Когда уходит любовь

№ 40 (534) Рубрика: Социальный аспект

По данным статистики, каждая третья семья страдает от домашнего насилия. Сегодня на решение этой проблемы направлены серьезные силы государства и общественных организаций.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Автономные некоммерческие кризисные центры для женщин, подвергшихся домашнему насилию, созданы в Вологде, Череповце, Тотьме, Великом Устюге, Бабаеве. Здесь не только предоставляют пострадавшим временное убежище, но и оказывают психологическую, юридическую и другую поддержку, главная цель которой – разорвать порочный круг насилия.
Одним из приоритетных направлений деятельности областного правительства является поддержка материнства и детства, поэтому некоммерческие объединения с «семейной» проблематикой уже с первых месяцев работы могут участвовать в конкурсах на получение областных грантов.
Руководитель Вологодского кризисного центра для женщин Ольга Тарлакова не понаслышке знает, насколько опасна проблема домашнего насилия. На протяжении 16 лет работы центра через него прошло более тысячи женщин, ставших жертвами жестокого обращения в семье. Как же распознать в семье агрессора? Что делать в критической ситуации? Как предотвратить семейное насилие?
Об этом – в интервью Ольги Федоровны Тарлаковой специально для читат

– Как на начальном этапе отличить домашнее насилие от семейного конфликта?
– Конфликтные ситуации могут возникать в любых семьях, но если партнеры спорят на равных правах – это нельзя считать семейным насилием. В ситуации насилия один человек пытается контролировать и управлять поведением и чувствами другого, в результате чего подвергшийся насилию человек может получить психологический, социальный, экономический и даже физический ущерб или травму. Чаще всего такой конфликт заканчивается физической расправой.
– Как разорвать круг домашнего насилия?
– Существует цикл насилия. В первой фазе женщина, живущая с агрессором, чувствует нарастание напряженности. Даже если она идеальная жена, муж найдет, к чему придраться. Он сорвет свою злость на жене. Эта фаза обычно короткая по времени, но очень опасная. Женщины, предчувствуя ее, должны предпринять меры. Либо собрать пакет с вещами и уйти из дома, забрав детей, чтобы избежать самого опасного – физического насилия. Либо позвать в гости друзей, родственников, при которых агрессор обычно не срывает свое зло, понимая, что физическая расправа над домашними – преступление.
Насилие особенно опасно тем, что происходит на глазах у детей. И самое ужасное, что если дети долго находятся в такой атмосфере, то сами становятся агрессорами (как правило, речь идет о мальчиках) или жертвами, если это девочки. Следующая фаза цикла – фаза раскаяния, «медовый месяц». Чаще всего именно из-за нее женщины не решаются разорвать порочный круг насилия. Во время этого пери­ода агрессор, чувствуя вину за содеянное, пытается ее загладить: обещает, что физической расправы больше никогда не произойдет, дарит подарки, некоторое время ведет себя спокойно. Но проходит время, и все возвращается на круги своя.
Если не давать агрессору отпор и не привлекать его к ответственности, то с каждым разом «медовый месяц» становится все короче, и возобновление насилия сопровождается еще большей жестокостью, пока не закончится увечьем или гибелью жертвы. От жестокого обращения в семье в России ежегодно гибнет до 14 тысяч женщин. А ведь за все десять лет афганской войны погибло менее 15 тысяч советских военнослужащих. Вдумайтесь в эти цифры!
– Что делать женщинам, оказавшимся в ситуации домашнего насилия?
– Спасать себя и своих детей. Женщина в любое время суток может обратиться за помощью в наш кризисный центр. Здесь ей окажут всестороннюю поддержку. Однажды ночью я встречала маму с двумя детьми, беременную третьим ребенком, сбежавшую от мужа-агрессора. Бывало, женщины прибегали к нам в тапочках и разорванной домашней одежде. Некоторых мы забирали прямо из больницы, потому что им некуда было пойти первое время. Неважно, в какое время и в каком виде к нам обращаются. Главное – сохранить жизнь и здоровье матери и детей.
Мы тесно сотрудничаем с «Территориальным центром социальной помощи семье и детям». При центре есть двухкомнатное помещение, в котором может проживать несколько человек. Места в нем предоставляют на месяц. Однако за это время проблема не всегда решается: женщине, бывает, приходится менять не только место жительства, но и место работы, чтобы агрессор ее не преследовал, переводить детей в другую школу или детский сад. Если женщинам требуется больше месяца, они переходят в нашу социальную гостиницу, рассчитанную на 12–15 человек. В отдельные периоды она бывает переполнена, но, к сожалению, практически никогда не пустует…
– Как еще поддерживаете своих подопечных?
– Помимо предоставления убежища мы представляем интересы жертвы в судах. Оказываем бесплатную юридическую поддержку вплоть до послесудебного сопровождения. Специалисты помогают грамотно оформить заявление о разводе, подать на алименты, решить вопрос о том, с кем будут жить дети. Однако главное решение должна принять сама женщина. Без осознания того, что ей жизненно необходимо менять сложившуюся ситуацию, без решимости жертвы действовать нам сложно чем-либо помочь семье.
– Как сегодня закон защищает семьи от домашнего насилия?
– В России пока не принят самостоятельный закон о защите женщин и детей от домашнего насилия. Однако в 2016 году депутаты Государственной Думы внесли изменения в Уголовный кодекс, согласно которым, если правонарушение в отношении семьи совершается впервые, то агрессор несет административное наказание. Но об этом женщине нужно обязательно заявлять в полицию. Если агрессия в семье повторяется, то возбуждается уголовное дело.
– За чей счет действуют кризисные центры в Вологодской области?
– В первую очередь все держится на энтузиазме тех людей, которые занимаются решением проблем насилия в семье. Мы обязательно участвуем в конкурсах на получение грантовой поддержки. Вологодский кризисный центр для женщин неоднократно выигрывал в конкурсах на грантовую поддержку Правительства Вологодской области. Такая помощь позволяет увеличивать количество мест в социальных гостиницах, поддерживать женщин и детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, привлекать к решению проблем высококвалифицированных специалистов, в частности психотерапевтов.
Одно время за счет поддержки регионального бюджета мы заключали договоры с учебными учреждениями на переобу­чение женщин востребованным специальностям. Местные органы власти тоже не стоят в стороне: мы пользуемся преференциями по оплате аренды помещения, оплачивая только коммунальные платежи. Иногда помогают благотворители…
– Как можно остановить насилие в семье?
– Стопроцентных рецептов нет. В каждой ситуации есть особенности. Была у нас клиентка с двумя детьми. Живя много лет с мужем-агрессором, который терроризировал всю семью, она потеряла здоровье. Потом мужа не стало, и вроде бы можно было вздохнуть свободно, но… место тирана в семье занял старший сын.
Вот почему очень важно вести профилактическую работу среди неблагополучных семей. Представители нашей общественной организации ведут лекции в школах, колледжах и вузах по профилактике насилия в семье. В 2013-2014 годах на эти цели были выделены средства президентского гранта. Проблемы семейного насилия мы всесторонне обсуждаем с молодыми людьми, чтобы они не создавали по такому образу и подобию свои будущие семьи, не воспитывали детей в атмосфере домашней агрессии.
– Что в ваших планах на ближайшее будущее?
– Мы планируем создать кризисные центры для женщин еще в ряде муниципальных районов: Харовском, Сокольском, Грязовецком, Шекснинском. А в будущем хотим сформировать целую Ассоциацию кризисных центров Вологодской области. Только сообща, только все вместе мы сможем противостоять агрессии в семье. А если справимся с этой проблемой, то меньше насилия станет и в обществе в целом. Ведь семья, как известно, является неотъемлемой и крайне важной ячейкой общества… наша Вологда».