Мы идем в этот город, которого нет

№ 08 (590) Рубрика: Среда обитания Автор: Михаил Скляр

Вологда медленно, но верно теряет свою культурную идентичность.

Скандал вокруг центра ремесел «Резной палисад» на улице Засодимского, который не то вливают, не то сливают, не то еще как-то «оптимизируют» по самую маковку, пару лет назад произвел бы в нашем городе культурный шок. Но к плохому, судя по всему, привыкают так же быстро, как и к хорошему. После исчезнувших в никуда фестивалей VOICES и «Мультиматограф», после изгнанной «на выселки» областной картинной галереи, после потускневших и скукожившихся на ниве экономии городских праздников – после всех этих невеселых сводок с культурного фронта тревожная ситуация с центром ремесел и угроза срыва традиционного фестиваля «Голос ремесел» воспринимаются вологжанами с той же флегматичной обреченностью, с какой прохожие встречают похоронную процессию. Как там в старой песне: «Никуда не деться от судьбы такой»…
Между тем официальные комментарии представителей местной власти строятся не столько на возможной утрате популярных брендов, сколько на псевдофинансовых аргументах типа «дважды два – четыре». Столоначальники, например, скрупулезно оценивают расходную часть фестиваля «Голос ремесел», дипломатично забывая о приходной части – многих тысячах участников и гостей фестиваля, которые не только поддерживают туристический имидж Вологды, но и существенно пополняют оборот городских гостиниц, ресторанов и кафетериев, предприятий общественного транспорта и производителей сувенирной продукции.
Никого не хотелось бы обижать, но у меня возникает стойкое ощущение, что мэрия готова наводить порядок с финансами самым радикальным методом: выплеснув из корыта воду вместе с ребенком!
На самом деле бессмысленно спорить с тем, что в сложные времена бюджетные средства надо экономить. Беда лишь в том, что никаких иных времен, кроме сложных, на нашу долю почему-то не досталось. К тому же экономить казенные деньги можно по-разному. В какой-нибудь Швеции, где ВВП на душу населения почти в восемь раз выше, чем у нас, муниципальные служащие знать не знают, что такое служебная машина, а средняя зарплата работников этой категории сопоставима со средней зарплатой воспитателя государственного детского сада в городе Стокгольме. Не сомневаюсь: если бы мы взяли на вооружение шведскую модель экономии бюджетных средств, нам не пришлось бы закрывать фестивали или минимизировать расходы по принципу, сформулированному журналистом Валерием Аграновским: «Лев и кот – животные из одного семейства кошачьих. Но один – царь зверей, а другой за мышами бегает».
Есть еще один любопытный аспект происходящего. И здесь опять не обойтись без цитаты из классика – на сей раз видного чешского писателя Ярослава Гашека. В уста одного из своих героев он вложил фразу, которая отчаянно просится в эпиграф моего материала: «Мы решили обойтись без праздника, чтобы сэкономить деньги. В результате остались без праздника и без денег».
А и правда: во имя чего нужна экономия? Что приобрела взамен Вологда, культурная жизнь которой в последние годы заметно оскудела? Может быть, наши улицы превратились в подобие немецких автобанов, обросли удобными парковками и безопасными пешеходными переходами? Не заметно. Может быть, наши школы стали кузницей юных Ньютонов? Не похоже. Может быть, наши производители начали производить вдвое больше, а потребители – вдвое больше потреб­лять? Вопрос риторический…
Так для чего же все эти жертвы, превращающие Вологду из признанной культурной столицы северного края в провинциальное захолустье? И как этот странный курс на оптимизацию всего и вся сочетается с бесконечными «песнями трубадура» про рост туристической и инвестиционной привлекательности Вологды?
И дело, в общем-то, не только и даже не столько в деньгах, сколько в самой атмосфере праздника, которая неумолимо улетучивается из нашего города – наподобие того, как воздушная масса планеты Земля улетучивается сквозь озоновую дыру в атмосфере. И это последствие может оказаться самым драматичным для будущего Вологды. Ведь люди – не цифры в столбцах канцелярских отчетов. Люди – не бездушные механизмы, работающие на моторном топливе. Люди – единственные создания природы, которые умеют осознанно улыбаться и плакать, сочинять стихи и петь песни, рисовать картины и танцевать. Лишая людей этих дарованных им свыше привилегий, мы вольно или невольно заставляем их задуматься о том, что Вологда – город, конечно, родной и любимый, но далеко не единственный. И счастье жить полной жизнью, возможно, придется искать на стороне…