Может ли Россия спасти деревню, а деревня – Россию?

№ 05 (587) Рубрика: Экономика

Сегодня более 70 процентов населения России – городские жители. Каждый год отток людей из села в город увеличивается, а деревни стремительно исчезают.

Фестиваль «Десята» в Сметанино.

Такая участь постигла 20 тысяч деревень и поселков за последние два десятилетия. Оставшиеся сельские поселения не живут, а выживают на дотациях из федерального бюджета. Теперь не село кормит Россию, а наоборот – государство вкачивает в него сотни миллиардов рублей в попытках остановить стагнацию. Меж тем село не только может спасти себя самостоятельно, но и стать основой для роста экономики всей страны.
Каким образом? Обсуждаем с депутатом Государственной Думы РФ, председателем Экспертного совета по небанковским финансово-кредитным организациям Евгением Шулеповым.

– Евгений Борисович, вы много ездите по деревням в своей Вологодской губернии, признаете, что ситуация там печальная. В остальных регионах не лучше. Люди уезжают, инфраструктура разрушена. Так зачем мы поддерживаем искусственное дыхание в умирающем теле? Может быть, проще переселить оставшихся селян в города, и дело с концом?
– Давайте зайдем издалека. Все мы рождаемся на свет, чтобы быть счастливыми. А счастливым может быть только здоровый человек. Здоровье – понятие многогранное. Оно бывает физическое, душевное, эмоциональное, интеллектуальное. А в комплексе получается гармония. Так вот, только в единении с природой человек может достичь этой гармонии, быть здоровым полностью, а значит, по-настоящему счастливым: когда может дышать чистым воздухом, пить ключевую воду, есть пищу, выращенную своими руками, заниматься разнообразным физическим трудом, жить в мире и согласии с окружающими.
Я описал вам жизнь в деревне. Разве она не прекрасна? Разве не к этому стремится каждый городской житель?
– Каждый городской житель прежде всего стремится к комфорту. В городах есть работа, детсады, школы, спортклубы, магазины. А что есть в деревне? Оптимизация «добила» там остатки инфраструктуры.
– Вот за этим и нужны вливания в деревню, чтобы сохранить там инфраструктуру. Будут рабочие места, возможность учить детей и получать доступную медпомощь, будет доступ к товарам и услугам, тогда никто из деревни не поедет в тесные и грязные города.

В Сметанино идет благоустройство домовладений и зеленых зон.

– Да, но выходит, что эта инфраструктура поддерживается за счет городских жителей.
– Так было не всегда. В начале ХХ века в России более 80% населения жило в сельской местности. Каждая деревня была, по сути, маленьким государством в государстве со своей многоукладной экономикой. Это сейчас между деревней и сельским хозяйством можно поставить знак равенства, что и сделало село хрупким, убыточным и вымирающим. А раньше в деревне были тысячи видов деятельности, каждое домохозяйство представляло собой артель, то есть аналог малого бизнеса.
Деревенские люди не только рыбу ловили, кур разводили да грибы с ягодами собирали. Они делали запчасти для машиностроения, шили одежду и обувь качественнее, чем легкая промышленность того времени, производили продукты питания, которые экспортировались по всему миру, выпускали предметы роскоши, не уступающие лучшим образцам современного ювелирного искусства.
Артели объединялись в кооперации, чтобы удешевить производство, организовать сбыт продукции, обеспечить возможности быстрых и дешевых кредитов внутри кооперации. Таким образом, деньги с территории никуда не вывозились, а шли на развитие локальной экономики.
В свою очередь, кооперации создавали различные союзы, которые организовывали деятельность уже на государственном и международном уровне, обеспечивая развитие страны в целом.
– Сейчас это звучит фантастически!

Заседание Экспертного совета по небанковским финансово-кредитным организациям в Государственной Думе.

– Потому что у нашего народа есть свойство терять историческую память, а вместе с ней и национальную гордость.
Сейчас многим кажется, что деревня 100 лет назад только лапти плела да лыко вязала. А вот реальный пример. В 60-х годах XIX века Николай Верещагин вернулся из Швейцарии, пораженный зарубежным опытом масло- и сыроварения. Он создал в Тверской губернии первую в стране сыроварню. Его примеру последовали крестьяне Вологодской, Архангельской, Костромской, Ярославской, Вятской, Новгородской, Петербургской, Московской, Пермской, Удмуртской губерний. Спустя время они создали мощную кооперацию и «Союз сибирских маслодельных артелей». Союз открыл свои представительства по всей стране, заключил договоры с английскими купцами и занялся экспортом масла. И уже в 1906 году Россия занимала 2-е место в мировом экспорте масла после Дании, от его продажи в казну государства поступало вдвое больше денег, чем от золота!
– В нынешних условиях это невозможно. Рынком правят монополии, а мелкие кооперации государству невыгодны, к тому же над ними невозможно установить контроль. Ведь не зря сейчас Центробанк пытается оптимизировать сельские кредитные кооперативы, объединив их в СРО (саморегулируемую организацию) – структуру, подконтрольную ЦБ.
– В этом и кроется корень всех наших проблем. Как сказал один восточный философ, «матушка-природа просто обожает избыточность». Мы же ее целенаправленно уничтожаем, прикрываясь красивым словом «оптимизация». Вместо разнообразия и конкуренции мы создаем огромные неповоротливые монопольные структуры.
Начали с того, что когда-то загнали всех крестьян в колхозы, уничтожив индивидуальные хозяйства. Затем создали моногорода, где от единственного производства зависит все, и когда с ним что-то случается, происходит коллапс. Даже появились моностраны! И Россия к этому близка.
Посмотрите, как мы зависим от цены на нефть. Страна впала в кризис только потому, что нефть подешевела в два раза. Разве это нормально, если учесть, что помимо черного золота у нас на каждом шагу другого золота навалом: земля, лес, природные ископаемые, а главное – люди, которые могут из всего этого создать что угодно! И как раз сельские жители ближе всего находятся к этим ресурсам. И именно они должны осваивать их!
– Разве эти ресурсы доступны людям? У нас все национализировано – и земля, и леса, и природные ископаемые. А даже если и получит мужик свой дальневосточный гектар, дальше-то что? Он представления не имеет, что с ним делать.

Туристический маршрут по реке Вага в Верховажском районе.

– Верно, на местах нет компетенций, стратегий, лидеров, методик, успешных практик, финансов, полномочий. Поэтому считаю, что на государственном уровне необходимо создать специальное Агентство по развитию сельских территорий. Оно должно выстроить системную работу по сохранению и развитию российской деревни.
Создавать Агентство, на мой взгляд, нужно при Правительстве России, сделав губернаторов непосредственными исполнителями комплексных задач, поставленных Агентством. Это принципиально важно, потому что сейчас существующую даже не программу, а подпрограмму «Развитие сельских территорий» координирует Минсельхоз. А мы уже обсудили выше, почему между деревней и сельским хозяйством нельзя ставить знак равенства.
– В чем же будет принципиальное отличие Агентства от Минсельхоза с его программой развития села?
– Принципиальное отличие – в стратегическом и комплексном подходе. Минсельхоз отвечает за гектары, тонны, литры, а Агентство отвечает за людей.
На первом этапе Агентство должно найти и обучить лидеров на местах. Затем вместе с ними выбрать пилотные территории в каждом регионе и реализовать проекты в разных сферах жизнедеятельности, чтобы подход к развитию был комплексным. Он должен обеспечить создание многоукладной экономики, когда на местах будут работать сотни маленьких предприятий, объединенных кооперацией с целью аккумуляции средств на местах. И именно за счет этих средств может и должна происходить модернизация инфраструктуры села. Затем удачный опыт должен быть мультиплицирован на все сельские территории.
На втором этапе необходимо изменить логику работы региональных правительств с сельскими территориями. Сейчас регионы финансируют отдельные сферы на селе, делая подушевые расчеты, из-за чего произошла оптимизация социнфраструктуры. Например, если на селе живет меньше двух тысяч человек, полноценную больницу там закрывают, вместо нее остается функционировать ФАП. А невозможность получения качественной медпомощи заставляет людей покидать населенный пункт. Получается замкнутый круг.
При новом подходе финансироваться должны территории в соответствии с их стратегиями развития, которые должны быть реализованы на принципах ГЧП с местным бизнесом и жителями.
Софинансирование и соучастие предполагает равную ответственность в процессе и равную заинтересованность в успешном результате. Таким образом, деревня перестанет быть иждивенкой на шее у государства. Она станет полноправным участником процесса, а каждый житель будет не потребителем, а созидателем.
– А где возьмут деньги местный бизнес и жители, чтобы стать соучастниками процесса?
– Здесь серьезную роль могут сыграть небанковские финансово-кредитные организации. Мы уже начали работу с ними, создав одноименный Экспертный совет при Государственной Думе.
Сегодня они могут стать драйверами экономического роста на местах, потому что у них есть свободные и доступные денежные ресурсы. Бюджеты сейчас такими ресурсами не располагают – в регионах бюджеты выживания, а не развития. Банки занимаются собственным обогащением, а не развитием территорий. Выходит, денег взять неоткуда.
Тут на сцену и выходят кооперативы, лизинговые компании, микрофинансовые организации, ломбарды. Все, как в былые времена 100 лет назад, когда займ легко и просто можно было взять в сельской кооперации, чтобы построить свой свечной заводик.
– И что мешает этим организациям обеспечивать экономику деньгами прямо сейчас?
– Чтобы дать им возможность развернуться, мы должны прежде всего решить задачу системного законодательного регулирования их деятельности. Это общая проблема для всех перечисленных отраслей. К ней добавляются частные проблемы каждого сектора.
У микрофинансов и ломбардов – засилие рынка недобросовестными игроками, высокие процентные ставки, отсутствие базовых стандартов по видам кредитных продуктов, необходимость внедрения новых технологий и увеличение доли безналичных расчетов с заемщиками. Особенно акцентирую внимание на необходимости их интеграции в систему защиты прав потребителей! Сейчас у микрофинансов репутация контор, обдирающих заемщика, как липку, а деятельность ломбардов приравнивается к ростовщичеству. Мы должны решить эти вопросы, обозначить новые подходы в организации работы этих отраслей, которые будут выгодны и бизнесу, и населению.
Проблемы лизинга – свертывание программ господдержки из-за спада в экономике, сокращение спроса на лизинг в связи с кризисом, ухудшение платежной дисциплины.
У кооперации – низкая доля на рынке, высокий уровень недоверия со стороны граждан, необходимость работы над имиджем кооперативного движения. И многое другое.
Все эти вопросы предстоит решить Экспертному совету. И в идеале, чтобы он работал параллельно с Агентством по развитию сельских территорий. Потому что Агентству предстоит перестроить законодательную базу, чтобы обеспечить функционирование новой многоукладной сельской экономики. А она предполагает, что люди имеют доступ ко всем ресурсам на территории, являются их совладельцами, а значит, заинтересованы в их приумножении и развитии.
– Но на это уйдут годы! А результат ведь нужен прямо сейчас!
– Как раз главный принцип стратегического управления состоит в том, чтобы начать перемены сразу. Тем более, у нас есть исторический опыт, мы это умеем, мы так жили совсем недавно. Сохрани мы те подходы, сейчас Россия была бы первой экономикой мира. Это подтверждает опыт Китая, Индии, Южной Кореи. Эти страны взяли лучшее из нашего российского опыта, реализовали у себя и за короткий период совершили экономическое чудо! К примеру, Китай за 30 лет сделал скачок от самой бедной азиатской страны до главной экономики мира, обогнав США. Что мешает России?
– Не хотите поэкспериментировать на своей Вологодской области?

Жители Верховского поселения голосуют за свою стратегию.

– Мы уже начали эту работу у себя в регионе. Приведу пример Верховского сельского поселения Верховажского района.
Вместе с жителями мы написали стратегию с условием опоры на первом этапе на собственные внутренние ресурсы. Это позволило, не затягивая, начать конкретную работу на территории.
Всего за полгода изменился внешний вид поселения, были приведены в порядок домохозяйства, появились благоустроенные зеленые зоны отдыха. Началась модернизация инфраструктуры. Ведется газификация, что в будущем даст толчок к развитию предприятий.
Кроме того, мы занимаемся проектом гостиницы при местном биатлонном комплексе, что позволит развивать туризм, и проектом многофункционального культурно-образовательного центра, который позволит молодым семьям сделать выбор в пользу родного села, а не чужого города. Проектируем генеральный план поселения, что даст возможность муниципалитету распоряжаться свободной землей, отдать участки под застройку, а значит, привлечь новых жителей.
Подъем переживает агрокомплекс, где начата реализация инновационных проектов. К примеру, придуман новый способ подготовки зерна к посеву, который впоследствии дает увеличение урожая на 25% по сравнению с прежним опытом.
Важно, что местные жители начали думать, как сохранить деньги у себя на территории, чтобы они работали на местное развитие. Вот маленький пример. Вместо того, чтобы увозить молоко в областной центр на завод, а потом покупать с этого завода свое же переработанное молоко на порядок дороже, они решили продавать свежее молоко через специальные автоматы в местных магазинах.  В общем, движение началось!

Проекты стратегии Верховского поселения.

– Но все это здорово лишь для данного конкретного поселения. Другим это не подойдет.

– Совершенно верно! Важен именно комплексный подход, а не отдельные точечные действия. Потому что переход к многоукладной сельской экономике может обеспечить только перестройка системы в целом. У себя мы пока сделали маленькие шаги в том направлении, которое должно смоделировать Агентство по развитию сельских территорий.
Когда это произойдет, город и деревня станут развиваться гармонично. Важно, что развитие пойдет снизу, а не сверху! Тогда фундамент новой экономики будет состоять из миллионов кирпичиков – малых и средних предприятий на местах, которые сделают территории сильными и независимыми. Они и создадут основу для быстрого и устойчивого развития нашей страны, потому что деревня – наша основа. Она позволяет не концентрироваться в нескольких местах, в городах-мегаполисах, обеспечивая освоение территорий и их богатств в целом. А наши пространства и ресурсы, которые на этих пространствах есть, – неоспоримое преимущество России. Глупо им не пользоваться!
«НВ»