Ген разрушения

№ 22 (604) Рубрика: Среда обитания Автор: Михаил Скляр

Нынешняя городская администрация имеет шанс войти в историю Вологды как команда «ликвидаторов», ориентированная не на созидание, а на разрушение.

Ученые мужи считают лженаучной версию о наличии в геноме человека особого «гена разрушения». Но объяснить некоторые человеческие поступки без этого гена довольно сложно.
Если взять для примера деятельность сегодняшней исполнительной власти города Вологды, то она, пожалуй, просто зациклена на программе из трех букв «у»: убрать, устранить, уничтожить. Чтобы оценить масштабы трагедии, вспомним хотя бы про частные торговые киоски, моментально стертые с лица земли, вследствие чего сотни вологжан остались без работы и тысячи – без качественной и дешевой продукции (преимущественно без фруктов и овощей). И это только один пункт в списке потерь, понесенных Вологдой за считанные месяцы работы новой мэрии.
В обширном перечне уничтоженного: парк городских троллейбусов, от которых остались рожки да ножки; прославленные в прошлом фестивали национального и международного значения, выродившиеся в бесцветные «дворовые турниры»; полюбившиеся вологжанам объекты городской среды – Красный пляж, Треугольный сад, фонари-одуванчики на пешеходном мосту и еще многое другое.
По сути, в городе разрушена система социальных инноваций. От некогда гремевших на всю страну социально значимых проектов почти ничего не осталось. Даже знаменитая «Забота» на практике постепенно сходит на нет. Это четко показало последнее повышение цен за проезд в городском общественном транспорте, когда стоимость билета для всех пассажиров выросла на один рубль, а для обладателей электронной версии карты «Забота» – на два руб­ля. Простейший математический расчет показывает, что еще пара-тройка таких индексаций – и льготный проезд для вологодских пенсионеров будет истреблен подчистую. В то самое время, когда, скажем, в Москве и Московской области пенсионеры могут бесплатно пользоваться автобусами, троллейбусами, трамваями, а с недавних пор и электропоездами пригородных маршрутов. В среднем же по России, по данным из открытых источников, билеты для льготных категорий пассажиров городского транспорта стоят в пределах 15-17 рублей – почти на 35 процентов дешевле билетов для владельцев вологодской электронной карты «Забота». Позаботились, одним словом…
Так что чиновникам из вологодской мэрии вряд ли стоит ждать особой симпатии со стороны старшего поколения. Впрочем, как и со стороны образованной молодежи, которая ранее принимала активное участие в городской жизни. Как сказал вологодский журналист Иван Беляев: «При одном мэре с тобой будут носиться как с писаной торбой, при другом просто сломают и вывезут на дрова то, что ты сделал». Судьба разобранного «Красного пляжа» – наглядный пример. Взамен мэрия предложила колхозные скамейки из паллет, наспех сооруженные у Драмтеатра. Хотя для молодежи важна не столько городская среда, сколько отсутствие серьезных перспектив трудоустройства. В условиях деградации местной промышленности и малого бизнеса, сокращения спроса в сфере торговли и услуг наиболее предприимчивая часть молодых вологжан предпочитает искать счастья за пределами своей малой родины. Упрекать их в отсутствии патриотизма бессмысленно, да и несправедливо: человек всегда ищет, где лучше…
И даже основу основ любой власти – управленческий истеблишмент – с большим сомнением можно считать приверженцами нынешней городской администрации. Об этом косвенно свидетельствует состав вновь сформированного Общественного совета г. Вологды, где и на этот раз не нашлось места многим авторитетным горожанам с активной гражданской позицией, зато в достатке тех, кто «лично предан» городской верхушке и готов идейно обосновать любую инициативу исполнительной власти. А это значит, что наиболее талантливая и энергичная часть управленческих кадров города Вологды опять оказалась «вне игры»…
Возникает ощущение, что не избранной всенародно, а стало быть, и не под­отчетной населению мэрии просто «по барабану», как оценивают ее действия горожане любых социальных сословий и групп – предприниматели и «государевы люди», молодые и пожилые. Мне представляется, что сегодня одинаково обиженными чувствуют себя в нашем городе все, кроме узкой прослойки прихлебателей, занявших удобные места у бюджетного корыта.