Одиночество — сволочь

№ 34 (574) Рубрика: Момент истины Автор: Андрей Ястребов

В свои 69 лет вологжанка Вера Ивановна с ужасом осознала, что она никому не нужна. В том числе и собственным детям, которым она самозабвенно посвятила всю свою жизнь.

О том, что на склоне лет она останется в кромешном одиночестве, Вера Ивановна не могла и подумать. Она была убеждена, что вырастила прекрасных сыновей, вложив в их воспитание всю материнскую любовь и заботу.
К сожалению, эта умная и интеллигентная женщина оказалась пленницей иллюзий. И тогда она решила найти себе новую семью!

Выросли и забыли

Но давайте обо всем по порядку.
Много лет назад, едва закончив среднюю школу, шестнадцатилетняя Вера решила повидать страну, принять участие в популярных тогда комсомольских стройках.
Со временем судьба занесла ее в город Нижневартовск. Здесь она встретила своего будущего мужа и с разницей в десять лет родила двоих сыновей. «Когда я приехала туда, там был рабочий поселок на вечной мерзлоте с населением всего 300 человек. Уезжала уже из красивого современного 300-тысячного города», – вспоминает Вера Ивановна.
Проведя «на северах» в общей сложности четверть века, выйдя там на пенсию и похоронив мужа, она решила вернуться на свою малую родину, в Вологду. Перспективы казались ей радужными. Еще были живы ее родители, а сыновья уже повзрослели, получили высшее образование, женились и в любое время могли порадовать ее внуками.
Но все пошло как-то наперекосяк. Внезапно выяснилось, что женщина «не вписывается» в жизнь своих семейных детей.
Произошло это, по словам пенсионерки, около двух лет назад. «Я даже не понимаю, как так получилось, – вспоминает Вера Ивановна со слезами на глазах. – Началось все с обычного разговора по телефону с одним из сыновей – Сережей. Я обратилась к нему с какой-то традиционной просьбой о помощи на даче. И он как будто бы взорвался: накричал на меня, что я его «достала» со своей дачей, что не даю ему спокойно жить, что у него есть своя семья, а потом бросил трубку».
Вроде бы пустяковая размолвка: в какой семье не бывает? Она и предположить не могла, что после этого разговора все ее контакты со старшим сыном полностью прекратятся. Она неоднократно пыталась разобраться, в чем дело, восстановить общение, хотя бы объясниться со своим ребенком – все было безуспешно. Сергей избегал встреч, не отвечал по телефону и вообще вел себя так, как будто у него нет матери. С младшим сыном, Виктором, никаких конфликтов вроде бы не было. Он просто выскользнул из материнских объятий, закончив институт и начав взрослую жизнь. Подолгу работая на выезде, после возвращения в Вологду он все реже и реже навещал маму, а потом окончательно пропал из виду.

Где вы, люди добрые?

Ведомая материнским инстинктом, Вера Ивановна продолжала заботиться о своих великовозрастных и неблагодарных сыновьях даже после того как они, по сути дела, предали ее. Уже после того как Сергей грубо разорвал с матерью все отношения, а Виктор незаметно исчез из ее жизни, пенсионерка купила обоим детям по квартире в новом доме по соседству. Для этого женщина была вынуждена продать имевшийся у нее большой земельный участок у реки в черте города, который она использовала под дачу. Вырученных от сделки средств хватило как раз на две однокомнатные квартиры, которые женщина, не задумываясь, подарила своим сыновьям. Те, в свою очередь, приняли дорогостоящие подарки как должное, даже не поблагодарив мать. Поводом возобновить семейное общение двойное новоселье не стало.
«Покупая жилье, я не рассчитывала вернуть внимание детей, – как-то обреченно говорит Вера Ивановна. – У меня была возможность им помочь, и я ею воспользовалась».
Думаю, моя собеседница немного лукавит. Явно неспроста она купила детям квартиры в доме, который расположен буквально напротив ее окон. Рассчитывала, что уж теперь-то, будучи в «шаговой доступности» от матери, они не обойдут ее стороной. Увы…
Женщина тяжело переживает свое вынужденное одиночество и разрыв с детьми, причину которого не понимает до сих пор. Но и мириться с такой ситуацией она не хочет. Считает, что ее жизненный опыт, знания, нерастраченная энергия могут пригодиться другим людям, которые могут стать ей родными не по крови, а по духу, что не менее важно.
«Конечно, помощь по хозяйству мне тоже нужна: возраст все-таки берет свое, – говорит Вера Ивановна. – Но эти услуги я могу оплатить, ведь есть специальные учреждения, готовые их предоставить пенсионерам. Пенсия у меня невелика, но мне сейчас уже не так много и нужно»…
«Я знаю, что моя история не уникальна, – продолжает моя собеседница. – Пожилых людей, которые вырастили детей и остались одни, к сожалению, в наше время немало. Молодежь эгоистична и расчетлива, она использует стариков в своих интересах и тотчас забывает о них, как о чем-то ненужном. Но мы-то не хотим чувствовать себя выброшенными на свалку, мы еще не так уж стары и хотим жить полноценной жизнью! И не коротать свой век в одиночестве, а жить рядом с людьми!»
В том, что для полноценной жизни ей нужен именно «семейный формат», Вера Ивановна убедилась на собственном опыте. Она пыталась сдружиться с соседями, посещала различные ветеранские организации, но, по ее собственным словам, все как-то не складывалось: «У соседок все разговоры – про пенсию, про урожай на даче, про новый телесериал, а мне это как-то неинтересно. В ветеранских организациях – кружки, мероприятия, концерты. Все это хорошо, но потом приходишь в пустой дом, и становится еще хуже прежнего. Иногда просто волком выть хочется!»
И все-таки надежды найти в Вологде свою вторую семью женщина не оставляет. Готова даже, если ее новые знакомые станут по-настоящему близкими людьми, включить их в число наследников. «Сыновьям я уже дала все, что могла, – завершает нашу встречу Вера Ивановна. – Как они меня отблагодарили, вы уже знаете…»