Некуда бежать

№ 08 (590) Рубрика: Ситуация

Семья Зиятдиновых почти 45 лет живет в Вологде в доме №10 в микрорайоне ПЗ. Свою небольшую двушку они заслужили потом и кровью, всю жизнь отдав работе. Сейчас Джамилю и Нинель больше 80 лет, они давно на пенсии. И жили бы старики наконец спокойно, да только судьба распорядилась иначе. Прямо под их квартирой начали одно за другим открываться сомнительные заведения.

В советские годы под квартирой Зиятдиновых находилось проектно-чертежное учреждение. С развалом Союза оно тоже перестало существовать. Помещения на первом этаже выкупил предприниматель, открыл там сначала промтоварный, а потом продуктовый магазин. Было шумно, но соседи терпели. Тогда они еще не подозревали, что самое «интересное» их ожидает впереди.
Бизнес оказался не совсем удачным, поэтому собственник его закрыл, и помещения перешли к другому предпринимателю. Тот взялся за дело с усердием – прорубил широкую дверь, снес капитальный цоколь, убрал несколько радиаторов, залил бетонный пол. Разумеется, перед собственниками квартир предприниматель не отчитывался. Жильцы не знают и по сей день, была ли такая капитальная перепланировка законной. Но после ремонта на первом этаже на балконе у Зиятдиновых появилась огромная трещина, а в подвале высыпалась вся штукатурка в межплиточных швах.
После ремонта на первом этаже открыл свои двери для посетителей пивной бар «Бавария». Надо ли пояснять, какие веселые бесплатные концерты каждый день наблюдали соседи. Но и тут они стерпели, с жалобами по инстанциям не бегали. Но вскоре вместо пьяного угара их стали травить уже по-настоящему ядовитыми газами.
Пивной бар закрылся в 2016 году. И с тех пор Зиятдиновы живут, как на пороховой бочке. Освободившееся помещение заняла фирма по ремонту крупной бытовой техники, которая переехала сюда из промышленного помещения с улицы Чернышевского.
От постоянного шума работающих агрегатов, которые наполняют старые холодильники фреоном, нет спасения ни днем, ни ночью. Вибрация по бетонному полу такая, что Нинель Петровна решила летом спать на балконе, потому что ее спальня находится как раз над тем местом, где круглосуточно работает компрессор. И если вибрацию и шум еще стерпеть можно – ведь живут же люди возле аэропортов или железных дорог, – то выносить постоянный запах разных газов старики уже не смогли.
Куда только они не писали – во все контрольные и надзорные органы, во все структуры власти, приглашали журналистов. Но доказать фактически ничего не смогли – как только проверка собиралась в дом, так тут же в ремонтной мастерской устанавливались тишина и покой, а помещения тщательно проветривались.
Однако Роспотребнадзор в ходе проверки помещений предпринимателя обнаружил, что прямо в торговом зале находились баллоны с азотом, фреоном и кислород-пропаном. Они там находятся и по сей день, никакого специально оборудованного технического помещения для этого не предусмотрено. И пойди что не так, дом по адресу: ПЗ-10 может просто-напросто взлететь на воздух. Либо отравиться ядовитыми парами.
Для справки: Чем вреден фреон? Это соединение содержит в своем составе фтор, хлор и бром – химические элементы отравляющего и раздражающего действия. Опасность состоит в том, что при небольших концентрациях этих элементов отравление можно обнаружить не сразу. Как проявляется отравление? В небольших количествах эти хлорсодержащие углеводороды приводят к покраснению конъюнктивы глаз, мягкого неба и глотки, неприятному ощущению стеснения в груди, одышке и охриплости голоса. В больших концентрациях симптомы отравления фреоном более выражены. Появляются боли в груди, в носоглотке, сухой кашель, затруднение дыхания. Фреон действует на нервную систему и нарушает ритм сердца. Все это сопровождается резью в глазах и слезотечением, тошнотой и рвотой. Человек либо слишком возбужден, либо подавлен. Тяжелая стадия отравления может закончиться плачевно — пострадавший умрет от паралича дыхательной мускулатуры.
При нагревании фреона до 250 градусов образуется фосген – отравляющее вещество, использовавшееся в качестве боевого во время Первой мировой войны.

Так как доказать в инстанциях Зиятдиновым ничего не удалось, они решили заручиться поддержкой собственных соседей. Да вот беда – прямо над помещением, где находится ремонт бытовой техники, кроме них, не живет никто. Квартиры слева и справа пустуют уже много лет. Так что Нинель и Джамиль вдвоем сидят на этой пороховой бочке. Другим жильцам на их проблемы оказалось наплевать – никто не пришел к ним в гости убедиться, что их жалобы имеют под собой основания. Даже председатель ТСЖ дома осталась равнодушна, прислав своим же собственным соседям по дому официальную отписку, вместо того, чтобы вникнуть в ситуацию и разобраться.
В конце концов жалобы и проверки бесследно для Зиятдиновых не прошли. Кому-то очень не понравилось, что старики не сидят тихо и спокойно в своей квартире. И началась травля не только газом. В один из вечеров к ним в квартиру нагрянули санитары из Кувшиново – кто-то пожаловался на психически неуравновешенных соседей. Правда, с психикой у Нинель и Джамиля как раз все в порядке. А вот с сердцем – нет. За последние два года скачки давления стали уже привычны. Как и простуды. Ведь температура на полу в их квартире зимой не превышает 10 градусов – последствие благополучно срезанных радиаторов в помещениях на 1-м этаже.
Иван Пономарев, независимый эксперт, мастер по ремонту бытовой техники: «Подобные мастерские не могут располагаться в жилых домах, если помещения для этого не предусмотрены. Как минимум, необходимо делать автономную вытяжку, иначе жильцы будут ощущать из общей вентиляции сильные запахи газов и химических веществ, которыми обрабатываются детали техники. Также стены, пол и потолок нужно покрывать специальными звукоизоляционными блоками, которые должны скрадывать вибрацию и шум круглосуточно работающего оборудования для закачки фреона и азота в технику. Поэтому моя мастерская располагается в нежилом здании. И в наших помещениях цеха разделены – есть цех диагностики, цех сборки-разборки, отдельно цех испытательного режима, где происходит работа с газами. Но мы не занимаемся скупкой, ремонтом старой техники и последующей ее продажей. Это сомнительный бизнес. Мы просто ремонтируем технику по заявкам».
Удивительно, что в такой атмосфере Джамиль Зиятдинов находит в себе силы заниматься творчеством – пишет удивительные картины. Иногда его мольберт вибрирует вместе с газовым компрессором с первого этажа, но живопись поглощает эти помехи. Бежать от проблем Джамилю все равно некуда – только внутрь себя. Пока пишет, забывает о том, что жизнь – несправедливая штука. А вот Нинель Петровна, как и большинство женщин, спасение находит в слезах. Поплачет, успокоится, выйдет погулять, чтобы не слышать шума и не дышать сдавленным воздухом в квартире. Она говорит: «Ведь мы еще молодые, нам всего за 80. Так хочется еще пожить спокойно и радостно. Мы же заслужили это».
Но дадут ли им пожить спокойно?
P. S. «Наша Вологда» уже подключила лучших юристов города к решению проблемы семьи Зиятдиновых. Помимо всех возможных контрольно-надзорных инстанций и властных учреждений, это дело также будет направлено в суд.

НВ