Клещ из нашего двора

№ 24 (606) Рубрика: Эпидконтроль Автор: Татьяна Охотникова

– Я ведь ВО ДВОРЕ с коляской гуляла! На дачу с ребенком ездить боюсь – клещей остерегаюсь. А тут в своем же дворе, на детской площадке впился в бок! Это значит, он прополз снизу полтуловища под одеждой, – так, по-бабьи причитая и жалуясь, своей очереди в травмпункте дожидалась молодая вологжанка.

13746 случаев присасывания клещей (среди них 3586 – у детей) зарегистрировано в Вологодской области с начала сезона активности клещей. Это число на небольшие, но все же 3% превысило среднемноголетние значения.
В Костромской области пострадавших на 5 тысяч меньше, в Ярославской – на 6, в Архангельской клещи тоже кусались реже на две с лишним тысячи раз.
Именно Вологда сегодня, по мнению ученых, оказалась перед лицом неожиданной, но очень грозной опасности. Клещевые инфекции царствуют практически в центре города, наряду с зарослями гигантского борщевика. И это несмотря на победные релизы и реляции властей об обработке скверов и зеленых зон против паразитов.

На государство не надейся?..
Вологжанка Тамара Постникова вечером 12 июня приехала с дачи, которая расположена в семи километрах от города. Дорога занимает минут 15, поэтому она радовалась, что успела домой до дождя. С обеда на улице хмурилось, а как переступила порог дома, хлынул проливной дождь с грозой. Но долгожданного отдыха после грядок не получилось. На левом плече женщина заметила черную «соринку». Она попыталась стряхнуть отвратительную черную точку рукой. Но «соринка» не стряхивалась. Да, все верно, это был клещ.
– Пережив первый стресс, – рассказала «Нашей Вологде» Тамара, – я сразу вызвала такси и в страшный ливень помчалась около 21 часа по единственно известному мне адресу: травмпункт первой поликлиники на Мальцева, 45. В очереди сидели человек десять. Пятеро оказались моими товарищами по несчастью. Укушенные делились впечатлениями и тревогами: двое мужчин подцепили клеща в лесу и на даче, а вот две женщины лет тридцати – в родном дворе на прогулках с детьми на улице Конева и на Гагарина. В городе! Во дворах у песочниц! Врач спросил, буду ли я исследовать клеща на инфекции. Но предупредил: услуга платная, 930 рублей. Записали мои паспортные данные, взяли номер мобильного телефона.
– Мы пока ничего не назначим, – сказал врач Тамаре. – Вот если клещ болен, тогда будете лечиться по месту жительства. Но, скорее всего, он окажется здоровым, и ничего вам не потребуется, – как-то неуверенно предсказал врач. – Ответ получите завтра в нашей лаборатории до 16 часов.
Но назавтра Тамара отправилась в командировку, и ответ получила только 14 июня. Придя за ответом, оплатила его. Лаборант в окошечке на втором этаже выдала маленький листок меньше ладошки и преду­предила:
– Ваш клещ заражен боррелиозом. Лечение надо начать срочно, не позднее трех суток со дня укуса. Идите в свою поликлинику.
Земля начала уходить из-под ног Тамары от страха. Буквы расплывались, но подчеркнутое красной чертой слово «Боррелиоз – положительно» она смогла прочитать.
– Зачем же они брали у меня номер телефона? Ведь они все равно бы мне не сообщили о том, что есть большая опасность заболеть? Им нужны только мои деньги? Без денег я могу легко заболеть, и врачам все равно? Уже почти 17 часов… Моя поликлиника в Бывалове… – пронеслось в голове.
Тамара кинулась снова к окошечку, мол, нельзя ли получить лечение прямо тут же, но сотрудница даже не глянула в ее сторону. Женщина решительно вызвала такси и уже через 20 минут сидела в приемном покое инфекционной больницы.
Там ей не особо обрадовались, сначала принимать не хотели. Но решительная Тамара сказала, мол, пока не получу лечение, не уйду.
– Я всю жизнь плачу налоги, прописка городская, – рассуждала Тамара. – Имею право получить лечение, может, даже лечь в стационар. Молодой доктор Монякина поняла, что я – настырная, и смирилась, приняла без направления, но с результатами обследования клеща. Выписала спасительные рецепты. Спасибо ей, – вспоминает Тамара, – я побежала выкупать таблетки, они, кстати, обошлись почти в полторы тысячи рублей. Монякина велела мне мерить температуру тела два раза в день, утром и вечером, и смотреть за местом укуса: не начнут ли образовываться характерные боррелиозные круги вокруг него. Я решила: пройдет месяц, и побегу прививаться!

Течение болезни
Однако не все так радужно произошло с другими нашими героями. Об одном из них нам рассказала все та же Тамара Постникова:
– Известный в Вологде фотокор Анатолий С. укуса клеща вовремя не заметил, – вспоминает она. – Обратился в больницу, когда уже рвота была, температура поднялась до 40 градусов. Поставили диагноз – боррелиоз, когда болезнь вовсю разгорелась и хозяйничала в организме самым бесцеремонным образом. Страшно, что она задевает мозг и центральную нервную систему. Толик очень страдал, он покрылся красными кругами, восемь месяцев провел на больничном, из них половину – в стационаре. Мужчине пришлось уволиться с работы, до сих пор невнятная речь. В итоге уехал на родину в дальний район области.

Игорь Костягин.

Еще хуже вышло с Игорем Костягиным: два года назад 25-летний спасатель из Сокола зара­зился клещевым энцефалитом. Молодой парень превратился в полностью парализованного инвалида.
– А ведь тогда я вызвал врача на дом, сказав, что занемог, – еле передвигая губами, рассказал Костягин, – она меня еще и отругала: «Такой здоровый, а врача домой гоняешь!».
Потом, когда стало хуже, по словам жены Натальи, врачи болезнь не распознали, начали колоть гормоны, что абсолютно противопоказано. Сейчас, когда прошло уже два года, Игорь практически парализован. В то время, когда он мог еще немного передвигаться, у него родилась дочка Софья, семья и друзья не сдаются болезни, не хотят видеть Игоря немощным.
– Сейчас мы в Москве, – рассказала мне по телефону Наталья Костягина. – Игорю сделали операцию, появились некоторые улучшения, он прибавил в весе, повысилась гибкость. Но до полноценной жизни пока далеко.

Михаил Копьев.

У известного талантливейшего вологодского художника Михаила Копьева состояние было немногим легче:
– Художники ведь часами стоят на земле, в траве, когда рисуют на пленэрах, – вспоминает вологодский журналист Ольга Кузнецова, соседка Копьева по даче. – У Михаила Васильевича был дом в деревне недалеко от Харовска на берегу реки Сить. Очень уединенное место, в деревню попадали на лодке. Знаю, что присосавшегося паразита обнаружили не сразу. Поэтому точно сложно сказать, где произошло. Все было почти на моих глазах, страдания его были огромны.
Правда, сам Копьев относился к этому спокойно. В интервью одной из газет в 2007 году он сказал:
– Об этом не стоит говорить. В интернете я наткнулся на свою фотографию, и мои домашние все разозлились. Рядом еще нужна статья «Попал под лошадь», как про Остапа Бендера. Вот и все. Кого это интересует? Мои товарищи преодолевают очень серьезные заболевания, которые гораздо тяжелее моих, преодолевают совершенно героическим образом. Зачем говорить о своих недомоганиях?
Однако его друзья знают: после рокового укуса последние 15 лет жизни мастер прожил, превозмогая постоянную боль и слабость.

Дело рук утопающих
Что же делать тем, кто постоянно контактирует с природой? Те же художники жалуются, что клещ обнаглел и прыгает на людей даже с камней проезжих дорог:
– Мы сняли такого наглеца в Шелотах Верховажского района, – рассказал «Нашей Вологде» живописец Павел Корягин. Он хорошо знаком с печальной участью своего коллеги Копьева, поэтому старается обез­опасить себя как может. – Мы стираем одежду после каждого пленэра, храним в специальных мешках, пропитываем ее защитным составом, носим латексные сапоги.

Из данных эпидемиологического анамнеза, собранного при обращении лиц, пострадавших от укусов клещей, за медицинской помощью, установлено: около половины (42%) указывают, что нападение произошло на даче; в 37% случаев пострадавшие не могут достоверно определить территорию; 8% указывают, что нападение клеща произошло на кладбище, в парках, скверах, на территории пляжа; 13% отмечают факт нападения клеща в лесной полосе.
Исследование клещей проводится на базе лабораторий ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Вологодской области», ООО «Центр лабораторной диагностики», БУЗ ВО «Вологодская областная детская клиническая больница», БУЗ ВО «Вологодская городская поликлиника № 1», БУЗ ВО «Детская городская больница г. Череповец», БУЗ ВО «МСЧ «Северсталь».
– Много или мало – более 13 тысяч укушенных?
– В пределах нормы, – отвечает заведующая противоэпидемиологическим отделением Елена Кочнева. – Пик пришелся на 2015 год – 21 795 человек, в 2009 году было 20 234, в 2011-м
– 19 625. Цифра примерно на одном уровне и по заболевшим. Боррелиозом больше всех заболели в 2011 году – 469 человек, энцефалитом – в 2009 году – 497. Клещи наиболее активны с апреля до середины июня. Они, как и все живые существа, боятся холода и жары, поэтому активность их зависит от погоды.
– Помогает ли прививка от энцефалита?
– Если сделано все верно, в три приема, то помогает. Однако если вы переедете в другой регион, к примеру, на Дальний Восток, – то снова можете заболеть: там клещ другой, не иксодовый, как у нас, на Севере. И если после укуса начать правильно лечение, все лечится и уходит из организма навсегда.
Да и сделать прививку – большая удача. Телефонный обзвон шести городских клиник показал: препарата нет и не предвидится. А когда был, – то стоимость трехступенчатой прививки примерно 6000 рублей.
– Препарат энцевир закупается областью для вакцинации тех, кто наиболее остро нуждается, – говорит пресс-секретарь Вологодского областного департамента здравоохранения Анна Чхетиани. – Это студенты, школьники, те, кто работает в лесу и на полях. Им положены прививки бесплатно. Вообще прививаться можно круглогодично, но эффективнее – весной и осенью, потом еще через полгода, и еще через каждый год. Тогда прививка будет эффективной. Самостоятельно покупать – проблемно, так как надо соблюсти холодовой режим: носить препарат в сумке-холодильнике, иначе он испортится, и прививка станет бессмысленной.

Научный подход
Отчего же именно в нашей области пострадавших значительно больше, чем у соседей? На вопросы «Нашей Вологды» отвечает кандидат биологических наук, доцент кафедры биологии и экологии Вологодского госуниверситета Алексей Шабунов.
– Варварски используем природу, – считает ученый. – Клещ (у нас их два вида – лесной и таежный) живет в условиях мелколесья, в березниках, ольшаниках. За последние годы хвойный лес интенсивно вырубался, а таежному клещу того и надо. Опушки, невысокая трава – вот его раздолье. Елок он не любит и на них не селится. А ведь новый еловый лес не вырастет в течение ближайших ста лет. Лесной клещ пришел к нам с Запада. Он тоже неплохо адаптировался к нашим условиям, стал распространяться везде – даже в городе. Ведь ранее никогда в парке Мира клеща не было! Кроме того, живут клещи на птицах. К примеру, из леса к нам переселяются вороны, дрозды – они нам тоже несут клеща на теле. И подумайте, еще лет 15 назад народ не ехал сразу после снега, с апреля «на шашлыки», на природу, а сидел на дачах. На диких, заброшенных местах клеща больше, чем на насиженных дачах. И еще одна из основных причин: поля не засеваются, соответственно, не обрабатываются гербицидами с самолетов, как прежде.
Клещ, судя по прогнозам ученых, и дальше будет двигаться в города и крупные мегаполисы. Нас ожидает только худшее: клещ придет в города, на пригородные дачи, дворы. Ведь в лесах ему некомфортно, а окружающие поля не опыляют химикатами. Вместе с клещами из лесов в города двинулись полчища ворон, дроздов, уток, чаек, лосей, а также совы, лисы и даже кабаны. Если сейчас не принять серьезных мер против этой напасти, ученые не берутся предсказать, что будет через пятилетку.

Мифы о клещах

Миф: Клещи живут на деревьях и прыгают сверху.
Реальность: на самом деле клещи обитают в нижнем травяном ярусе не выше 1-1,5 метра над землей.
Миф: Прививка спасает от болезней.
Реальность: далеко не всегда. Ни один медик не даст 100% гарантии. Кроме того, от боррелиоза не созданы антитела, их нет в природе. И еще играет роль иммунитет человека: если он слаб, прививка не поможет. Плюс – есть масса тяжелых инфекций, переносимых клещом, которые пока не опознаны медициной.
Миф: В городе нет клещей, они живут только в лесу.
Реальность: абсолютно неверно. Клещей разносят птицы, собаки, кошки, которые могут оставить отпавшего живого клеща где угодно.
Миф: Клещ кусает с апреля по сентябрь.
Реальность: известны случаи нападения в январе-феврале, когда проснувшийся от спячки клещ, принесенный на одежде охотника осенью, нападал на людей прямо в квартире.

 

Малоизвестные факты о клещах

— Почуяв теплокровное животное или человека на расстоянии 10 м и ближе, клещ начинает преследовать жертву, иногда даже по воздуху – цепляясь с ветки на ветку.
— Зараженные энцефалитом, боррелиозом и другими инфекциями клещи становятся гораздо агрессивнее. Вирус или бактерии внутри них «понуждают» набрасываться на живых существ намного интенсивнее. Именно этим вызваны результаты исследований: 40 процентов снятых с людей клещей – заразны.
— Кровь – единственная пища клещей. Напившись крови, большинство самок умирает, отложив потомство. Предназначенная природой задача ими выполнена.
— У клещей нет глаз. Органы осязания – на лапках.
— Самки гораздо активнее самцов. Присосавшиеся клещи – на 90% самки.
— По статистике, наибольшее число зараженных клещей в Никольском и Великоустюгском районах.
— Одна из причин роста жертв клещевых инфекций в том, что на селе почти исчезли сельскохозяйственные животные – козы, коровы, лошади, которые принимали на себя весь клещевой удар и при этом не болели.

Фото yandex.ru