Мужчина на миллион

№ 19 (601) Рубрика: Житейская история

Иван – альфонс и не стесняется этого. Более того, занятие свое он на полном серьезе считает не ремеслом, а предназначением и возводит в ранг жизненной философии. «Моя задача – сделать женщин счастливыми, – говорит он. – Это тяжелый труд, а потому он должен достойно оплачиваться».

Ивану 28 лет. Уже четыре года он снимает квартиру в Прибрежном, финансово полностью независим от родителей и планирует построить собственный дом в одном из коттеджных поселков под Вологдой. По крайней мере, землю он уже купил.
– Со сколькими женщинами я встречаюсь одновременно? Бывает по-разному, – откровенничает он. – Весь прошлый год у меня была только одна постоянная партнерша, я даже жил вместе с ней, потому что она поставила такое условие. У меня был один выходной в неделю, который я проводил так, как хочу. В остальное время я не мог ни встречаться с друзьями, ни проведывать родителей.
– И тебя такая жизнь устраивала? – удивляюсь я. – Тем более, без любви.
Иван смотрит на меня с жалостью, как на убогую.
– При чем тут любовь? – спрашивает он. – Мне платили столько, что общение с другими людьми вполне можно было уложить в один день на неделе. – Тем более, что недостатка в общении я не испытывал. Моя подруга вращалась в самых высших кругах, причем не только в Вологде. Мы все время ездили в Москву, Санкт-Петербург, Казань, ходили на приемы, вечеринки и выставки. Мне реально было интересно с теми людьми, в круг которых она меня ввела. Раз в три месяца мы ездили отдыхать за границу. Вот Куршавель, Ницца, Лазурный берег и Мексика – это точки на карте, а я все это видел своими глазами.
Сейчас с этой подругой Иван расстался, причем не по его инициативе. Она предпочитает мальчиков помладше. Но Иван без дела не остался. Сейчас у него две постоянные партнерши, которые предпочитают жить отдельно, проводя вместе с Иваном лишь дозированное количество времени. Его это тоже устраивает.
– Получаешь меньше? – спрашиваю я.
– Мне хватает, – уклончиво отвечает он.

Первая любовь и первый опыт
Ваня вырос в семье с мамой и бабушкой. Отец ушел, когда он был еще совсем маленьким, и обжегшаяся «на молоке» мама замуж так больше и не вышла. Посвятила себя сыну. Маленького Ваню обожали все – и учителя, и знакомые. В детстве он был похож на ангелочка. Огромные голубые глаза, белокурые локоны, завивающиеся колечками. Классический «капризный принц».
Впрочем, капризным мальчик не был. Всегда хорошо учился, много читал, без проблем окончил школу, поступил в МГУ. Мама и бабушка им гордились, но и переживали страшно. Как же будет их кровиночка жить один в чужом городе, да еще таком страшном, как Москва.
Но кровиночке жилось неплохо, потому что рядом сразу нашлись женщины, кинувшиеся обустраивать его быт. Красивый, высокий, атлетически сложенный парень пользовался огромной популярностью у женского пола. В общежитии всегда находилась девушка, которая дежурила за него по кухне, мыла посуду, стирала белье. Иван в ответ водил девчонок в кино, угощал мороженым, позволял списывать на семинарах и коллоквиумах.
В положенный срок его даже не миновала участь влюбиться. Его первую «настоящую» девушку звали Наташа. Интересно, но ухаживаниям других женщин первая любовь не мешала. Иван жил по принципу «котлеты отдельно, мухи отдельно». Наташа была его возлюбленной, а остальные девочки – подружками, от которых он благосклонно принимал ухаживания и обустройство нехитрого студенческого быта.
Наташа не ревновала. Наоборот, гордилась популярностью своего парня, посмеивалась над теми, кто жарит ему котлеты и стирает носки. Сама она была москвичкой, в общежитие наведывалась нечасто и решать бытовые проблемы любимого не стремилась. Зачем, если и без нее желающих вполне достаточно.
Именно в Наташиной семье Иван встретил Риту, ставшую его первой «владелицей». В доме у своей любимой Иван бывал часто. Родители были не против, относились к Ивану дружелюбно, на разницу в социальном, а главное, финансовом положении не намекали. Вместе с Наташей и ее семьей Иван ездил на дачу. Однажды именно там собралась большая компания родительских друзей, которые отмечали какую-то особенно удачную сделку, заключенную Наташиным отцом.
Много пили, громко говорили, курили дорогие, а от того особенно вонючие сигары. В какой-то момент у Ивана заболела голова, и он сбежал в сад, подышать. Сквозь стекло входных дверей он видел, что Наташа внутри разговаривает с каким-то мужчиной средних лет. Был он моложе ее отца, причем намного, но сильно старше студентов – Ивана и Наташи. Судя по всему, говорили они о чем-то серьезном.
На качель, где сидел Иван, присела женщина лет сорока, красивая, яркая, дорого и со вкусом одетая. Ивану такие нравились, потому что очень отличались от тех женщин «за сорок», которых он видел дома, к которым относилась его мама.
– Знаешь, кто это, – спросила незнакомка, указывая на мужчину рядом с Наташей.
– Будущий муж, – догадался Иван.
Про замужество они с Наташей не говорили, да и вообще о нем не думали. По крайней мере, Иван. Ему казалось, что для создания семьи нужно уже твердо стоять на ногах, и уж до окончания института про это даже думать не стоит. Какая свадьба, если ты студент и живешь в общаге.
– А ты считал, что она за тебя замуж выйдет? – насмешливо спросила дама и положила руку Ивану на колено. Рука была красивая, изящная, тонкая, с безупречным маникюром и очень дорогими кольцами.
– Ничего я не думал, – огрызнулся он. – Но почему бы и не за меня?
– Потому что отцу Наташи нужен партнер и преемник в делах, а не такой сосунок, как ты, – засмеялась женщина. – В будущем у тебя, конечно, все будет, если ты правильно распорядишься настоящим, но сейчас ты еще на скамейке запасных, малыш. Кстати, меня зовут Рита.
Она оставила Ивану свою визитку и велела звонить. В тот момент он не понял, зачем. Он вообще мало что понял из ее слов. И быстро выкинул их из головы. До тех пор, пока спустя две недели, сразу после последнего летнего экзамена, Наташа не сказала ему, что выходит замуж.
– А я думал, ты меня любишь, – с горечью произнес Иван.
– Ванька, ну, конечно, я тебя люб­лю, – засмеялась Наташа. – Тебя невозможно не любить. Если хочешь, мы с тобой, может, и дальше будем встречаться. Но замуж я выйду за папиного партнера, потому что так надо для семейного бизнеса. Понимаешь?
– А тебя устроит, если я буду встречаться с тобой, а параллельно иметь кого-то «для бизнеса», – спросил он. И чуть не обомлел, услышав в ответ: «Конечно».

Уверенность в завтрашнем дне
Рите он позвонил, скорее, от внутренней боли, чем от искреннего желания. Она и стала его первой патронессой. Сняла однокомнатную квартиру, оплачивала услуги домработницы, выдала кредитку, на которой всегда лежала сумма, необходимая на оплату продуктов, телефона, покупку одежды и мелкие расходы. С Ритой Иван открыл для себя совсем другую Москву, полную дорогих ресторанов, брендовых магазинов, а также в первый раз съездил за границу на море, и не в какую-то там Турцию, а в Ниццу. В Канны.
С Ритой было интересно, весело и ненапряжно. «Я как-то очень быстро забыл Наташу, – признается он. – И был уверен, что люблю Риту по-настоящему. Она первая сказала мне, что это не так».
Он благодарен своей первой «взрослой» женщине за ее цинизм, позволивший не пудрить никому мозги. Маргарита научила Ивана многому, в том числе не обращать внимания на «глупости, не стоящие внимания»: обиды, любовь, привязанность. «Имеет значение только твой собственный комфорт», – уверяла она.
Они расстались как-то незаметно для Ивана. Отношения исчерпали себя, а может, он наскучил Рите. Новые женщины, желающие владеть его прекрасным неутомимым телом, находились быстро, поэтому за свое финансовое благополучие Иван не переживал. Правда, через пару лет после окончания института принял осознанное решение вернуться в Вологду.
«В Москве в моей сфере очень высокая конкуренция, – объясняет свое решение он. – В Вологде жиголо немного, хотя спрос на нас есть. Везде есть самодостаточные, умные и обеспеченные, но одинокие женщины, которым не хватает внимания. Только в Вологде они менее избалованы, менее требовательны, да и уровень расходов здесь гораздо меньше. Я могу не только оплачивать себе жилье, но и строить собственный дом. В Москве заработать на это мне было бы гораздо труднее».
О семье и детях Иван пока не думает. Он убежден, что у него есть впереди еще лет 10-12, чтобы зарабатывать на жизнь собственным телом. А после выхода на «заслуженный отдых» он и будет думать о собственной семье. Или не будет. «Одна из моих нынешних подруг учит меня обращаться с ценными бумагами, – рассказывает он. – Я уже сегодня стараюсь думать о том, на что буду жить, когда не смогу доставлять женщинам радость. И фундамент своего благополучия завтра строю уже сегодня».
Алиса Веденеева