Неорганизованная преступность

№ 36 (618) Рубрика: Среда обитания Автор: Михаил Скляр

Очередное громкое преступление (на сей раз на выезде, в Санкт-Петербурге): вологжанин убил и ограбил свою бывшую работодательницу. Добычей молодого человека стали 20 тысяч рублей, которые могут стоить ему до двадцати лет лишения свободы.

Это преступление поражает своей будничностью. 35-летнему приезжему из Вологды понадобилось сделать подарок малолетнему ребенку от бывшей жены. Не располагая нужной суммой, он не нашел более подходящего варианта решения проблемы, чем разыскать прежнюю начальницу, у которой когда-то работал водителем служебной машины, и… задушить несчастную женщину с целью ограбления.
Раскурочив сейф в кабинете жертвы, убийца был неприятно удивлен незначительной суммой денег, находившихся в этом металлическом ящике: наградой за особо тяжкое преступление стало всего-навсего 20 тысяч рублей. Да и то ненадолго. Питерская полиция на сей раз сработала безукоризненно: тщательно изучив записи с камер видеонаблюдения, оперативные службы в течение суток установили личность злоумышленника и вскоре задержали его. Учитывая предумышленный и корыстный характер совершенного преступления, вологодскому гостю грозит лишение свободы сроком до двадцати лет, и в данном случае ему явно не приходится рассчитывать на милосердие со стороны правосудия.
Что ж, все верно. Детская игрушка и человеческая жизнь – слишком несопоставимые ценности оказались на разных чашах весов в этой драме. Что не помешает нам в очередной раз задуматься о предпосылках неадекватного поведения некоторых сограждан.
Начнем с того, что убийства из-за денег были, есть и будут всегда и везде. Разница заключается только в том, на какой приз претендует убийца.
В крупных и богатых городах объектом преступных посягательств чаще всего становятся бизнесмены или зажиточные представители среднего сословия, которые могут запросто носить в потертом портфельчике пару-тройку миллионов рублей, а в роли организаторов преступления выступают криминальные сообщества, обладающие надежной инсайдерской информацией о том, кто, где и когда появится с этим самым вожделенным портфельчиком.
В провинции и объекты, и субъекты корыстных преступлений принципиально иные. Львиную долю подобных злодеяний составляют «родственные», «дружеские» или «соседские», когда преступник ничтоже сумняшеся может вонзить нож в сердце жертвы из-за нескольких тысяч, а то и нескольких сотен рублей, которых не хватает для продолжения застолья.
И если вы думаете, что преступления в исполнении мафии опаснее тех, которые совершаются «неорганизованными» лицами, то вы ошибаетесь. Первые более предсказуемы и легче раскрываются: серьезные гангстеры, как правило, наперечет известны органам дознания и состоят под бдительным надзором правоохранительной системы. Вторые же практически непредсказуемы: как просчитать, кому и когда, фигурально выражаясь, не хватит денег на детскую игрушку?
Поэтому не приходится удивляться, что по количеству убийств на 100 тысяч населения тот же «бандитский Петербург» почти в семь раз (!) уступает затерянной в Южно-Сибирских горах Республике Тыва (5 человек против 33). И главным методом профилактики душегубства вдали от мегаполисов является не столько мастерство сыщиков и следователей, сколько искусство административно-хозяйственного управления территорией. Там, где экономические механизмы работают в режиме «нон-стоп», где у людей есть стабильная работа с достойным заработком, число корыстных убийств по определению меньше…
Возвращаясь к жестокому преступлению в Санкт-Петербурге, нельзя не отметить, что нашумевшим его сделал в первую очередь «транзитный» статус убийцы. На самом деле за подобными криминальными происшествиями не надо ехать в город на Неве или еще куда-нибудь. Их вполне хватает и на нашей малой родине, в граде Вологде.
В минувшем полугодии число убийств, совершенных в административных пределах областной столицы, возросло более чем на 20 процентов, установив антирекорд последних лет. При этом удельный вес корыстных преступлений, зарегистрированных вологодскими органами правопорядка, вполне сопоставим с удельным весом преступлений на бытовой почве. И в подавляющем большинстве случаев дело обходится без огнестрельного оружия, которым традиционно пользуются наемные убийцы. Нашим «киллерам» оказывается достаточно иногда ножа, иногда черенка от лопаты, а иногда и двух мозолистых ладоней, сомкнувшихся на горле жертвы.
И о каких бы успехах в борьбе с преступностью ни рапортовали местные следственные органы вкупе с прокуратурой, ситуация будет оставаться нестабильной ровно в той же степени, в какой нестабильна экономика нашего региона. Падение реальных доходов вологжан, возобновившийся рост просроченной задолженности по заработной плате и увеличение индекса закредитованности населения Вологодской области, сложности с трудоустройством «белых воротничков» по профильной специальности, плохие условия труда, низкое качество социальных институтов, общее чувство беспокойства и неуверенности в завтрашнем дне. Это только часть проблем, которые не просто сопутствуют преступности на почве корысти, но и провоцируют ее неутомимый рост…

Фото yandex.ru