лишь однажды чуть не погиб Вася в партизанах – о том памятном бое я рассказала в начале. А от захватчиков Украина освободилась только 17 сентября 1943 года.

1947 год. С боевыми товарищами (Бидненко — третий справа во
втором ряду).

«Однажды немцы добрались и до нашей семьи, решили нас расстрелять, – вспоминает Бидненко историю, которая прочно вошла в святые семейные рассказы. – Полицай из местных подкупил племянника, тот пришел к нам в гости и незаметно подложил в хлев, в кормушку корове, боевые патроны. Это значило верную смерть: если такие находили у деревенских, значит, ты – пособник партизан или диверсант. Уже через час к нам ворвались староста с приспешниками и сразу бросились к коровам. Мы поняли, откуда патроны, но было поздно. Маму и меня арестовали и повезли в районный центр в жандармерию. Но нам повезло. К счастью, начальник полиции Варвинского района, куда входит Макеевка, был наш хороший друг и как раз готовился организовать партизанский отряд. В общем, он нас спас, хотя мы были тогда на волосок от смерти».
«Мы – мирные люди, но наш бронепоезд…»
После партизанских лесов были у Бидненко трудные дороги войны уже на фронте – служил в Башкирии, где проходил подготовку к фронту. Жили в землянке, обучались военному делу на деревянных макетах винтовок – настоящих не хватало. В 1944 году был артиллеристом на Втором Белорусском фронте, потом отправили на Третий Белорусский фронт, где был командиром расчета. Далее – Прибалтика, оттуда пошли в наступление на Восточную Пруссию. Василий Андреевич был уже командиром расчета 120-миллиметровых минометов. День Победы встретил наш герой на Балтийском море – в Кенигсберге: «Взяли город, и вечером 9 мая я заступил на ночной пост. И вдруг ровно в полночь как загромыхало! Небо просветлело, как днем! Мощные залпы орудий грянули с такой силой, что я подумал: «Опять немцы прорвались!» Летят разноцветные ракеты, крики, шум – прибежали мои сослуживцы, кричат: «Васька, Победа! Мы победили!» Радости столько было! Ведь мы все – русские, украинцы, татары, таджики не делили Родину, потому и победили! Мы потеряли в Восточной Пруссии 270 тысяч солдат и офицеров. Выполняли свой долг, нас вела любовь к Родине, к своим родителям, детям. Я и сейчас верю в девиз: «За Родину, за Сталина!» Именно поэтому мы и победили. Это теперь мы все разбрелись по своим «квартирам» и сидим, не высовываемся. А тогда бы не победили без этой дружбы и единения».
Про боевые действия Бидненко распространяться не любит. Воевал – и воевал. За участие в войне удостоен боевых наград: медалей «За отвагу» и «За взятие Кенигсберга».
Почти сразу после войны поступил Василий в Череповецкое военное училище. После была служба на Кубе, там в начале 60-х годов ХХ века было сложное политическое положение. Особенно острое военное противостояние между СССР и США возникло в октябре 1962 года, которое было вызвано размещением США ядерного оружия в Турции в 1961 году и впоследствии тайной переброской на Кубу военных частей и подразделений Вооруженных Сил СССР, техники и вооружения, включая ядерное оружие. Кризис мог привести к глобальной ядерной войне. Кубинцы называют его Октябрьским, а мы – Карибским кризисом.

В семье фронтовика к фотографиям — отношение трепетное.

«На Кубу военных направляли не в приказном порядке, – рассказывает ветеран. – Вызвали двух офицеров и меня третьего. Спрашивают, мол, кто хочет поехать? Но военные побаивались лететь в такую даль после Карибского кризиса. Один сослался на болезнь, второй – не выказал особого желания. Я третьим стоял. «А вы что, товарищ капитан, тоже струсили?» – спрашивает меня командир. Я и полетел. И не пожалел – красивая страна, хорошие люди. И служба там была интересная, хотя и опасная. В общем, провел я 33 года в армии. На службе Родине прошел путь от рядового до полковника».
За эти трудные годы с женой, с которой познакомился в Доме офицеров города Архангельска, вырастили двух детей. Прожил с Елизаветой Григорьевной 55 лет. Одиннадцать лет уже живет без нее. Дочь – врач высшей категории, сын – полковник. Старший внук – подполковник, младший – майор, зять – подполковник. Никто не хочет войны, она – горе, слезы, грязь и смерть. Но, если надо, мы снова защитим свою Родину.

1953 год. В руках главное богатство — дочь Наташа.

После окончания службы у Василия Андреевича, как и всех кадровых военных, был выбор любого города СССР. Он выбрал Вологду – и ни разу не пожалел:
«Такое ощущение, что живу в Вологде всю жизнь, – итожит разговор ветеран. – Чудесные в нем люди, творческие, трудолюбивые и отзывчивые. Красивый город – лучше его и не найти. Рыбалка и охота, клюква, брусника, грибы. Нет, я не прогадал нисколько!»

Пять лет назад со старшим внуком решил ветеран навестить родные места. Проехали на машине почти всю Украину с востока на запад. Навестили могилы отца и матери, дядей и тетей, встретились с родственниками. Все те же белые хатки, яркие подсолнухи, бескрайние поля и степи, щедрое плодородие земли. И люди – те же, наши братья. Встречали очень радушно, как будто не было этого разделения, политических потрясений. Но со вздохом констатирует, что сейчас бы уже так свободно не съездить: время другое, с каждым годом все больше препятствий для въезда на территорию той страны. Даже связи с родными прервались: это небезопасно для тех, кто живет на Украине. Надолго ли? Кто знает.
***

Самые дорогие люди — всегда рядом.

Если сложить все годы, которые служила и служит России династия военных Бидненко, – наверное, получится больше века. Но он не считал. Он просто гордится своей Родиной, службе которой отдал всю жизнь: в партизанах, на фронте, в мирной жизни и в воспитании своего потомства и молодежи в школах, вузах. 9 мая наденет наш герой свой тяжелый китель и снова пойдет на улицы города, ставшего родным. На Праздник Победы – пусть и печальный, но такой жизнеутверждающий.
Татьяна Охотникова
фото автора