«Не судите строго…»

№ 22 (562) Рубрика: В начале было слово

Сергей Корчнев – уроженец Вологды.

Но затем судьба совершила крутой вираж: Сергей поступил в Рижское высшее авиационно-инженерное училище. Долгие годы служил на Дальнем Востоке, однако не разрывал духовной «пуповины», связывающей его с малой родиной. И в середине 90-х, уволившись в запас, вернулся в Вологду. Занимался предпринимательством в разных сферах, воспитывал сына и буквально каждую свободную минуту писал стихи…
– Писал «в стол», как очень многие люди, околдованные музой, – рассказывает Сергей. – Об издании даже не думал: просто торопился высказаться о том, что меня волнует, что я пережил за полвека жизни. Но когда узнал о конкурсе «В начале было слово», неожиданно для себя самого решил попробовать. И отправил на конкурс то, что принято называть избранным. Не судите строго! Это, конечно, не Пушкин и не Евтушенко, но в моих стихах нет притворства: именно так я воспринимаю мир…

Завалинка
Наш городок – маленький, Все жители в нем – соседи, Вместо ботинок – валенки, Вместо собак – медведи! Живут – не живут, вроде бы Пьют водку да чай с бубликом. Вот такая моя Вологда – Сама по себе Республика! Есть у меня развлечение – Поливать на окне настурцию, А еще есть одно влечение – В Череповец – на экскурсию! А нет, так пойду к Варюшке, А то скоро лето кончится, Надену на руки варежки – Замерзнуть больно не хочется! Пойдем с ней гулять вечером, Всю ночь просидим на завалинке, А че – мне терять нечего, Разве что только валенки! А вдруг не захочет завалинку – Внезапно захочет в Турцию? Придется продать валенки! А потом еще и настурцию?! Нет, не пойду к Варюшке – Зимы-то нонче длинные! Продам-ка я лучше варежки И пойду в магазин винный!

Удивись!
Замедляется бег, Надвигается снег, Не спеши повзрослеть, Дорогой человек! Удивляйся всему, Улыбайся всему: Капле слез на щеке, Проливному дождю, Белым тучам ночным, Черным тучам дневным, И лесным комарам, Даже им, даже им! Задушевным ночам У речного костра, Философским речам: Что-то жизнь так быстра! Золотистой заре И зеленым лугам, Кобелю во дворе И опять комарам! Ярким звездам в ночи, Чугунку из печи И об этом друзьям – Не молчи, не молчи! Попытайся обнять, И попробуй простить, И рискни предпринять, А потом полюбить, Улыбнись, удивись, Насладись, восхитись! Ты увидишь, как сильно Растянется жизнь!

Памяти деревянной Вологды
Идет подмена поколенья – Сгорают старые дома. Их бревна – черные поленья, Как ребра сгнившего кита!
Подмена – это не замена, Архитектура – ни при чем. Растут на пепле новоделы, Их стены – с мертвым кирпичом.
Дома горят, их быстро сносят, Как головы слетают с плеч. Те, что остались, будто просят: Нас мало, стоит поберечь!
Они не знают, что их место – Уже давным-давно не их, Что молодым и старым тесно С одним забором на двоих!
Так старика толкает в спину Здоровый, сильный негодяй. Потом в глаза глядит невинно И шепчет в ухо: «Исчезай…»
Исчезнут! Их и так немного, Для всех они – вязанки дров! Конечно, молодым – дорога! А где ж почет для стариков?
К нам приезжают за мгновеньем, Успеть увидеть эту нить, Что держит в связке поколенья, Хотя б на пленке сохранить!
Еще немного – и порвется… Дома стоят, но чуть дыша, И с карты города сотрется Их деревянная душа!
Сгорает память об истоках И в землю пеплом навсегда. В толпе не выжить одиноким. Как беззащитна Красота…

Выбор
А можно ли, не выбирая, Не ставя себя в тупик? Ну что же за жизнь такая – Все время – к стенке впритык!
Всем надо, чтобы конкретно – Чтоб «да» сказать или «нет», А Между и Неприметно – Для них это не ответ.
Без выбора так спокойно, Комфортно и тут и там, А с выбором, хоть и достойно, Но можно и по зубам!
Ведь так хорошо – нейтрально, Не наживая врагов, И не страдая морально, Не создавая долгов,
За красных ты, аль за белых? Какой интернационал? За трусов ты или за смелых? Ты – ПОД или НА пьедестал?
Скажи всем определенно: Ты – друг, объясни, или враг? А я – в окопах! Но скромно. И в чьих – не пойму никак!
Меня, что вокруг, – не касается! Живу в скорлупе своей, На дне ничего не меняется, Зарылся среди камней!
А здесь – две судьбы на выбор: Ты – сам или ты – как все, И в небо с разбега прыгай, Взлетай по Своей полосе!

Весна
Ну, вот и все! И началось движенье! И лед пошел – трещат в воде кусты, И в половодье слабые деревья Уносит лед, как подведение черты!
Люблю, когда река сдает экзамен, Стремясь под мост, вставая на дыбы, Когда приход весны так дико обоняем, Как запах льда и тающей воды!
Хрустальный звон доносится из русла – Друг друга в бок толкают груды льда. За толчеей я наблюдаю с грустью – Все, как у нас, – в движении борьба!
Но под мостом – затор!
И подпирают сзади
Те, что поменьше, – тех, что покрупней, Они, как мы: тех, кто устали за день, Толкают те, кто в жизни пободрей!
Весна плывет прямой дорогой к лету, Сметая все, что на ее пути! Ей весело, и, глядя на картину эту, Я улыбаюсь, но так хочется грустить!

Моей любви Любови
Я катаюсь сегодня на лыжах – Просто раньше закончил работу. Палки тычут весеннюю жижу, Как в живое впиваясь во что-то.
Две прямые сквозь лес пробираются, Через поле, проходят по кругу. Две прямые не пересекаются – Параллельно идут друг для друга.
И скольжу я по ним вдоль оврага, А потом подымаюсь в предгорие, Белый снег представляю бумагой И слагаю на ней аллегории!
Линий – две, две судьбы человеческих,
Образуя лыжню, идут парою.
Всюду рядом, стремясь к бесконечности,
Огорчая друг друга и радуя!
Но в лыжне, как и в жизни, есть
«двойственность» –
Только двое рождают в ней целое. Ты и Я! И мы с разными свойствами. То вдруг черное в нас, то вдруг – белое!
То закружит метель в серых буднях, Запугает своей беспросветностью, А бывает – нас солнце разбудит, И окрасится серое цветностью!
Я хочу, чтоб мы дальше шагали – Параллельно, в одном направлении! Чтоб любили, творили, мечтали – Молодому в пример поколению!
Парой жить и грустить, парой – маяться,
Не сбивая друг друга в беспечности: Параллельные – пересекаются, Лишь в теории и лишь –
в Бесконечности!

Жизнь вслепую
«Зажмуриться» – клевое слово, Как действие – вовсе прикольно, Захлопнул глаза и готово – Противно душе, но не больно!
Не надо смотреть, не моргая, На все, что творится снаружи, – Вокруг тебя жизнь протекает, А ты ей, закрытый, не нужен!
Зажмуриться можно навеки, А можно всего на мгновенье – Сознанью подвластные веки, Ничто превращают в Творенье!
И сразу вокруг так красиво, Уютно, тепло и прекрасно, А как открываешь – противно, Опять закрываешь – все классно!
Еще б научиться – в пространстве Передвигаться не глядя, Жить слепо и в полной прострации, Как вырванный лист из тетради.
Сложить бы его самолетиком
И – в небо, забыв про действительность!
Но стать нечувствительным летчиком Не позволяет чувствительность!
А как же любимые люди, С которыми жизнь проживаешь? Без них ты счастливым не будешь – Зажмуришься и – проморгаешь!
Старайся запомнить подробно Их всех, и в мельчайших деталях, Мгновенному снимку подобно, Себя, как альбом, заполняя!
«Зажмуриться» – клевое слово, Как будто затвор объектива, Ты щелкай им снова и снова – Убогое делай красивым!

Реквием нового времени
Два ветхих, деревянных дома Последними остались из шести – Я наблюдаю каждый день из окон, Как их опять пытаются снести.
Меж каменных свечей
в пустой подсвечник
Воткнут еще одну кирпичную свечу. Так дурень залатать решит скворечник, Заколотив дощечкою дыру.
Стоят дома, а дождь стучится в сени, Сквозь редкий шифер он стекает вниз, И плачут стены, вспоминая семьи, С которыми они прожили жизнь.
И это время им вернуть так хочется: Ковры, духи и запахи волос… А сырость – это запах одиночества, Им пропитался даже старый пес!
Он жил с семьей при деле и охране, Встречал всех вечером
виляющим хвостом;
Он их любил, но как-то утром ранним Уехала семья, забыв о нем.
Уехали и счастливо зажили, Под новой кровлей строя жизнь свою, Не взяв его в свой дом: они решили, Что нет здесь места старому тряпью!
Прошла зима, пришла весна и слякоть, Шли люди и в забор кидали кость, Рыдал бы он, но псы не могут плакать
И рассказать о том, как им
зимой жилось!
Но скоро дом снесут и,
раскатав под трактор
Скосившийся сарай,
где пес тот ночевал,
Оставят одного – безжалостно, ужасно! И он уйдет туда, где приютит подвал.
Ну а пока весна, и яблони цветами Засыплют дом и старую скамью, А под скамьею пса, где с грустными
глазами
Мечтает он о том, что встретит вновь
семью!

Апрель
Треснуло небо ветвями, Черным по синему, вдрызг, Распределяя над нами Высь, миллионами брызг!
Черные линии в сини, Как отраженье земли, Треснувшей засухой в глине, Небо сетями сплели!
Разве б раскинулось в небе Столько весенних ветвей, Если б в земле, как во чреве, Не было столько корней?
Ветви увидишь и вспомни, Чтобы им листья пускать, – Память о прошлом, как корни, Не забывай поливать!