Ни свой, ни чужой – последний герой

№ 37 (577) Рубрика: Момент истины Автор: Ирина Деркач

Вологодский фотохудожник Леонид Стариков много лет живет в аварийном полуразрушенном доме на ул. Воровского, 34, чтобы не дать вандалам возможности окончательно уничтожить этот памятник федерального значения.

Жить в шалаше было бы комфортнее, чем в этом «памятнике».

Он же памятник!

Покосившийся деревянный дом с обуглившимися после нескольких пожаров бревнами, разбитыми окнами-глазницами и прохудившейся крышей выделяется среди окрестных зданий. Местами кое-где еще проступает его былая красота – резные наличники, но в целом строение производит удручающее впечатление.
Внутри – сырость, холод и запустение. И только в одной комнатке теплится жизнь. Уже 15 лет здесь живет вологодский фотохудожник Леонид Стариков. Его не сломили ни пожары, ни «водопады» с прохудившейся крыши. И даже то обстоятельство, что все коммунальные удобства расположены во дворе, а ближайшая колонка, куда приходится ходить за водой, – через квартал. Из
12 прописанных жильцов Леонид Васильевич остался единственным, кто проживает здесь реально.
15 лет назад он увидел дом с шикарными резными наличниками на ул. Воровского, построенный в XIX веке купцом Шаховым, и влюбился в эту красоту. Загоревcbncbnшись идеей создать когда-нибудь в Вологде музей деревянного зодчества и декоративного убранства, он, не раздумывая, разменял благоустроенную «трешку» и переехал в одну из квартир на ул. Воровского, 34. До пожаров, произошедших в 2005 году, здесь еще можно было жить.чмт

Было дело

…В этом году дому, когда-то построенному купцом Иллиодором Аполлоновичем Шаховым, исполняется 125 лет. Купец строил его для себя. Говорят, во дворе был большой пруд. В середине водоема находился островок, где стояла беседка. Сначала здание было одноэтажным, но впоследствии сын Шахова, художник-реставратор, надстроил второй этаж, украсив дом уникальной резьбой. После революции купеческий дом ожидала типичная для того времени судьба – он стал одной большой коммуналкой. Пожары сделали его фактически непригодным для проживания, поэтому основная часть собственников квартир мыкается по съемным углам или по родственникам, кто-то приобрел новое жилье.
Тем не менее указом Президента России от 20.02.1995 г. здание внесено в реестр памятников архитектуры федерального значения, и наш герой, фотохудожник Леонид Стариков, решил бороться за спасение дома. Он обустроил одну из комнат под жилье, расчистил дом от обгорелого мусора, подлатал крышу и начал методично обивать пороги различных инстанций.
– Проблема в том, что здание находится в общедолевой собственности: часть жильцов свои квартиры приватизировала, переведя их в частную собственность, а часть осталась в ведении муниципалитета, – рассказывает Леонид Васильевич. – Согласно Жилищному кодексу, если дом считается частной собственностью, то именно собственники должны нести расходы по его содержанию и ремонту. Но тут налицо «война законов»: поскольку строение является памятником, никакой самодеятельности не допускается: нужна утвержденная смета на реставрационные работы. Ситуация повисла в воздухе…

Замкнутый круг

Когда дому присвоили федеральный статус, износ здания составлял порядка 70%. Капремонтов за 125 лет его существования не проводилось вовсе. После поджога в мае 2005 года собственники обращались за помощью в городскую администрацию, областной департамент культуры, даже в Москву писали. Все было тщетно.
Пришлось идти в суд, и только там дом на ул. Воровского, 34, признали непригодным для проживания. Но сам по себе этот факт не означает, что государство немедля возьмется за ремонт памятника федерального значения. Именно поэтому Леонид Стариков, последний хранитель исторического очага, не покидает этих старых стен. Он уверен, что без жильцов здание потеряет все шансы на сохранение и восстановление: скорее всего, его просто сожгут, как уже многократно бывало с памятниками архитектуры в различных районах Вологды…
Несколько лет назад Стариков на свой страх и риск провел некоторые противоаварийные работы, чтобы дом не рухнул от непогоды. Вологжанин подлатал кровлю, знакомый печник помог ему перебрать печь. Одновременно был объявлен добровольный сбор средств на дом Шахова. На собранные пожертвования проведены работы по укреплению задней стены строения и ряд мероприятий по консервации здания. На большее сил и средств пока нет.

Александр Сазонов краевед, член Общественного совета города Вологды

– В России ежедневно гибнет 2–3 памятника исторического наследия. В регионах на их сохранение выделяется крайне ничтожная сумма. Так, в Вологде в проекте бюджета на 2018 год на эти цели запланировано 2,5 млн рублей. Это лишь 1,3% от всех затрат на сферу культуры – капля в море!
Я 20 лет говорю о том, что необходимо запретить на месте утраченных объектов любое строительство, кроме их восстановления в первозданном виде: только тогда исчезнет смысл в поджогах. Сейчас в проект изменений в ФЗ №73 «Об объектах культурного наследия народов РФ» подобное предложение внесено. Что касается дома Шахова, при определенном финансировании с помощью аутентичных технологий и материалов возможность воссоздать дом есть. И это надо сделать. Сегодня в Вологде осталось всего 3% памятников культурного значения от общего числа городских домов. И все более проблематично убедить туристов в том, что Вологда – старинный русский город с уникальной городской средой…