Корни и крона Александра Порошина

№ 29 (569) Рубрика: Взгляд Автор: Елена Арханегльская

Последний белый эмигрант в Шанхае до последних дней жизни мечтал приехать на родину своей матери в Вологду…

На минувшей неделе в Вологде побывала кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института научной информации по общественным наукам Виктория Шаронова. Она рассказала корреспонденту «НВ» о судьбе последнего представителя белой эмиграции в Шанхае, мама которого была родом из Вологды.
– У меня есть долг перед последним русским эмигрантом в Шанхае, которому я обещала поклониться городу Вологде, родине его матери, – рассказывает Виктория Геннадьевна. – Этого человека давно нет на свете, но всю свою долгую 96-летнюю жизнь, с 1903-го до 1999 года, он имел российское гражданство. Нельзя исключить, что и сегодня в Вологде живут его родственники.
– Русской эмиграцией в Китае я начала заниматься еще в 1992 году, когда приехала в Китай вместе со своим супругом-дипломатом, – продолжает Виктория Геннадьевна. – В то время в Шанхае еще был жив последний русский эмигрант Александр Иванович Порошин 1903 года рождения. По долгу службы муж должен был встречаться с представителями русской диаспоры в Шанхае, так вот мы и познакомились. Александр Иванович довольно долго к нам присматривался, но потом мы подружились, и он стал искренне радоваться нашим визитам, подробно рассказывать о себе.
Именно Александр Иванович Порошин познакомил Викторию Геннадьевну с колонией потомков русских белогвардейцев, проживавших в Шанхае. Водил ее по тем районам огромного города, где раньше компактно проживали русские, рассказывал о живших здесь людях и происходивших событиях.
Его очень забавляло, что в Советском Союзе стал знаменитостью Александр Вертинский. «Да знал я этого Сашку, – смеялся Порошин. – Валялся он тут на улице, потом вдруг женился на молодой грузинке, вернулся в Россию и оказался выдающимся певцом».
Когда в конце девятнадцатого века началось строительство Китайско-Восточной железной дороги, в Китай приехало много русских, среди них – и семья Порошиных. Город Харбин, в котором родился Александр Порошин, был основан русскими в 1898 году как железнодорожная станция. Первые харбинские русские были в основном строителями и служащими КВЖД и переехали в Харбин для работы на железной дороге. Поселенцы возвели дома, а мебель и личные вещи привезли из России.
Откуда родом отец Порошина – неизвестно, а вот мать Александра Александровна, урожденная Воробьева, – из Вологды. По имеющейся информации, ее брат Аполлинарий Воробьев был губернским секретарем. У Александра Ивановича был еще брат Михаил, но он ничего не знал о его судьбе, так как Михаил с матерью вернулся в Советский Союз, а он остался в Шанхае. По тем временам поддерживать связь между собой они не могли.
– Этот необычный старик, – продолжает свой рассказ Виктория Геннадьевна, – был женат на китаянке. Он служил в китайской армии, и будущая жена была супругой его бывшего ординарца, погибшего в бою. После смерти подчиненного Порошин женился на его вдове, оставшейся с ребенком. Общих детей у них не было. Когда я познакомилась с Мэри, так она просила себя называть, ей было 86 лет. Она преподавала английский язык в китайской школе, а по-русски знала только две фразы: «Хлеба, хлеба» и «Эй, товарищ, наливай»…
Мэри все время что-то клала на стол, и это раздражало Порошина. Он говорил, что по русскому обычаю на столе должны быть только скатерть и самовар. Александр Иванович всю жизнь был гражданином России, но советского паспорта у него не было, и, когда распался Советский Союз, он пришел в консульство, гордо сказав: «Я – русский», и попросил выдать ему российский паспорт.
Он любил Россию и особенно Вологду, о которой ему рассказывала мама. Говорил, что всегда мечтал приехать в этот древний русский город, но самому ему уже не доведется побывать там. Он просил Викторию Геннадьевну по возможности съездить в Вологду и поклониться родине его мамы.
– Однажды я подарила ему картину Поленова «Московский дворик», – рассказывает Виктория Шаронова. – Он любил смотреть на нее и говорил, будто ему кажется, что в Вологде было так же…