Не вооружен, но очень опасен

№ 05 (545) Рубрика: Жизнь и судьба Автор: Сергей Иванов

Триста часов принудительных работ назначил суд вологжанину, жестоко избившему свою гражданскую жену, расценив его действия
как нанесение легкого вреда здоровью потерпевшей.

День за днем

Этот день ничем не отличался от других. Татьяна Смирнова (имена и фамилии действующих лиц изменены в соответствии с «Законом о СМИ») приготовила ужин, накрыла стол в комнате. Неожиданно женщина почувствовала себя плохо и прилегла. Такое с ней бывало: после перенесенного на нервной почве заболевания у Тани, ставшей инвалидом 1-й группы, очень плохо действовали рука и нога, часто болела голова. Едва гражданский муж Николай переступил через порог, женщина поняла: он уже успел изрядно заправиться алкоголем. Злой и нелюдимый, Николай Кустов и трезвым в последнее время был агрессивен, а в пьяном виде становился просто невыносим. С порога он начал высказывать сожительнице претензии. Все больше распаляясь, рывком стащил Татьяну с кровати, повалил на пол, стал бить кулаками и ногами. Схватив со стола первый попавшийся предмет, которым оказалась стеклянная чашка, Николай стукнул женщину по голове…
Чудом ей удалось выбраться из дома. Доковыляв до соседей, Татьяна буквально рухнула у них на пороге. Но и здесь сожитель настиг несчастную, угрожая убить ее.
Соседи вызвали полицию и скорую помощь. Окровавленную женщину увезли в больницу, где ей настоятельно порекомендовали обратиться в вологодский кризисный центр для женщин. Здесь она и прожила до судебного вердикта в отношении обезумевшего семейного тирана. Десятилетнего сына Татьяны сотрудники кризисного центра забрали прямо из школы, поскольку идти домой, где находился пьяный отец, мальчик боялся…

Покой ей только снится

Жизнь Татьяны Смирновой никогда не была спокойной. Отец выпивал и «под градусом» обязательно срывался на матери. Частенько перепадало и дочерям. Поначалу Таня с сестрой плакали и умоляли отца не трогать их с мамой, но со временем привыкли к домашнему аду, убегая к соседям переждать пьяные разборки.
Словом, родительский дом Татьяна покинула без оглядки, практически с первым встречным. И это была ее роковая ошибка. Николай оказался на редкость вспыльчивым и жестоким человеком. Он частенько распускал руки, но обращаться в полицию Татьяна боялась. В последний раз, когда сожитель избил ее чуть не до полусмерти, женщина приняла твердое решение: подлец должен получить по заслугам.
Чтобы ускорить процесс, Татьяна согласилась на рассмотрение дела в особом порядке, без допросов потерпевшей и свидетелей. На суде Николай полностью согласился со стороной обвинения и вроде бы проявлял признаки раскаяния. Много говорил о своих обязанностях по содержанию сына, несмотря на то, что он нигде не трудоустроен. Суд принял во внимание, что у Кустова судимость погашена, что он наблюдается у психи­атра по поводу психических расстройств, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка. В итоге действия подсудимого квалифицированы как умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья с применением предметов, используемых в качестве оружия (ст. 115 УК РФ). Поскольку после больницы Татьяна была вынуждена перебраться в социальную гостиницу, она так и не обратилась к участковому врачу в поликлинике, боясь, что ее выследит сожитель. Соответственно расстройство здоровья потерпевшей было признано судмедэкспертом кратковременным. Суд приговорил Николая Кустова к обязательным работам на срок 300 часов.
– В общем, погрозили пальцем, как школьнику, да и только, – со страхом и растерянностью говорит Татьяна. – Как мне теперь жить, если я слышу постоянные угрозы в свой адрес?

По ту сторону

Татьяна начертила клюшкой на снегу линию, за которую не должен переходить ее бывший сожитель. Она в страхе вздрагивает от каждого постороннего шороха. Николай расположился неподалеку в вагончике, по-прежнему пьянствует и во хмелю смертельно опасен. Денег на содержание ребенка он как не перечислял, так и не перечисляет.
По словам Ольги Тарлаковой, директора вологодского кризисного центра для женщин, подобные ситуации очень распространены в нашем городе. Однако во многих случаях дело вообще не доходит до суда. По данным статистики, в 2016 году из 1200 зафиксированных эпизодов домашнего насилия направлены в суд производства на 820 человек, привлечено к ответственности лишь 390 агрессоров. Но обстановка в такой семье лучше не становится. С каждым разом агрессор – все агрессивнее, а его поведение – все опаснее.
Ольга Федоровна Тарлакова видит суть проблемы в противоречивости законодательства:
– Как правило, за первый случай зарегистрированного в полиции избиения кого-то из домочадцев следует административное наказание. В то же время за драку на улице участник может быть привлечен по уголовной статье и отправлен в колонию-поселение или еще подальше. Вот и процветает насилие в семье. Причем оно особенно опасно там, где есть дети. Мальчики, выросшие под влиянием отца-тирана, с большой вероятностью сами станут тиранами, а девочки вырастут потенциальными жертвами. Цепочка насилия продолжится…

К сведению.

Максимальное наказание, которому может быть подвергнут домашний деспот, составляет два года лишения свободы.