Гора родила мышь

№ 39 (579) Рубрика: Постфактум Автор: Михаил Львов

«Беспричинный» хулиган, в течение нескольких майских дней прошлого года расстрелявший экс-депутата ЗСО Евгения Доможирова и редактора оппозиционной газеты Олега Куницына, уже на свободе.

Два чрезвычайных происшествия подряд, да еще с участием хорошо известных людей, наделали в Вологде немало шума. Но в конечном счете гора родила мышь. В январе нынешнего года 33-летний вологжанин, без видимых причин применивший травматическое оружие против двух незнакомых людей, получил не слишком обременительное наказание: два года в колонии-поселении с компенсацией морального вреда в сумме 100 тысяч рублей. В настоящее время, по информации из осведомленных источников, «майский стрелок» уже освободился условно-досрочно и вернулся домой.
В распоряжении «НВ» оказались материалы судебного следствия по этому загадочному делу. Из них следует, что 11 мая 2016 года обвиняемый «беспричинно, из хулиганских побуждений» произвел в Олега Куницына выстрел из неустановленного предмета, причинив потерпевшему телесные повреждения в виде открытой раны правого плеча и оскольчатого перелома правой лопатки. Как было установлено, в Куницына стреляли с расстояния менее метра. Если судить по характеру ранений, полученных потерпевшим, попадание не в спину,
а в голову могло стоить журналисту жизни.
Спустя неделю, 19 мая, обвиняемый подстерег рядом с детским садом «Подснежник» на ул. Новгородской экс-депутата ЗСО Евгения Доможирова, в которого произвел три выстрела из травматического оружия с аналогичного расстояния – около метра. На сей раз дело обошлось кровоподтеками и ссадинами, но это скорее счастливый случай, нежели здравый расчет. На таком расстоянии даже небольшое изменение траектории выстрела могло стать роковым для отца пятерых детей Доможирова.
В приговоре Вологодского городского суда возможная политическая подоплека происшедших событий была отвергнута. Подсудимый осужден «за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести», причем его действия квалифицируются как «беспричинные».
Что ж, доказать заказной характер преступления непросто – это факт. Но не показалось ли прокурору и судье странным, что жертвами этих «беспричинных» нападений в короткий период времени стали сразу два человека со схожей общественной позицией?