На безрыбье

№ 13 (595) Рубрика: Проблема

Вологодские любители рыбалки побили все рекорды уловов в зимние и весенние месяцы. Хотя в последние годы река Вологда рыбаков не баловала. О щуке, окуне и леще можно было только мечтать.

«Удачный улов вологодским рыбакам обеспечило дождливое лето 2017 года. Благодаря высокому уровню воды рыба из Кубенского озера по реке Сухоне зашла в главную городскую водную артерию», – рассказал нашей газете рыболов-любитель Владимир Кляпин.
А между тем в ряде районов Вологодской области местные любители-рыболовы отмечают, что рыбы в водоемах стало меньше.
«Раньше ловили на удочку мешками, а сегодня – совсем ничего. Куда делась рыба?» – спрашивают жители районов.
Два месяца назад вопрос о наличии рыбы в вологодских водоемах поднимался даже на уровне Законодательного собрания области.
«Наша Вологда» решила выяснить, кто обитает в реках и озерах Вологодской области и куда на самом деле делась наша рыба, с учетом того, что крупные перерабатывающие рыбу заводы, которые работали еще во времена СССР, – закрыты.
Противоречивые запреты
«В водоемах Вологодской области основной вид промысла – это щука, лещ, окунь, судак, плотва, – рассказал нашему изданию кандидат биологических наук, ведущий сотрудник Государственного, научно-исследовательского института озерного и речного рыбного хозяйства им. Берга Михаил Борисов. – Всего же в водоемах региона обитает порядка 50 видов рыб. Некоторые из них занесены в Красную книгу. Это, например, нельма, кумжа, озерный лосось, подкаменщик, быстрянка, стерлядь, хариус. Если говорить об основных источниках промысла, то это озера Белое, Воже, Онежское, Кубенское. А вот переработка у нас развита действительно слабо. Частный бизнес коптит и продает рыбу в Кубенском и в районе Белозерья, а известные фирмы используют и привозную рыбу».
Действует на территории Вологодской области и ряд ограничительных законодательных мер. Рыбу запрещено ловить в период нереста, нельзя использовать рыболовные сети, электроудочки. Однако сами рыболовы считают, что эти меры далеко неоднозначны и требуют пересмотра. Например, ловлю сетями, наоборот, нужно разрешить, а вот промысел на моторных лодках – запретить.
«Во многих регионах сейчас запрещено выходить на водоемы на моторной тяге. В Вологодской области запрета нет. Ближе к Подмосковью всего хищника – щуку, окуня, судака выбили. На Ладоге уже и делать нечего. Вот и повадились все рыбаки к нам. Перебрались на Кубенское озеро, Белое, Онегу. Сейчас у нас на ряде водоемов с хищником большая проблема, – считает председатель НП «Союз рыбопромышленников Вологодской области» Виктор Ерофеев. – Кроме того, раньше было разрешено любительское рыболовство сетями. Выписывалось разрешение, человек выловил рыбину, и вся семья довольна. Разрешалось иметь одну сеть 50 метров длиной и три метра высотой на одного жителя, прописанного в регионе. Теперь это запретили. В Карелии, например, до сих пор жители имеют право ставить сеть и ловить для своей семьи. Тем более что сейчас зарплаты маленькие, работы нет и люди продолжают ловить для себя, чтобы прокормить семью. Считаю, это неправильно. Мы боремся, чтобы нашим людям вернули право на любительскую рыбалку сетью. Но пока без результата».
Кстати, исторический факт: до 40-х годов прошлого века ловля рыболовными сетями в Вологодской области велась только в зимний период. Тогда сети плелись из натуральных, а не синтетических материалов и стоили довольно дорого. Рыбаки их берегли, поэтому летом, когда в теплой воде сети быстро приходили в негодность, их не использовали.
Запрещенный прием
Эксперты называют несколько причин сокращения популяции рыбы в регионе.
«Главная – это, конечно, браконьеры, которые используют не только сети, но и запрещенные приборы, – говорит Михаил Борисов. – И это не только сети, которые так называемые «рыбаки» оставляют в воде, а потом рыба запутывается в них и гибнет. Это еще и электроудочки».
Электроудочка представляет собой прибор, который чаще всего напоминает большой сачок. В результате появления направленного электрического тока рыба, попавшая в зону действия прибора, начинает двигаться в сторону ловца. Чаще всего в качестве источника тока используют автомобильный аккумулятор, разряд от которого через преобразователь поступает на электроды, расположенные на сачке. Электроудочка запрещена в большинстве стран Европы и в России в частности. Однако в день подготовки этого материала «Наша Вологда» легко нашла на популярном сайте «eBay» сразу 32 объявления о продаже прибора стоимостью от 3 до 12 тысяч рублей.
Между тем это действительно страшное оружие, убивающее нашу ихтиофауну.
«Браконьеры, убивающие таким образом рыбу, берут не все, а только крупные экземпляры, – поясняет Михаил Борисов. – Гораздо больше рыб, пораженных током, либо опускается на дно, либо всплывает. В зоне действия электроудочки происходит массовая гибель мальков рыб, отложенной икры, а также множества различных червей, моллюсков, рачков и прочих водных обитателей вплоть до простейших, без которых невозможна жизнь водоема. Та рыба, которая выжила, теряет способность к размножению».
И тем не менее, каждый год полицейские ловят рыбаков, которые используют запрещенные приборы. Осенью в Тотемском районе с поличным поймали двух местных жителей, которые добыли таким образом рыбы на 140 тысяч рублей. Вину свою они признали, но вернули государству только половину суммы.
На «нет» и суда нет
Еще одним решающим фактором истребления всего живого в наших водоемах часто становятся разрекламированные инвестиционные проекты. С одной стороны, власть рапортует о том, что в экономику вкладываются деньги, создаются рабочие места, с другой, и об этом предпочитают молчать, наносится огромный ущерб, который, как показывает практика, не возмещается.
В мае 2015 года жители деревень, расположенных вдоль рек Комела и Лухта, заметили, что на воде появились непонятные белые разводы, а вскоре на берегах стали находить мертвую рыбу.
«Вода резко и неприятно пахла, – жаловались жители. – Затем принесло мертвую рыбу: окуней, лещей, даже маленьких щурят. Ее было много, очень много».
Тогда на место выехали представители Череповецкой межрайонной природоохранной прокуратуры, которые отследили источник попадания загрязненных вод в реки. Виновником оказался крупный свинокомплекс АО «Шувалово-4» – костромской холдинг, одно из подразделений которого расположено в Грязовецком районе. С поля, не обвалованного согласно требованиям природоохранного законодательства, свиной навоз попал в безымянный ручей, а потом и в реку, что очень опасно, потому что органические отходы жизнедеятельности свиней относятся к третьему классу опасности и представляют чрезвычайную угрозу для населения. Тяжелые металлы – кадмий, цинк, медь, избыточное количество фосфора и калия вызывают гибель растений и заражают водоемы.
Следственный комитет возбудил уголовное дело, виновником признали управляющего свинокомплексом, который должен был после сброса перепахать поля, но не сделал этого. Дело даже дошло до суда, о чем следственные органы и объявили в 2017 году. «Наша Вологда» не поленилась узнать, чем закончился скандал, и выяснила, что… ничем.
25 июля 2017 года Грязовецкий районный суд вынес постановление о прекращении уголовного производства в отношении управляющего «Шувалово-4» в связи с истечением срока давности. А гражданский иск на сумму 2 465 595 рублей оставил без рассмотрения…
Миллионы на воду
«Влияет на размножение рыбы и еще один фактор – это стройки в районе поймы реки, – считает Михаил Борисов. – В пойме рыба нерестится, потому что там мелко и тепло. Но сегодня застройщики строят в этом месте дамбу для своих малоэтажных коттеджных комплексов. Яркий пример – застройка на реке Тошня».
Речь идет о коттеджном поселке в Лесковском сельском поселении. В марте 2017 года местные жители пожаловались в прокуратуру на то, что на берегу реки рядом с деревней Новое строят поселок «Сосновый берег». Экскаваторы вынимают грунт из реки и раскапывают пойму, а застройщик уверяет, что все разрешения получены. Однако на деле это оказалось не так.
На место выехали специалисты Северо-Западного территориального управления Федерального агентства по рыболовству, которые признали строительные работы незаконными, а эксперты «Государственного научно-исследовательского института озерного и речного рыбного хозяйства» посчитали, что ущерб, нанесенный водным биологическим ресурсам реки Тошня, составил более одного миллиона рублей.
Материалы проверки Росрыболовство направило в Череповецкую межрайонную природоохранную прокуратуру, и сейчас в Вологодском районном суде рассматривается иск к комитету по управлению муниципальным имуществом Вологодского района. Заседания продолжатся в мае.
Что делается, чтобы восполнить ущерб водной фауне? На самом деле немало. Кроме запретов на лов рыбы в нерест, в водоемы регулярно запускают искусственно выращенных молодых особей. В январе 2018 года Северо-Западное территориальное управление Росрыболовства сообщило, что в 2017 году в целях воспроизводства водных биоресурсов в водоемы федерального округа было выпущено 14,6 миллиона штук мальков и личинок рыб. На два миллиона больше, чем в 2016 году. А всего в Вологодской области в прошлом году было выращено 126 тонн рыбы, это, конечно, намного меньше, чем в соседней Карелии, но все-таки – результат.
Вот только результат этот стоит бюджету миллионы рублей, которые, как показывает практика, уходят в воду, как в песок…
Анна Маслухина