Медико-социальная реальность

№ 37 (619) Рубрика: Будь здоров! Автор: Ирина Полетаева

Вологжане находятся в плену мифов о присвоении групп инвалидности.
Самое парадоксальное, по мнению руководства МСЭК, мифы им зачастую внушают медики на местах. Или, наоборот, мало или плохо объясняют людям их права. Все эти люди, увы, становятся заложниками ситуации и конечными звеньями цепочки «болезнь-больница-страдания».

По счетам, которые выставляет им недуг, тяжелобольные люди вынуждены платить самой горькой валютой — одиночеством, болью, слезами и нищетой. И если с теми, кто ослеп, оглох или потерял конечность, все более или менее ясно, то в «менее очевидных» случаях фактическим инвалидам стать ими и де-юре порой бывает нереально.

Не хочу больше жить!
В редакцию «Нашей Вологды» прислала письмо Валентина Михайловна Бовтрель. Письмо вологжанки, полное боли за сына, так и дышит страданием. Женщину можно понять: «Не знаю, куда обратиться. Мой сын Владимир уже опустил руки. Весной 2018 года он лежал в онкологическом диспансере на Советском проспекте, ему вырезали легкое, и лечащий врач перед выпиской его домой в медкарте указал и подчеркнул: «Инвалидность – вторая группа». Сын живет в Бирякове Сокольского района, это в 150 километрах от Вологды. Работать не может. Плохо ему, слаб очень, дышать трудно – задыхается. В бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ) он еле живой приезжал дважды. Ответ МСЭ был таким: «Ничем помочь не можем». Группу не дали, как будто второе легкое снова вырастет! А у него семья! Как жить? Работать не может. Сын пытался наложить на себя руки, да жена вовремя пришла с работы. Помогите.»
Сам Владимир рассказал, что в апреле 2018 года переохладился на зимней рыбалке: промок до нитки, к врачам не обратился. Через два дня заболело в груди, замучил кашель. Думал, все и так пройдет. Болезнь запустил, и она почувствовала себя в организме полновластной хозяйкой. Развилась плевро­пневмония, перешла в гангрену, затем наступил некроз нижней доли легкого.
Мужчина лежал в стационаре сначала в Кадникове, затем перевели в областную онкологию. Томография, рентген, анализы. Приговор был строг: нужна операция, ампутация легкого, иначе некроз перекинется на соседние ткани и на второе легкое. После операции прошло десять дней, лечащий врач посоветовал хлопотать о второй группе инвалидности по месту жительства – в Сокольской ЦРБ. Но в июне комиссия сокольских медиков в присвоении группы инвалидности отказала, и Владимир решил обжаловать решение у вологодских коллег. Снова – утомительные анализы, справки, визиты к пульмонологу, хирургу, рентгеновские снимки и поездка в Вологду – спасибо, что сестра помогла деньгами. В июле отвез документы, записали на 13 августа. Но ответ был тот же: отказ.
– Почему мне отказали? – с бессильными слезами возмущается Бовтрель. – Новое легкое у меня не отрастет! Мне тяжело подниматься даже на второй этаж, начинается сильная одышка и боли в груди! Жена Надежда работает в пекарне, зарплата – восемь тысяч рублей. Сын – пятиклассник, денег на него надо немало. Недавно наш дом сгорел, нас переселили в трехкомнатную панельку, квартплата за нее – около десяти тысяч. Как жить? Я бы давно повесился, но хочется увидеть, как вырастет сын. На нормальную работу меня не берут. Вот сегодня я разгрузил у магазина коробки с товаром, заработал триста рублей. Было очень тяжело, работал с отдыхом после каждой пары коробок. Купил хлеба, килограмм сахару и чаю. Врач говорит, что нужны лекарства, но на них денег нет, – мужчина снова заплакал. У него шестеро братьев и сестер, все – многодетные, помочь некому.

18 000 – столько вологжан ежегодно получают новую или подтверждают имеющуюся группу инвалидности;
2000 человек из них обжалуют решение экспертов МСЭ.

В Главном бюро МСЭ по Вологодской области, что на Красноармейской, 35, историю болезни Владимира нашли сразу.
– Бовтрель хотел обжаловать решение бюро МСЭ №4 города Сокола у нас. Перечислил симптомы – температура, слабость, деструктивная пневмония слева, – рассказывает
зам­руководителя МСЭ Ирина Кокореева. – Динамика отрицательная. Легкое – парный орган. Функции второго не нарушены, основные категории жизнедеятельности сохранены – способность к самообслуживанию, передвижению, контроль за своим поведением и т. д. Считаем, что решение вынесено обоснованно. Но пациент имеет право в течение месяца после комиссии МСЭ обжаловать решение, написав в Федеральное бюро МСЭ (Москва), либо в судебном порядке. Что касается Владимира Бовтреля, то врачи указывать в карте группу ему не имели права. Они не владеют нашими нормативами, хотя мы регулярно проводим с ними работу, обучаем. Конкретно в этом случае – пациент направлен на МСЭ преждевременно, в ранний восстановительный период. Стойкие нарушения после перенесенного заболевания надо лечить, брать больничный лист, лежать в стационаре. И уже после всех реабилитационных процедур станет ясно: есть ли показания для группы или функции организма восстановились. Ничто не мешает ему к нам обратиться снова в любое время – но после соответствующего лечения.

2500 детей ежегодно обращаются за группой инвалидности;
2100-2200 заявлений из них удовлетворяются.

Мы их не бросим!
61-летняя Людмила Гурьевна Семенова вынуждена трудиться на тяжелой работе: содержит больного брата. Хотя давно могла бы почивать на пенсионном диване. Дети выросли, самой надо немного. Но год назад 57-летнего мужчину поразил инсульт:
– Живу в Вологде, брат – в поселке Кувшиново, это далеко от меня, семьи у него не было, – сокрушается женщина. – Работу пришлось бросить – он за год так и не восстановился, ногу волочет за собой, она не действует. Оплачиваю его двухкомнатную квартиру, обслуживаю, покупаю ему минимальные лекарства, чтобы не было тромбов, да от давления, продукты. Все это надо ему привезти, что тоже недешево. Он плачет, говорит, мол, Люда, брось меня, я у тебя на шее сижу. Брата бросить не могу. Ждала, что через два года он выйдет на пенсию. Теперь надежда растаяла – в свете пенсионной реформы ждать еще лет семь. Два раза пыталась оформить ему группу инвалидности, повторно – в марте 2018 года. Гипертония, нет почки, лежал не раз на неврологическом отделении. На улицу не выходит – боится снова упасть.
– В документах Леонида Гурьевича Смирнова – 2 марта 2018 года на комиссии было давление в норме, одышка и боли в грудной клетке – только при значительных физических нагрузках, – пояснила Ирина Кокореева. – Он обратился к нам так же, как и Бовтрель, рано – в период реабилитации. По нашей шкале у него – 20 баллов, для присвоения группы этого явно недостаточно. Но в группе Смирнову не отказано: он нуждается в реабилитации. Возможно, после нее ему инвалидность будет и не нужна. К тому же пациент может обратиться в центр занятости населения – сейчас таким людям согласно диагнозу подбирают вакансии. Поймите: мы работаем по нормативам, которые не сами придумали.
А вот Александру Христофоровичу Мартьянову из Вологды никто его прав не пояснил. Зимой 2017 года 50-летний мужчина перенес тяжелую двустороннюю пневмонию. Отсидел на больничном два месяца. Но тут мужчине снова не повезло: упал дома с табуретки и сломал шейку правого бедра. Пришлось уволиться с работы. Сейчас его содержит жена, сама инвалид. В августе ему в группе отказали. Оказывается, его восстановительный период – 10 месяцев, и 10 октября он снова придет сюда – а вдруг повезет?
Мама 25-летней Жени Ирина Дубровская – человек в городе известный. У Жени – синдром Дауна, это – тяжелая форма олигофрении.
– Но врач МСЭ Иванов постоянно грозил мне, мол, скоро сниму у Жени группу – пусть работает! – горько вспоминает Ирина. – Сколько слез пролила и унижений прошла: Женечка же никогда не сможет самостоятельно жить, полноценно работать! И только когда приняли новый закон об инвалидах, Жене дали группу пожизненно.
Вологжанка Татьяна Попова много лет мучается с сыном Сашей: ему сейчас 25 лет, у молодого человека – тяжелая форма нейродерматита. Лицо и руки регулярно покрываются кровоточащими чешуйками и страшно чешутся:
– Врач в кожном диспансере рассмеялась мне в лицо, когда я робко спросила у нее, не дадут ли сыну с этой болезнью инвалидность? – вспоминает Татьяна. – Врач ответила, мол, никогда еще не видела, чтобы давали, хотя он там на учете с детства. Спасибо, что в армию не взяли, жить с этим – сплошное мучение.

Есть ли выход?

Замначальника отделения занятости населения по г. Вологде и Вологодскому району Надежда Берсенева:
– Если человек попал в трудную ситуацию, заболел, потерял работу, – не стоит отчаиваться ему и его близким. Людей предпенсионного возраста (год-два до наступления пенсионного возраста в 2018 году), сокращенных или уволенных по ликвидации по всем правилам, мы можем вывести на досрочную пенсию. Если человек уволился по собственному желанию, тоже есть выход. В нашем Центре занятости его поставят на учет как ищущего работу или как безработного – с пособием в размере 977 рублей 50 копеек. Такие у нас законы. Наши сотрудники попробуют подыскать посильную работу. Для этого нужно прийти к нам с трудовой книжкой, ИНН, реквизитами банка, справкой о размере зарплаты с последнего места работы и с паспортом по адресу: г. Вологда, ул. М. Конева, 15.

Начальник Вологодского областного департамента социальной защиты Лариса Каманина:
– Если органы здравоохранения посчитали, что гражданин трудоспособного возраста может посильно работать и не имеет права на группу инвалидности, значит, он должен это право реализовать, а не ждать, когда его будет кто-то содержать. Человек должен прежде всего думать, как помочь себе самому, а не надеяться на государство. Это – закон социума. С другой стороны, он может обратиться в органы соцзащиты за помощью, к примеру в оплате лекарств. Пусть он или его родные обратятся с заявлением в органы соцзащиты по месту жительства. Заявление будет рассмотрено комиссионно, возможно, к обратившемуся на дом выйдут наши сотрудники, оценят его материальное положение, состояние здоровья. Не исключено, что он получит помощь.

Боритесь за себя!

На вопросы отвечает замруководителя МСЭ Ирина Кокореева.
– Ирина Александровна, расскажите, как работает МСЭ в области. Ведь люди зачастую вообще ничего о вас не знают.
– В нашей области 15 филиалов МСЭ – семь в Вологде, а также есть в Череповце, Соколе, Великом Устюге, Тотьме и Бабаеве. Больные могут обращаться за группой инвалидности там, где им ближе по месту жительства. 14 апреля 2018 года вступило в силу постановление Правительства РФ «О внесении изменений в правила признания лица инвалидом», где есть ряд серьезных изменений. Это – возможность бессрочного присвоения группы. Некоторым категориям могут присваивать группы заочно. Пересмотрен и перечень заболеваний, при которых назначается группа инвалидности, и более четко прописаны случаи, в которых она присваивается.
– Как получить инвалидность? Скажем, понял человек: пришла пора, и решил сделать себе группу. С чего начать?
– Прийти на прием в свою поликлинику за направлением на МСЭ. Если врач отказал – взять справку об отказе. Если и ее не дадут – идти к главврачу поликлиники с жалобой. Затем – к нам. Наши специалисты составят программу дополнительного обследования. Возможно, не с первого раза. Но надо бороться за себя, никто вашу проблему, кроме вас, не решит. Запомните: мы никому не отказываем. Не имеем права.

Куда обратиться, если не согласны с выводами экспертов МСЭ:
127486, г. Москва, ул. Ивана Сусанина, 3.
Телефоны: 8 (499) 487-57-11 (многоканальный), 8 (499) 487-81-81 (факс).

Ирина Полетаева
Фото автора и yandex.ru