Обездоленные

№ 32 (572) Рубрика: Uncategorized Автор: Андрей Ястребов

Вологжанка Татьяна К. три года безуспешно ждет ключей от квартиры, деньги за которую она выплатила по договору долевого строительства.

Один из митингов обманутых вологодских дольщиков. Фото с сайта Вологда-Поиск.

В настоящее время обездоленная в прямом и переносном смысле женщина в числе сотен обманутых вологодских дольщиков не имеет ни собственного жилья, ни средств к существованию и при этом продолжает выплачивать банку ипотечный кредит. Единственная надежда Татьяны – недавно принятый областной закон об обманутых дольщиках. Других вариантов исправить ситуацию, куда попала не по своей вине, Татьяна не видит

Классный вариант…

Сейчас вологжанка вместе с сыном живет в городской квартире, доставшейся ей по наследству от родителей. Правда, она делит жилплощадь с семьей брата, которому была вынуждена продать свою долю для выплаты первоначального взноса по договору «долевки».
В пределах городской черты квартиры, соответствующей скромному бюджету вологжанки, не нашлось. Пришлось рассматривать объекты долевого строительства в Вологодском районе. Один из строящихся домов на улице Октябрьской в пригородной деревне Марфино пришелся женщине по душе. 37-метровая однокомнатная квартира за один миллион рублей вполне соответствовала ее представлениям о собственном комфортном жилье. «Директор подрядной организации провел для нас целую экскурсию по деревне, показал строящийся дом, – рассказывает Татьяна. – Уже был возведен первый этаж. Нам сообщили, что почти все квартиры проданы, и мы только-только успеваем «заскочить в последний вагон уходящего поезда». Директор заверил, что в соответствии с графиком дом будет достроен в конце 2015 года, в крайнем случае – в начале 2016-го. Это нас вполне устраивало…»
Изучив грамотно составленные документы и не усомнившись в добропорядочности строительной организации, вологжанка приняла решение взять банковский кредит на недостающую ей для покупки сумму и вступить в долевое строительство. В тот момент она и предположить не могла, чем все это в конце концов обернется…

Площадь – меньше, цена – больше

В волнующем предвкушении скорого новоселья Татьяна несколько раз наведывалась в Марфино, чтобы посмотреть, как продвигается строительство. Но с удивлением обнаружила, что стройка «зависла» в уже знакомой дольщице стадии. Плюс ко всему выяснилось, что стройка изначально велась с серьезными конструктивными нарушениями. Например, толщина внешних стен здания вместо заявленных подрядчиком 37 см составляла всего 22 см. А самое главное, подрядчик бессовестно обманывал, говоря о «почти полностью распроданных» квартирах. На самом деле из 44 квартир дольщики профинансировали всего… пять.  Крайне обеспокоенная ситуацией, женщина начала писать обращения в различные инстанции: прокуратуру, стройнадзор, полицию, записывалась на прием к депутатам областного Законодательного собрания, в администрацию Вологодского района. Но все ее попытки добиться «перемены участи» оказались тщетны.
Тем временем ее товарищи по несчастью – несостоявшиеся соседи по дому – решили капитулировать перед недобросовестным застройщиком и обменять недостроенное жилье на такую же «незавершенку» в другом доме. Однако предложенные дольщикам на сей раз квартиры были гораздо скромнее по площади. Аналогичное предложение получила и Татьяна С. Но делить маленькую студию с выросшим сыном она сочла невозможным, да и стоимость квадратного метра жилья в этом случае становилась даже выше, чем в некоторых городских районах Вологды.
Но главное даже не в этом: дотошная дольщица по осведомленным каналам узнала, что компания-застройщик будет подвергнута процедуре банкротства, поскольку ее руководство не может рассчитаться с кредиторами. Получается, что и новое предложение – не более чем блеф… 

ЖСК – жилищно-сомнительный кооператив

В попытках сохранить ситуацию в рамках правового поля обманутым марфинским дольщикам настойчиво предлагают создать ЖСК – жилищно-строительный кооператив.
«Если мы согласимся, нам обещают достроить дом, – рассказывает корреспонденту «НВ» Татьяна. – На подобном варианте настаивают и чиновники из администрации Вологодского района, и конкурсный управляющий. Но у нас не вызывает доверия новая подрядная организация, образованная всего несколько месяцев назад с уставным капиталом в 10 000 рублей.
На все просьбы дольщиков о предоставлении им для ознакомления необходимых документов, прежде всего договора подряда, следует один и тот же ответ: «Утром ЖСК – вечером документы, вечером ЖСК – утром документы…» и далее по тексту.
Повторно стать пострадавшей в «долевой» авантюре у женщины нет никакого желания. Она видит единственный разумный выход из драматического положения в том, чтобы найти действительно надежного и добросовестного подрядчика, который смог бы быстро и в рамках действующего договора завершить строительство. «В идеале в Марфине нужен комплексный план застройки с благоустройством и сопутствующей инфраструктурой, – говорит женщина. – Мы уже разослали письма крупным строительным фирмам в Вологде, Череповце и даже Яро­славле. Возможно, кого-то из них заинтересует наш объект, расположенный в нескольких километрах от Вологды в зоне перспективной застройки».

Вместо постскриптума

На данный момент «наследие» недобросовестных строителей в деревне Марфино состоит из двух многоквартирных домов. Приблизительная рыночная стоимость одного недостроя, по данным независимого оценщика, составляет 15 млн рублей. Оценка второго дома, где продана всего одна квартира, не проведена.
В целом на территории нашей области зарегистрировано 16 «замороженных» долевых домов, в реестр пострадавших дольщиков включены в общей сложности 282 вологжанина. 20 сентября 2017 года на сессии ЗСО был принят закон Вологодской области о мерах, направленных на поддержку обманутых дольщиков. На поиск инвестора отводится до полугода. После этого граждане вправе рассчитывать на социальную выплату для достройки их дома или претендовать на бесплатный земельный участок. Помимо областной поддержки, дополнительную помощь обманутым дольщикам могут оказывать муниципалитеты.