Незавидная доля

№ 01 (583) Рубрика: Среда обитания Автор: Михаил Скляр

Через три года механизм долевого строительства в России будет объявлен вне закона. Каковы плюсы и минусы этой «большой перемены»?

Накануне новогодних каникул вологодские дольщики получили обнадеживающее известие: вскоре ключи от квартир получат 80 участников долевой стройки в пригородном поселке Кувшиново (речь идет о жилой пятиэтажке по ул. Сосновой, 2).
Если учесть, что это событие опоздало минимум на два года, нетрудно представить радость наших земляков, уже почти утративших веру в эффективность власти, правоохранительных органов и судебной системы. Однако отдельные успехи только подчеркивают сложность проблемы в целом. По данным Минстроя России, к началу 2018 года количество пострадавших дольщиков в нашей стране приблизилось к 40 тысячам человек. Причем независимые эксперты считают эти расчеты издевательством над истиной. На совещании в Госдуме была обнародована кардинально иная статистика. По состоянию на декабрь 2017 года число российских дольщиков, не дождавшихся новоселья в договорные сроки, колебалось от 140 до 150 тысяч человек, а число объектов долевого строительства с просрочкой сдачи более года превышало 830.
Меры, которые пытаются реализовать федеральные, региональные и муниципальные власти, явно отстают от жизни. Фонд защиты прав дольщиков, созданный в июне 2017 года, предусмотрительно не вспоминает о тяжком наследии прошлого: его гарантии распространяются лишь на тех, кто заключил договоры долевого строительства после 20 октября 2017 года. Механизм страхования долевки «де-факто» тоже не действует: по сей день ни одна замороженная стройка не смогла возобновить работу на средства, выплаченные страховыми компаниями.
Неудивительно, что руководство страны наконец-то созрело для радикального решения вопроса: полностью отказаться от дискредитировавшей себя долевки, заменив ее чем-то более надежным. Недавно Президент Путин недвусмысленно заявил, что долевой принцип финансирования жилищного строительства будет отменен не позднее 2021 года. Альтернативой ему должно стать так называемое проектное финансирование новостроек банками и другими кредитно-финансовыми структурами.
Идея кажется разумной. Стоит сказать, что долевое строительство является сугубо российским феноменом: ни в одной другой развитой стране мира такой механизм финансирования не используется. И даже в России долевка появилась на свет сравнительно недавно, в начале нулевых годов нынешнего века, а до этого наши застройщики вполне обходились без нее. К тому же долевое финансирование не стало гарантией быстрого развития строительной индустрии. После появления долевки количество сданного жилья в нашей стране росло примерно такими же темпами, как и до нее, а в отдельные годы (в частности, в 2009, 2010, 2011-м) даже сокращалось.
Словом, крест на долевом строительстве, которое стало источником социального раздражения для полутора сотен тысяч россиян, можно было бы счесть за благо, если бы не целый ряд «но».
Главная проблема в том, что привлечение банковских кредитов взамен средств дольщиков обойдется застройщикам значительно дороже. Следовательно, застройщики будут вынуждены повысить отпускную цену жилья (по оценкам экспертов, один квадратный метр в зависимости от региона и класса комфортности подорожает на 20-35%). И это еще полбеды. В условиях, когда западный рынок капитала остается для нас недоступным из-за санкций, у самих российских банков просто не хватит кредитных ресурсов, чтобы полностью заместить запрещенное долевое финансирование.
Резюме неутешительно: отмена долевки может привести к резкому сокращению продаж на рынке недвижимости и массовой гибели мелких и средних застройщиков. Итогом станет хрестоматийная сцена из сказки Пушкина: «Глядь: опять перед ним землянка; / На пороге сидит его старуха, / А пред нею разбитое корыто».