Кто в доме хозяин

№ 25 (607) Рубрика: Под крышей дома

Как скульптуры, книги и цветы перессорили жителей подъезда.

Александр Васильевич Шварев.

Линия фронта прошла ровно по стенным часам, книжному столику, музыке и инсталляциям. Дело дошло почти до криминала. Хотя, если разобраться, по обоим флангам – бесконечно милые и очень достойные люди.

Хочу как лучше
Жилище нашего героя видно издалека и сразу. Бросается в глаза лоджия, которую он сам и пристроил пятнадцать лет назад из белого силикатного кирпича. Сам же и украсил скульптурами и инсталляциями, клумбами. Романтик, писатель, поэт и философ, художник и фотограф, коллекционер – ну такой вот человек-чудак – вологжанин Александр Васильевич Шварев. Он сам пришел к нам в редакцию со страстным письмом на трех листах. Это – крик обиженной души, оскорбленного самолюбия.
– Кого, как не старшую по дому, должно волновать благоустройство дома? – вопрошает автор. – Так нет же! Было у подъезда темно – мы сами отремонтировали фонарь. Управдом три раза обрывала провода. В подъезде было тоже темно – китайский плафон сломался. Мы позвали человека со специальным допуском к электроприборам, но и тут три раза оборвали и унесли вместе с патроном. Противно, паскудно говорить о вредности действия этой женщины! «Но если в борьбу не вступил с подлецом, с палачом – значит, в жизни ты был ни при чем…» – так пел Высоцкий в своей балладе «О борьбе». Если на должности – запрещай все креативное. И ведь запрещают, ломают! Организовал я в своем подъезде буккроссинг – книгообмен. Хорошее дело – приколотили навесной столик, люди стали приносить прочитанные книги, всем приятно, и не мешает никому. Радовало, что мальчишки стали приносить самодельные картины, некоторые люди приносили излишки урожая – а что? Берите кому надо! Но старшая этого не стерпела и все выбросила на улицу.

Родина начинается со двора
Невероятно уютный дворик голубоватой панельки на улице Карла Маркса, 76, «о шести подъездах» утопает в звенящей жаре, зелени берез и тополей. Тут тебе и стоянка машин, и песочница, скамейки, сохнущие на веревках пододеяльники, советские балконы, мирно шаркающий метлой по раскаленному от зноя асфальту дворник средних лет, газоны-клумбы, кирпичная трансформаторная будка. Ленивая тишина, кошки, мальчишка на велосипеде, мамы с колясками. Этакий классический советский двор из семидесятых, если бы еще прибавить к пейзажу пару темнодощатых сараев. Сараев нет. Как нет и мира, к сожалению, в этом тихом коммунальном царстве.
Шварев уже ждет: показывает, как украсил он свою самодельную лоджию черепами, вырезанными из металла котом, собакой, драконом, деревянным аистом и еще всякой милой нечистью. В подъезде показал шеренгу цветочных горшков, уголок того самого буккроссинга и завешанные картинами и часами стены. Ступеньки лестницы тоже раскрашены фигурками животных. Жалуется, что была еще и музыкальная игрушка – она пела, когда любой входящий открывал дверь, а цветомузыка мерцала разноцветными огоньками. Весело же! Отвлекает от серости будней и настраивает на веселый лад, позволяет хоть на миг забыть про плохое.
Показывает, рассказывает громко, эмоционально. На шум выходит недовольная супруга Надежда – она не в восторге от увлечений Александра, ворчит, что пора все это выкинуть на помойку. Но сам Шварев только посмеивается в усы – ему здесь, в его мирке, комфортно и весело. Дарит свой свежий сборник стихов и прозы – «Мели, Емеля, твоя неделя».

Мы во дворе – как на войне…
Родом наш герой из соседней Архангельской области, из деревушки Горночаровской. Отец был потомственным кузнецом, воевал на четырех войнах.
– Судьба его непростая была, – вспоминает Шварев. – Двух жен схоронил, а четверых детей вырастил. Все мое детство прошло в деревне. Люблю все живое, деревенские просторы, стихи вот пишу. В 1978 году этот дом построили, мы и заехали втроем с женой и сыном Алексеем. Потом второй сын родился – Сергей. Двор наш большой, дружный был: Зуяновы, Хрусловы, Марковы – всегда вместе на субботники выходили, все праздники и несчастья вместе переживали.
Тут Шварев мрачнеет. Три года назад старшей по дому выбрали Ларису Вельниковскую, женщину молодую и энергичную. И с этого дня начались, по его словам, разные несправедливости и придирки со стороны начальницы.
– Мы ведь ее не знали, не выбирали, – рассуждает Александр Васильевич. – Она командовать стала. Я сделал клумбу из старой детской машины, которую на помойке нашел, – она все цветы выкорчевала, машину на помойку выкинула. Даже поздравления с 9 Мая сорвала! Мы с соседом Сергеем Марковым даже подозреваем, что неспроста кто-то у его машины шесть раз колеса проколол: типа место он чье-то занимал. Повесили мы видеокамеру – протыкать перестали. Но обидно же! В своем доме, в подъезде вроде как и не хозяин.
Шварева поддерживает его сосед Сергей Марков из 50-й квартиры: «Делает мужик хорошее дело – так не мешай ему! Он отзывчивый, добрый. А его поделки и творческий подход нарушают монотонность нашей жизни. Спасибо таким людям. Насчет проколотых колес тоже уверен – дело рук наших врагов».
Однако проходившая мимо мама с малышом не согласилась.
– А мне все это не нравится, – сказала женщина, назвавшаяся Еленой. – Страшные морды пугают детей, они неэстетичны. Я называю это маргинальной «архитектурой». Пусть люди творят что хотят у себя дома. Кроме того, слышала, что этот человек не платит за услуги ЖКХ.

Кто прав?
Не согласна с позицией Шварева и мастер сантехнического участка УК «Фрязиново» Ольга Краева, в управлении которой находится дом № 76 по Карла Маркса. Она пояснила, что в ее ведении сто домов из трехсот пяти и на участке старшая по дому Вельниковская – одна из лучших:
– Если бы все такие были, как Вельниковская, то давно бы был везде порядок, – заключила моя собеседница. – Благодаря ей за короткий срок мы сумели заменить систему холодного розлива воды, быстро отремонтировали тепловой пункт, кровлю, межпанельные домовые швы, прочистили дренажные колодцы, провели благоустройство территории. Лариса переживает за дом, хотя работает на общественных началах, мы ей нисколько не платим. Я очень ею довольна, она тактичный, жизнерадостный человек. Ни разу не слышала, чтобы она о ком-то плохо отзывалась или накричала. Между прочим, ее выбрали собранием собственников, наверное, Шварев не ходит на собрания. А сам Шварев незаконно, без разрешения, возвел кирпичную лоджию – пристройку к своей квартире и тем закрыл нам вход в подвал с улицы. Там сильно намокала бетонная плита, а он не впускал и даже наши объявления срывал. Мы еле его уговорили впустить на лоджию, нам надо было заменить краны в подвале. У него там такой беспорядок, лучше бы он прибрал у себя в квартире, прежде чем жаловаться на людей.
Лариса Вельниковская сначала наотрез отказалась общаться с прессой. Потом все же расстроенно сообщила «Нашей Вологде»:
– Никаких колес я не протыкала и говорить об этом намерена только с участковым полицейским. Я уже подумываю обратиться к нему. Если бы вы видели, сколько грязных записок написал мне этот человек. Уверена: правда на моей стороне, я и дальше буду убирать его скульптуры и прочие художества. Это же убожество, оно мешает жильцам, он тащит в подъезд вещи с помойки, все воняет и нарушает эстетику двора.

По закону

Ситуацию комментирует председатель общественной организации «Вологодская ассоциация ТСЖ (ЖСК)» Николай Иванов:

– Жилищным кодексом РФ для жильцов многоквартирных домов установлено право общей собственности на места общего использования в доме: общие коридоры, лестницы, чердаки, подвальные помещения в том числе, лестничные площадки. Все владельцы квартир могут соответственно своей доле пользоваться этими местами. Однако такое использование не должно наносить ему вред или мешать соседям. Кроме того, жильцы должны содержать общее имущество в чистоте. При этом важно соблюдать нормы противопожарной безопасности. Не допускается размещение на лестничных клетках, в коридорах, подсобных помещениях вещей, мебели.
Про этот конкретный случай могу сказать: конечно, творчество жильцов стоит приветствовать, но до определенных пределов. Если сосед желает радовать жильцов своим творчеством, проблем нет: пусть соберет общее собрание собственников, поставит вопрос на повестку дня, и пусть собственники проголосуют за это. Возможно, оно им нравится. Если люди будут против, ничего не поделать. Это их право. Пусть в своей собственной квартире хоть все стены и потолки зарисует, но общее имущество трогать не имеет права. Если же все зашло очень далеко, и ни на какие уговоры человек не идет, к сожалению, придется бороться иными способами. Для начала пожалуйтесь на него в УК, затем, если результата не будет, – в Государственную жилищную инспекцию. Последняя инстанция – суд.
К сожалению, сегодня наблюдаются энтузиасты, которые путают свое и общественное: строят инсталляции, загораживают металлическими клетушками проходы на лестничных площадках, сажают лук и картофель на клумбах возле многоквартирных домов. Они путают дворы с дачными участками, с ними надо бороться. К тому же, как я вижу, ваш герой испытывает личную неприязнь к старшей по дому. Такое тоже бывает часто.

Ситуацию комментирует психолог Ольга Волкова:

– Замечено, что именно жильцы первых этажей воспринимают землю под окнами как свою собственную: «Ну и что, что надо мной еще несколько квартир? Они-то – наверху, а я – ближе всех к земле. Да и почему бы не засадить или не огородить кусок палисадника, чтобы никто не мог подойти к моим окнам?» Это идет от чувств собственника. Испокон века человек привык хозяйничать на земле, ему мало места в городской тесноте. Земля – это прежде всего свобода.
В том числе – и самовыражения.

Ирина Полетаева

Фото автора