Николай Расторгуев. Давай за жизнь!

№ 05 (587) Рубрика: Гости города Автор: Михаил Скляр

Вологодский концерт Николая Расторгуева и группы «Любэ» в очередной раз убедил, что настоящий талант сродни хорошему вину: возраст ему только на пользу.

Сегодня уже трудно представить, что когда-то бессменного солиста группы «Любэ» Николая Расторгуева называли «шансонье из подворотни». Со временем эпатажные хиты «Атас», «Не валяй дурака, Америка» и «Батька Махно» уступили место негромкой героике песен «Комбат», «Там, за туманами» и «Прорвемся, опера». А на следующем витке своей творческой карьеры Расторгуев и «Любэ» стали выдающимися лириками: песни «Березы» или «Назови меня тихо по имени» могут выжать слезу даже из самого
несентиментального человека…
Впрочем, лично мне это преображение не кажется удивительным. Дело в том, что молодого Колю Расторгуева я впервые увидел почти сорок лет назад на концерте ВИА «Шестеро молодых». Эта группа не достигла вершин популярности, которыми овладели «Песняры», «Самоцветы» или «Веселые ребята», но ярких имен здесь было немало: Александр Розенбаум, Валерий Кипелов, Александр Кальянов. Расторгуев находился как бы в тени своих знаменитых коллег и сольно спел только одну песню. Слова этого произведения выглядели, прямо скажем, двусмысленно («Насажу я на крючок хитрую наживку,//Очень хочется поймать золотую рыбку»), но высокий и чистый голос исполнителя завораживал: он чем-то напоминал прославленного Робертино Лоретти.
Именно поэтому я был искренне удивлен, когда через десяток лет увидел совсем иной сценический образ Николая Расторгуева: эдакого брутального крепыша в подержанной солдатской гимнастерке, поющего про Глеба Жеглова и Володю Шарапова и еще что-то в жанре «черного юмора».
Так что лирические песни последних лет – это вовсе не измена Николая Расторгуева своему творческому выбору, а всего лишь возвращение к истокам. Что же касается зрителей, то они чтут всенародного батяню-комбата в любом облике. Забитый по самые купола зал УСК «Вологда», готовый дружно подпеть всему репертуару Николая Расторгуева и группы «Любэ», – очень выразительная картина…
Лишь бы только он был жив и здоров. За это и выпить не грех.