Генералы песчаных карьеров

№ 32 (614) Рубрика: Больной вопрос Автор: Ирина Полетаева

Поистине историческое событие состоялось в областном правительстве: впервые за много лет в одном из вновь построенных домов уведомления о предоставлении жилья получили сироты. Счастливая новость кардинально меняет судьбы 19 выпускников детских домов. Однако ситуация немного омрачилась «временными трудностями». Впрочем, как без них? Попробуем разобраться.

Скоро, очень скоро первые, столь долгожданные новоселья все же состоятся. Об этом «Нашей Вологде» рассказали в Правительстве Вологодской области:
– Вопрос о приобретении жилья для детей-сирот на территории города Вологды решается в первоочередном порядке. В этом и предыдущем году были заключены госконтракты на участие в долевом строительстве 439 однокомнатных благоустроенных квартир площадью от 28 до 36 кв. м в шести многоквартирных домах, из них 259 квартир – с передачей гражданам до конца текущего года, 180 квартир – с передачей детям-сиротам в 2019 году, – такой информацией очень конкретно, языком цифр поделился Департамент строительства.
Вот-вот сдвинется с мертвой точки одна их самых больных проблем: будут сданы дома-новостройки, в которых в общей сложности должны получить долгожданные собственные квадратные метры 450 сирот, живущих в разных районах области.
«Я семь лет боролась за это!»
Родители бросили их при рождении, отказались. Мало у кого – умерли. Как же живется им теперь, уже выросшим?
Они рядом с нами. Сограждане часто говорят, что люди эти, мол, «несчастненькие, им в жизни досталось». Но когда речь заходит о возможном соседстве с ними, выходят на демонстрации, да с пиками и кольями – и так вплоть до приемной Президента. Подобные протесты в Вологде были летом 2015 года в Лосте, когда там заложили 120-квартирный дом для выпускников детских домов.
Вот-вот получит долгожданные ключи от квартиры 26-летняя Ирина Коронина (на фото): она шла к этому счастливому моменту целых семь лет. Когда девочка была совсем маленькой, ее мама упала на улице и сильно ударилась головой об асфальт. Больница, операции, тяжелая инвалидность. В сентябре 2005 года женщину ограничили в родительских правах по состоянию здоровья. А дальше были смена школы, жизнь с бабушкой и дедом. Они и заботились о внучке, жалели, но все же такой крутой жизненный перелом без потерь пережить в тринадцать лет сможет далеко не каждый подросток.
В 18 лет Ира устроилась на работу, ушла из дома к подруге и задумалась о своем жилье. В горадминистрации заявила чиновнице: «Мне негде жить, что делать?» Ей ответили: маневренного фонда в городе нет, что раньше надо было думать – мол, могла бы встать на «сиротскую» очередь еще в 2006 году. Бабушка на очередь тоже не догадалась внучку поставить. Никто не подсказал. В 2011 году справедливость была восстановлена, Ира – в очереди. Весной 2015 года чиновник администрации порадовал Ирину:
– Сказал, что попадаю во вновь строящийся 120-квартирный жилой дом в Лосте на улице Профсоюзной, 26, – сообщила «Нашей Вологде» Коронина. – Я даже посмотрела на место, подготовленное под дом: все понравилось. Там есть и детский сад, и школа. Ведь к тому времени у меня родилась Лиза, (Сейчас у Ирины двое детей. – Прим. ред.).
Но радость скоро омрачилась известиями об акциях протеста местных жителей в Лосте и официальным сообщением властей о том, что дома не будет. С помощью социальных сетей Ирина попыталась найти товарищей по несчастью – таких же, как она, сирот. Стала писать письма. Недавно она сообщила: попадает в новый дом на ул. Ягодной, 10. Мечты сбываются! Но уже через пару дней поделилась тревогой:
– Все опять откладывается, – сообщила Ирина. – Оказалось, что у застройщика долг перед администрацией, и его обязали обустроить придомовую территорию. Разрешения на ввод в эксплуатацию дома так и не получили, и не известно вообще – когда это будет. После разрешения этого нужно ждать еще месяц до момента заселения. Опять – неопределенность и ожидание.
Ягодная, Ленинградская, Гагарина…
– В Вологде в течение этого года ни один сирота не получил жилье, – сообщила «Нашей Вологде» специалист отдела опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних Администрации Вологды Елена Виноградова. – В советское время, конечно, тоже было непросто получить жилье, но ребенок ставился в СССР на льготную очередь по месту рождения. Ведь обеспечить жильем в районах куда проще. Теперь полномочия распределения жилья сиротам взял на себя Департамент строительства и ЖКХ, и мы, к сожалению, не отслеживаем процесс.
Однако «Нашей Вологде» стало известно, что в районе Ленинградской сдана многоэтажка, 19 квартир из которой предназначены сиротам. В первой очереди здания уже живут люди.
– Дом кирпичный, он очень теплый, – рассказала гуляющая с малышом во дворе молодая мама Елена. – Есть детская площадка, удобная большая парковка. Рядом проходит железнодорожная ветка, но шум поезда не сильно мешает. После общежития это кажется раем. Дом почти в центре города, правда, пока магазин ближайший – за пятьсот метров. Но, думаю, все еще будет.
В районе Окружного шоссе дом почти готов к сдаче, именно там в числе 120 выпускников детских домов ожидает свое жилье и Ирина Коронина.
И на улице Гагарина планируют сдать дом до конца года. Дом большой, на 868 квартир, 120 из них получат сироты.
Это только в Вологде. И в целом по области обнадеживающая картина. Специалист областного департамента строительства Оксана Морозова также сообщила «Нашей Вологде»:
– Жилье сироты получат и в Белозерске, и в Великом Устюге, в Кириллове, в Вытегре. Жилья для этой категории несколько лет в регионе строилось мало. В 2018 году произошел прорыв: объем строительства увеличился почти в два раза.

«Не нужны ни маме, ни Родине?..»

Но кто же эти люди, соседство с которыми – неоднозначный вопрос для других новоселов? Пресловутая двойная мораль: абстрактных сирот жалеем, но настоящих из плоти и крови видеть рядом каждый день не хотим. Почему вышло так, что клеймо сироты приклеилось ко всем – почти навсегда?

Ольга Горохова, 27 лет 

Родилась во Владивостоке – ее папа служил там в армии.  В Вологду он вернулся с женой-сибирячкой и двумя малышами. Что произошло  потом – доподлинно Ольга не знает, а спросить не у кого, но мама из их жизни исчезла. Потом появилась мачеха, била малышей чем попало – проводами, кулаками, отец на это внимания не обращал, а потом запил. В школе над ней издевались: грязная, вечно избитая, Оля плохо пахла и всегда была голодной. Однажды Оля убежала к отцу на работу, ее поймал милицейский патруль. Истощенного ребенка  увезли в Кадниковский приют. Напрасно она смотрела в окно и ждала маму – никто к ней так и не приехал. Никогда.  Мама и мачеха почти сразу умерли, отец вновь женился и связь с дочкой потерял. Сегодня у Ольги  есть семья, двое детей. Но руководство интерната не позаботилось о том, чтобы восстановить за девочкой право на жилье, закрепить ее  в очереди. Сейчас Горохова сама пытается найти справедливость. 

Владимир Коряковский, 33 года

Родился в многодетной семье пьющих родителей в п. Югский Кичменгско-Городецкого района. Уезжая в детдом в 1998 году, сказал матери горькие слова:
– Как же ты могла такое допустить? Мама, ты для меня умерла.
Мать промолчала. Недавно в родном поселке встретил школьного учителя:
– Парень, знаю у тебя не было детства. Не раз видел, как отец бил тебя шнуром от кипятильника, паяльника, топтал кирзачами.
А в армии Владимир получил тяжелую травму и вот теперь не может работать.
– В 2004 году меня поставили в очередь как сироту, – говорит Владимир. – За эти годы власти уж могли
мне предоставить квартиру. Поэтому я обратился в суд с иском.
– Коряковский имеет внеочередное право на получение жилья, – сказала «Нашей Вологде» юрист Хельги Райн. – Ведь без регистрации невозможно трудоустроиться, получать медицинские услуги. Недавно Владимир сломал руку, работать пока не может, содержит его жена. Она устроилась на очень тяжелую работу на пилораме. Думаю, только большая любовь не позволяет ей выгнать мужчину. Недавно суд состоялся, и мужчина его выиграл. Теперь он тоже – счастливчик в очереди.

Алена Бондарева, 26 лет

– Мама бросила меня в роддоме, – рассказала «Нашей Вологде» Алена. – Но повезло: меня и брата усыновили новые родители из Вологды, придумали новые имена. Вскоре у мамы с папой родился свой малыш, нас стало пятеро.
Но когда Алена пошла во второй класс, приемные родители начали выпивать. В школе, конечно, заметили, что дети начали хуже учиться, одеваться, пропускать уроки. Семью поставили на учет, после занятий Алена не спешила домой. Там было голодно и неуютно, и она шла в библиотеку. Библиотекарь жалела малышку, подкармливала, водила к врачу. Алена как могла скрывала семейную беду, но однажды заплакала и попросила хлеба. Рассказала, что с братьями втроем спят на полу под шубами. В дом к Бондаревым пришел соцработник:
«В нос ударил запах фекалий, немытых тел и гниения. Повсюду валялись грязные банки, пакеты, жирные тряпки. Одна из комнат завалена досками, в другой на полу валяются рваные ватники, какие-то лохмотья. Ни кроватей, ни посуды, ни постельного белья, ни школьных принадлежностей. В углу у холодной печи сидела пьяная мать Алены и курила. Братья девочки уже были в приюте. На улице – ноль градусов, но печь не топили, окно выбито», – написал чиновник в отчете.
Суд лишил прав приемных родителей Алены, определил ее в детский дом. После девятого класса она вышла замуж за парня из своего же детдома. Руководство сквозь пальцы посмотрело на брак 15-летней воспитанницы. Родители Алены умерли, дом в Лукьянове сгорел.
Теперь Алена – разведенная «леди Бомж», мыкается по подругам и работает в Москве на рыбном заводе «Меридиан» упаковщицей селедки и форели, чтобы заработать денег хотя бы на юриста, который поможет ей выбить положенные квадратные метры.
– В каждой комнате живут по 16 человек. До работы добираюсь 40 минут. Зарплата большая, 40 тысяч иногда. Встаю в пять утра, работаю с 8 утра до 20 часов пять дней в неделю. Недавно один турок предложил замуж и принять ислам, уехать из страны, – рассказывает девушка.
Замуж не хочет.

Андрей Чистяков, 39 лет

Его бросила мать-цыганка в поле, когда ему было несколько месяцев. Ребенка случайно нашли и отправили в Харовский детдом. Когда уже должен был получить комнату, его посадили – отсидел за брата-близнеца пять лет по ошибке, и решение суда о реабилитации есть. Но право на жилье утратил и живет теперь в гараже у знакомых. 

 

Анатолий Цыкин, 33 года

Родился в Туровце Междуреченского района в многодетной семье алкоголиков. За плечами несколько интернатов. А потом были долгие 12 лет в питерской психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением – его туда определили за постоянные побеги. Он же просто тосковал по дому.
За себя, свою жизнь и жилье парень стал бороться, когда исполнилось 30 лет. По решению суда администрация Междуреченского района обязана включить нашего героя в список сирот, нуждающихся в жилье. Пока он перебивается случайными заработками и живет с гражданской женой.

Почти все описанные судьбы сирот прошли через руки вологодского юриста Хельги Райн:
– Это особый народ, – признается «Нашей Вологде» Хельга. – Они – вечные дети, сироты по жизни. С одной стороны, среди выпускников сиротских учреждений много асоциальных людей, сидельцев, наркоманов и алкоголиков. Часто эти люди постоять за себя не могут, а защитить их некому. А как воспитывают сирот в детдомах? Что им – все должны. Но и это не главное. Во всех этих случаях, как видим, сделаны упущения. Опекуны или органы, которые обязаны были проконтролировать ситуацию и не оставить сироту без крыши над головой, поленились или умышленно не стали заботиться о них. Выходит, эти 30-40-летние сироты – продукт соответствующего воспитания, и удивляться тут нечему. Еще один момент: в нашей области, к сожалению, почти не исполняются решения судов. Есть такое чудовищное явление, как две очереди: одна – обычная сиротская, другая – после судебного решения, и вторая должна рассматриваться в первую очередь. Но и по решению судов у нас почти не дают жилья сиротам.
Кстати, сироты – не одна льготная категория очередников. В Вологде есть люди, ждущие своей очереди на жилье аж с 1965 года, и никакие судебные приставы ничего не могут сделать!

На начало этого года в Вологодской области право на предоставление жилья имеют 2200 детей-сирот, что требует затрат около 2,6 млрд рублей. В Вологде на получение жилья рассчитывают 395 сирот. На это требуется 461,1 млн рублей.
И официальная информация, опубликованная на сайте областного правительства, обнадеживает. В 2018 году на обеспечение жильем детей-сирот предусмотрено 610,7 млн рублей (514,8 млн рублей – средства областного бюджета; 95,9 млн рублей – средства федерального бюджета), что является абсолютным максимумом за постсоветское время. Финансирование к уровню 2016 года увеличено в 3,3 раза, к уровню 2017 года – в 1,8 раза.
И как рапортуют в правительстве региона, выделенные средства в целом по области позволят обеспечить жильем в этом году не менее 450 человек. В их числе на территории города Вологды квартиры получат 259 детей-сирот.
Однако через три месяца год заканчивается, а новоселий еще не отметил никто.
Ирина Полетаева
Фото автора и yandex.ru