Галина Бутусова. Не изменяя судьбе

№ 29 (569) Рубрика: планета вологда с татьяной охотниковой Автор: Татьяна Охотникова

Медик по диплому, журналист по призванию, человек по совести. Это все о ней – Галине Васильевне Бутусовой, ветеране вологодской журналистики.

Старейший журналист Вологды Галина Бутусова готовится к своему 80-летнему юбилею. Для людей ее поколения главными жизненными ценностями всегда были и поныне остаются терпение и труд.
Путь Галины Васильевны был усыпан не лепестками, а острыми шипами. Если бы ее мама могла представить, что суждено пережить ее дочурке, сердце женщины разорвалось бы от боли. Но, покинув этот мир в 36 лет, она так ничего и не узнала…
– Я появилась на свет в очень особенном для нашей страны году – 1937-м, – вспоминает Галина Васильевна. – В семье была четвертым ребенком. Родители – из классической советской интеллигенции: мама закончила Ленинградский библиотечный техникум, папа после службы на флоте работал судьей, затем – председателем Белозерского райисполкома.
Отец с утра до ночи пропадал на работе, мама в 1940 году родила еще сестренку – Томочку. А потом случилось большое горе: полоща белье на реке, мама поскользнулась на мостках и сломала позвоночник. Она и так болела туберкулезом, а тут слегла совсем. Помню, как она лежала в комнате, а мы, малыши, ползали по ней. Мама молча плакала, гладила нас, но ничего для нас уже сделать не могла. Только просила папу: «Вася, сохрани детей…»
В 1944 году мамы не стало. Это было страшное время. Голод, холод, страдания и смерть вокруг. Помню, как из-под снега старшая сестра выкапывала мерзлые картофелины. Мы жарили из них «лепешки», и ничего вкуснее я в жизни не едала! В 1945-м пошла в школу, а на ногах-то почти не стояла, падала в обморок от дистрофии. Так и училась: день – в школе, день – дома на холодной печи. Никто не верил, что выживу…
Спасли Галю добрые люди. Сначала – простая колхозница, женщина-комбайнер. Взяла к себе, поила от своей тощей коровенки молоком. Потом «эстафету добра» приняла еще одна вдова – председатель колхоза, которая несколько месяцев держала Галю у себя в избе на «прикорме».
К тому времени отец привел в дом мачеху – властную женщину с двумя детьми. Для Гали настал кромешный ад…
Если вы не забыли сказку про Золушку, то наглядно представите, как жила девочка в те жуткие годы. Домашней работы было не переделать: напилить в одиночку большой пилой дров, расколоть, наносить здоровенную бочку воды, полить огород, подоить корову, отнести молоко на ферму для сдачи. Уборка дома, присмотр за младшими – тоже на ней. К урокам приступала не раньше десяти вечера.
А мачеха с отцом тем временем родили еще двоих малышей – теперь в семье было уже восемь детей. Мачеха ни разу в жизни не приласкала Галю, зато исправно била ее кулаками, таскала за волосы, пинала при любом случае. Все десять лет, что прожила с мачехой, она по ночам плакала в подушку и вспоминала свою несчастную маму.
– В 1955 году я наконец-то закончила школу и уехала из дома, с которым было связано столько бед, – говорит Галина Васильевна. – С тремя подружками приехала в Великий Устюг поступать в библиотечный техникум. Но потом все четверо передумали и отнесли документы в медицинский техникум.
Сердобольная и добрая Галя не раз падала в обморок при виде кровавых ран. Но, упорная и целеустремленная, она с хорошими отметками закончила техникум, получила диплом и по собственному желанию отправилась в глухомань – в медпункт Широковского лес­промхоза на границе с Никольским районом.
– До Широкова было 73 километра, и все это расстояние я шла на своих двоих следом за телегой, – вспоминает Галина Васильевна. – Такие дороги были, что лошадь мой чемодан еще могла тащить, а меня, маленькую девчонку чуть поболе полутора метров ростом, уже не потянула бы…
В первую же ночь к молоденькой фельдшерице привезли рабочую леспромхоза с родовыми схватками. Приняла двадцатилетняя Галя роды, обрезала новорожденному мальчонке пуповину да и прилегла. Поутру слышит шум. Пошла к пациентке, а возле нее уже вся семья собралась: мужичок с ноготок и пятеро ребятишек: при­шли за мамкой…
Галя долго привыкала к своеобразному сельскому быту. Жили без колодца, на реку ходили за километр, одевались в грязное рванье! Фельдшерица терпеливо учила женщин гигиене и элементарной культуре. И для нее самой это был огромный опыт…
Через год Галя из леспромхоза уехала. Жених ее оказался настойчив, каждые выходные приходил к ней пешком из Рослятина, где работал председателем районного комитета по спорту.
– Вышла я замуж, стала организовывать медпункт в Рослятине: до этого он располагался в половине жилой избы, – рассказывает Галина Бутусова. – Приходилось самой таскать мебель в новое здание.
Было тяжело без поддержки властей, и вот тут у Гали появилась потребность писать! В местной районной газете вышла ее первая статья под названием «Побольше помощи молодым специалистам!» Статью заметили, и помощь пришла почти сразу. Но все равно было тяжело: на работу ходила за пять километров каждый день полем – туда и обратно. Зимой стежку заметало, и однажды Галя провалилась в силосную яму по горло. А была уже беременная, семь месяцев сроку. Еле выбралась. Ночью заболел живот, начались схватки. Муж послал: «Иди рожай». И Галя пошла – среди ночи, за полтора километра, одна. Никакой «Скорой помощи» на селе тогда не было. И вот 6 марта 1959 года родилось ее счастье по имени Танюша.
Отработав в медицине
12 лет, Галя решила: хватит, надо попробовать что-то другое. Чувствовала в себе неукротимый творческий потенциал. Кроме того, ей очень нравилось создавать из слов тексты. Все ее статьи в редакциях принимали сразу и почти без правки, даже постоянную работу предлагали. Но Галина понимала: без образования в таком сложном деле нельзя.
– Узнала я, что в Ленинградской высшей партшколе учат на работников печати, – продолжает Бутусова. – Мужу сказала, а он скривился в ответ: это еще зачем? Но я сказала, как отрезала: не хочешь, мол, разводись, а я поеду с Таней.
В итоге в Ленинград поехали втроем, и это были, по признанию Галины Васильевны, самые счастливые годы ее жизни. Училась в Таврическом дворце. Всегда активная и энергичная девушка и тут не изменила себе: стала старостой курса. За четыре года вместе с сокурсниками обошла все
98 музеев Питера. А кроме музеев – театры, выставки, экскурсии. Муж устроился на работу электриком, Тане наняли учителей музыки. Замечательное было время!
– Группа очень дружная подобралась, преподавали самые блестящие профессора, – говорит моя героиня. – Настало время практики, и студенты отправились в престижные столичные газеты – «Правду», «Известия», «Комсомолку». А я поехала в родную Вологду, в «Красный Север». В итоге «разбор полетов» после практики проводили на моих публикациях: сокурсники представили одну-две малюсенькие информашки, а я привезла из Вологды тридцать полноценных материалов. Тогдашний редактор «Красного Севера» Николай Михайлович Цветков не хотел меня отпускать обратно: «Не вернешься ведь в Вологду, там застрянешь! А у тебя талант!» Но, закончив партшколу почти на одни пятерки, я вернулась именно в «Красный Север», где и проработала много лет…
Галина Бутусова возглавляла в главной областной газете отдел информации, потом – отдел культуры. Изъездила всю Вологодчину вдоль и поперек. Интервью с артистами, художниками, писателями, очерки о людях труда – все это значительно расширило ее кругозор. Ветеран труда, «Отличник печати», она покорила Эльбрус и еще много других вершин – горных и жизненных. Борьба за трезвость, Общество книголюбов, движение Красного Креста и Красного Полумесяца – до всего в жизни ей было дело. Выросли дочка, внучка, а правнучка-школьница пишет сочинения на материале большой и содержательной жизни любимой прабабушки Гали.
– Об одном жалею – сейчас не пишу, – грустно говорит Галина Васильевна. – Хотя иногда так хочется сесть за стол по старинке, взять бумагу, ручку и создать большую книгу о своей жизни, о своем поколении. Есть что рассказать – и хорошего, и горестного…