Интервью с Натальей Мелехиной

№ 12 (594) Рубрика: Вологда и вологжане Автор: Ольга Коусова

В преддверии Дня Победы в Вологде вышла книга о нашем герое-земляке Александре Панкратове, который первым в истории совершил бессмертный подвиг, закрыв своим телом пулеметную амбразуру. Книга содержит сведения, которые ранее никогда и нигде не публиковались. Это поистине уникальное издание!

Фото Романа Новикова.

Автор книги – публицист, писатель, лауреат множества литературных премий, журналист Наталья Мелехина. Именно она сегодня у нас на первой странице — как человек, который искренне любит свою Родину, тонко чувствует все ее боли и радости и талантливо может передать эти мысли читателю с помощью Слова. Это ее самое настоящее орудие против человеческих пороков, болезней общества и всех других червоточин, которые сегодня нужно буквально выковыривать из наших огрубевших душ и сердец, чтобы в них снова появлялись ростки любви, добра, честности, надежды и веры.

Фото Алексия Кириловского.

– Психологи утверждают, что среда, в которой рос человек, оказывает огромное влияние на формирование его как личности и в значительной степени определяет его будущее. Согласны с ними?
– И да и нет. Мое детство и юность прошли в небольшой деревне в Грязовецком районе. Там было всего 12 жилых домов, сегодня постоянно живут лишь в четырех из них. Нас, деревенских ребятишек, возил в Слободскую школу автобус. В те годы никаких кружков и секций у нас не было. Я не посещала ни литературных студий, ни музыкальной школы. Но мне очень нравилось читать книги. Сначала это были сказки, рассказы о природе, детские стихи. Затем я открыла для себя Булгакова, Белова, Гумилева, Северянина, Волошина… Чтение и сегодня остается одним из моих любимых занятий.
В семье, в которой я выросла, – все настоящие труженики. Мои бабушка, мама, тети – представительницы известной в районе династии доярок и скотников Смирновых, да и отец работал в животноводстве. Династия продолжилась и в более молодых поколениях. Так, моя двоюродная сестра Елена Нуждина выиграла конкурс на звание лучшей доярки России, а племянница Анна Колесникович стала лучшей дояркой Вологодской области. Горжусь своими родными!
Имея такие крепкие крестьянские корни, я, вероятно, тоже могла бы посвятить свою жизнь сельскому хозяйству, но мне этого не дано. В юности мне хотелось стать рок-музыкантом, играть в группе, писать тексты… Но чтобы получить профильное образование, необходимы базовые знания музыкальной школы, а я даже нот не знала. Поэтому после школы я поступила на филологический факультет Вологодского педуниверситета.
– То есть своим стремлением к познанию словесности вы обязаны рок-музыке?
– Одной из причин выбора филологического факультета стало мое желание глубже проникнуть в смысл текстов современных рок-исполнителей. К примеру, довольно сложно, не имея определенных знаний в области лингвистики и фольклора, понять тексты Александра Башлачева, которого называют поэтом среди рокеров и рокером среди поэтов. Тексты многих рок-исполнителей заставляют думать и искать истинный, глубоко скрытый смысл.
Пять лет на филфаке стали самыми счастливыми в моей жизни, хотя и потребовали полной отдачи времени и сил. Я училась с каким-то куражом, мне нравилось, чему и как нас учили. Очень благодарна всем преподавателям. Кстати, в студенчестве я продолжила заниматься музыкой, и впоследствии это помогло нам с друзьями создать группу «Имаго».

Фото Алексия Кириловского.

– То есть мечту вы не предали и все-таки получили музыкальное образование?
– Я занималась в музыкальной школе для взрослых при Дворце культуры железнодорожников, где преподавали замечательные педагоги музколледжа. Освоила игру на гитаре и фортепиано, научилась понимать нотную грамоту и сольфеджио, а еще нам преподавали теорию и историю музыки.
Мне посчастливилось попасть в класс к Константину Александровичу Савельеву – прекрасному человеку и наставнику. Помню, как на первом же занятии заявила ему, что хочу играть рок, а он спокойно, с улыбкой мне ответил: «Отлично, позже мы обязательно будем играть рок, но начнем с классики». Можно сказать, что он приоткрыл передо мной многогранный мир классической музыки, научил любить и понимать ее.
Затем был период творческого поиска и пробы сил. Играла в ансамбле классической музыки, затем в нескольких рок-коллективах, но не сразу смогла найти единомышленников, чтобы создать какой-то интересный, значимый проект. И вот, наконец, судьба подарила мне встречу с человеком, чьи мысли и идеи «звучали» в унисон с моими. Артем Легких оказался моим земляком, родом из соседней деревни. Вместе с ним и еще двумя моими друзьями мы создали группу «Имаго». Она просуществовала несколько лет, нашла свою аудиторию и, возможно, переросла бы в нечто большее, но, как иногда бывает в жизни, один случай способен перечеркнуть все дальнейшие планы. Так произошло, что я тяжело заболела, и этот недуг поставил крест на моей музыкальной карьере. Но рок – это навсегда. Я не могу играть, но могу слушать, как играют другие. В моем «плей-листе» – признанные классики отечественного рока и молодые группы. Один из самых любимых «юниоров» – группа «Афинаж», которая, кстати, имеет вологодские корни.
– Так что же послужило для вас импульсом к началу литературного творчества?
– Меня часто спрашивают об этом. И каждый раз не могу найти слов, чтобы ответить. Это очень личное, что не хотелось бы выносить на публику.
Я дебютировала с рассказом «Последнее лето» и миниатюрами из цикла «Дорогие вещи» на фестивале «Плюсовая поэзия». Руководителем семинара прозы в рамках этого мероприятия был Дмитрий Новиков, известный писатель из Петрозаводска, и наша землячка, писательница Галина Щекина. Для меня, как новичка, была крайне важна их профессиональная оценка. Начинающего автора первые рецензенты своей критикой могут как «добить», так и вдохновить. Мне тогда повезло – сразу же нашла поддержку и понимание.

Фото Владислава Уханова.

– А потом вы встречались с критикой ваших произведений, и как относитесь к ней?
– Резко негативных отзывов не встречала. В основном критика моих произведений из разряда аналитики. Все люди разные, кому-то близко и понятно то, о чем я пишу, кто-то воспринимает это иначе. Отношусь спокойно. Было бы хуже, если б
мои рассказы оставляли читателей равнодушными. Но вот с чем я точно не соглашусь, так это с утверждениями некоторых критиков о невостребованности деревенской прозы, о том, что этот жанр умер и никогда не возродится. Если бы это было так, не появлялись бы в современной литературе такие авторы, как Моше Шанин, Андрей Филимонов, Андрей Антипин и другие.
– В вашем творческом багаже уже шесть книг, большинство из которых написаны в жанре деревенской прозы. Как вам удается придумывать таких самобытных персонажей? Существуют реальные их прототипы?
– Один из моих самых любимых персонажей – это дядя Гриша. Для меня очень важно, что в моей новой книге «Железные люди», вышедшей в феврале этого года, впервые полностью опубликован цикл рассказов о дяде Грише. Его прообраз – мой отец Михаил Александрович. Три года назад папы не стало. Он был удивительным человеком: моряк, побывал почти на всех континентах, кроме Антарктиды и Австралии, но променял карьеру военного подводника на жизнь в вологодской глубинке. Он тонко понимал и любил природу, был очень начитанным, знал много стихотворений наизусть. Отца очень любили все мои друзья.
– А вы верите в возрождение деревни?
– Деревня – это особое мироустройство, миропонимание: когда твоя жизнь неразрывно связана с природными циклами. Когда встаешь с первыми петухами, включаешься в привычный трудовой сельский день, ложишься после захода солнца. Когда в простой смене времен года видишь особую поэзию, в каждой мелочи, например ивы над рекой, – красоту и великий замысел Божий. Когда чтишь традиции предков и их веру, когда живешь в согласии со своей семьей и самим собой. И так каждый день из года в год. Это и есть тот самый «Лад», который описал наш великий земляк Василий Белов. Сегодня уходят последние носители той культуры, которую он так ярко и правдиво сохранил в своих произведениях, а вместе с ними уходит и деревня…