Москва слезам не верит

№ 38 (578) Рубрика: Постфактум Автор: Ольга Воронина

Работа вахтовым методом кажется выходом из положения многим вологжанам, не сумевшим трудоустроиться в родном городе. Но не спешите верить заманчивым предложениям работодателей.

Борис Пирогов (ФИО изменены в соответствии с законодательством о печати) – родом из умирающего села в Верховажском районе. По окончании школы уехал в райцентр, где выучился на автомеханика и получил водительские права. В армии тоже пришлось служить при технике, и этот опыт пригодился на «гражданке»: вернувшись в Верховажье, Борис устроился в автоколонну водителем грузовика. Но через пару лет колхоз развалился, парень был вынужден уехать в Вологду.
– Работал автомехаником и вроде бы неплохо зарабатывал, – вспоминает Борис. – Хватало и на комнату в общежитии, и на еду, и даже матери посылал понемногу. Но когда женился и родилась дочка, стало ясно, что на 20 тысяч в месяц семье не протянуть. Стал искать, где в Вологде устроиться, чтобы побольше зарабатывать, да не тут-то было. Где-то предлагали зарплату еще ниже моей, где-то предупреждали, что «белыми» только «минималка», а остальное – в конверте…
И тут Борису встретилось объявление в Интернете: на работу в Москве вахтовым методом требуются водители со стажем. Зарплата достойная, соцпакет, хорошие условия. Посоветовался с женой, быстро уволился с прежней работы и поехал в столицу за длинным рублем.
Москва встретила вологжанина гостеприимно. Компания, куда его пригласили, поразила непровинциальным размахом: сеть гипермаркетов с огромными складскими помещениями, автопарк с сотнями машин, тысячи сотрудников. После собеседования и сдачи зачета по правилам дорожного движения Бориса зачислили в штат.
Поначалу ему все нравилось. Сотрудников обеспечивали общежитием, недорогим питанием в столовой, бесплатным спортзалом с тренажерами. При этом трудоустройство было официальным, «белая» зарплата около 50 тысяч в месяц – просто сказка!
– Общежитие, правда, несколько разочаровало, – рассказывает Борис. – В каждой комнате – по 18 человек, мебель старая, стены обшарпанные, санузел «убитый». Зато ребята подобрались дельные, опытные. Поспрашивал, как работается. Если умный, говорят, нормально заработаешь. Что значит «быть умным», я понял чуть позже…
В задачу водителя-экспедитора входила доставка продуктов на дом клиентам. Автофургон Борису достался подер­жанный, но исправный и со всякой «умной» электроникой: навигатором, компьютером, банковским терминалом для расчетов.

– Первые дни все шло неплохо, – рассказывает Борис. – Адреса доставки мне подбирали в одном районе, за 8–10 часов работы успевал обслужить до
15 клиентов. Но потом ситуация стала меняться. Меня отправляли все дальше и дальше, преимущественно в районы новостроек. Находить здесь адреса клиентов было неимоверно трудно: иногда даже навигаторы «не знали» таких улиц. К тому же в новостройках часто не работали лифты, и мне приходилось тащить неподъемные пакеты пешком, часто на верхние этажи. В конце смены надо было выстоять часовую очередь на мойке, потом минут сорок уходило на помывку…
Начиная со второй двухнедельной вахты ежедневное количество заказов увеличилось до 20, работать приходилось по 15 часов в сутки. Пробки, опоздания, жалобы клиентов. Оказалось, что за все это компания штрафует водителей. Борис узнал об этом только при получении первой зарплаты, которая оказалась в два раза ниже оговоренной!
– Один бывалый товарищ рассказал, как надо «крутиться», – продолжает Борис. – Чтобы получать «правильные» заказы, надо делиться с диспетчерами, кладовщиками, бригадирами. Тогда и адреса хорошие дадут, и нареканий от клиентов не будет. Все это, конечно, не в открытую, потихоньку, но иначе никак. Кто эту науку освоил, те работают подолгу, остальные уходят после первой или второй вахты, теряя всю премию и дополнительные выплаты. Текучка кадров тут огромная…
Неприхотливый вологжанин Борис Пирогов продержался полтора года. За это время бывало всякое: и аварии, и срочные ночные вызовы, и даже драки с коллегами.
– Конфликт произошел в общежитии, – вспоминает Борис. – Там очень строгие правила, запрещающие использовать любые электроприборы. Питание – либо сухпай, либо в столовой. Но 100–150 рублей за один обед не каждый готов отдать. Поэтому мы купили в складчину мультиварку и готовили себе сами втихаря от начальства. Это здорово выручало. Но однажды к нам нагрянули сотрудники службы безопасности и всем без разбора выписали большие штрафы, мультиварку унесли в неизвестном направлении. А после их ухода у нас и произошла драка: кто-то решил, что это я проболтался. Потом, конечно, разобрались. Оказалось, нас вычислили по запаху борща из комнаты…
На этом неприятности не закончились. Однажды, вый­дя из дома, куда он отвозил заказ, Борис обнаружил, что у машины спущено колесо. Пока ставил запаску, кто-то похитил сумку с выручкой за весь день, которую он легкомысленно оставил в кабине. Воров, конечно, не нашли, а недостачу списали за счет его зарплаты.
– В общем, разбогатеть мне так и не удалось, зато заработал позвоночную грыжу, – завершает Борис свой невеселый рассказ. – Теперь могу только охранником работать да еще таксую по вечерам на старенькой легковушке – это мое единственное московское приобретение. Хорошо еще, что жена у меня понимающая, ни разу не упрекнула, что так и ютимся втроем в одной клетушке. Главное – теперь мы снова вместе, пусть и не в Москве-столице, а в своей «периферийной» Вологде. Скоро дочка в садик пойдет, жена на работу выйдет. Проживем, куда денемся?!