Гонки по вертикали

№ 28 (610) Рубрика: Среда обитания Автор: Михаил Скляр

Финансовый рынок напоминает открытый океан. До поры он может быть спокойным и предсказуемым, как настенные часы. Но вот безмятежное голубое небо затягивает мрачная пелена туч, поднимается шквальный ветер, взмывают вверх гигантские волны. В этот момент не позавидуешь не только маленькой прогулочной яхте, но и тяжелому авианесущему крейсеру.

Однако океанские шторма худо-бедно, но все же поддаются прогнозированию. Финансовые шторма в этом смысле гораздо опаснее: точно определить их начало, продолжительность и разрушительную силу не может даже самый искушенный эксперт.
Долгое время мы пребывали в самонадеянном убеждении, что валютообменный курс российского рубля незримыми, но прочными узами связан с биржевыми ценами на сырую нефть: чем выше нефтяные котировки, тем дороже рубль по отношению к доллару, евро и другим мировым валютам. Справедливости ради надо сказать, что это мнение сформировалось не на пустом месте. Ровно двадцать лет назад, в памятном «черном» августе 1998 года, российские власти раз и навсегда отказались от политики так называемого фиксированного курса рубля. С тех пор именно нефть (неспроста именуемая «черным золотом») де-факто стала определять «вес» нашей национальной валюты.
Но, по утверждению древнего философа, ничто не вечно под Луной. В последнее время, сохраняя безусловную значимость для российского бюджета и экономики в целом, нефть перестала быть надежным индикатором рублевого курса. Судите сами. С 20 августа, то есть всего за две недели, стоимость нефти на биржах выросла с 70 до 78 долларов за баррель, причем пока нет признаков, что сложившаяся тенденция вскоре изменится. А как вел себя в этот период российский рубль? Он, родимый, не только не устремился вверх вслед за нефтью, но и продолжал пятиться назад в диапазоне от 66,37 до 68,55 рубля за один американский доллар.
Очевидно, что на сей раз роль первой скрипки играет геополитика. Казалось бы, за четыре с половиной года антироссийских санкций наш рынок вполне освоился в новых условиях и даже научился извлекать из них выгоду (в частности, в рамках программы импортозамещения). Но это сугубо поверхностный взгляд на проблему.
Во-первых, нашей экономике остро недостает дешевых западных кредитов. Она вынуждена растущими темпами занимать деньги на внутреннем рынке, провоцируя тем самым рост рублевой массы и сопутствующее ему обесценивание рубля.
Во-вторых, неуклонное расширение санкций само по себе нервирует операторов финансовой системы. Банк России опасается кредитовать коммерческие банки из-за растущей угрозы невозвратов. По той же причине коммерческие банки боятся кредитовать бизнес. Бизнес, в свою очередь, избегает долгосрочных зай­мов из-за высокой волатильности валютных курсов, предпочитая не вкладывать деньги в затратные производственные проекты, а держать их «на черный день».
В-третьих, частные вкладчики банков из-за упавших процентных ставок и непрекращающейся эпидемии отзыва банковских лицензий заметно сократили свою инвестиционную активность, доверяя безналичному рублю гораздо меньше, чем наличному (а еще лучше – наличному доллару или евро).
В-четвертых, рост бюджетных расходов на оборону и безопасность, многомиллиардный дефицит Пенсионного фонда, высокозатратные социальные инициативы (вроде повышения минимальной оплаты труда и пособий по безработице до прожиточного минимума) – все это тяжелым грузом давит на курс рубля, сводя к нулю позитивный эффект от дорожающей нефти…
Впрочем, надо сказать, что курсовые колебания рубля мало затрагивают интересы рядовых граждан. Во всяком случае, на ценах в вологодских магазинах процесс ослабления национальной валюты отражается не столь ощутимо, как может показаться. Причины на поверхности. В условиях падения реальных доходов населения и снижения потребительского спроса даже на продукты питания и ширпотреб, не говоря уже о чем-то более существенном, наши оптовые базы и розница переполнены товарами, закупленными по прежним ценам. Повышать их продажную стоимость сегодня – это значит гарантированно остаться без покупателей.
Так что большую угрозу кошелькам вологжан несут не вечные игры в пятнашки, в которых участвуют различные мировые валюты, а финансовая политика предприятий-монополистов, которые даже в самых трудных для страны экономических условиях никогда не обделят себя, любимых. Они строго по расписанию проиндексируют нам коммунальные платежи, цены на нефтепродукты и т. д.
и т. п. Именно эти ребята, на вполне законных основаниях шарящие по нашим карманам, провоцируют неутомимый рост социальной пропасти между самыми богатыми и самыми бедными. Не обуздав их аппетиты, по определению невозможно добиться финансового равновесия. Даже в том случае, если рубль будет стоять крепко, как скала…
Михаил Скляр