Отпечатки зрительской любви

№ 21 (603) Рубрика: Вологда и вологжане

В последнее время вологодскую театральную среду, мягко говоря, потряхивает. Скандал в Драмтеатре, потеря одного из самых ярких актеров в ТЮЗе, канитель с помещением для Камерного… Сквозь эту толщу мутной воды трудно разглядеть что-то приятное глазу, что наконец-то порадует душу, а не огорчит. Но, как водится, в любом темном царстве всегда найдется лучик света.

Эта история об основателе первого молодежного театра в Вологде – «Оккервиль-Театра». 29-летний режиссер, вологжанин Николай Смирнов рассказал о том, как сказки становятся былью.

Чтение — лучшее учение
Учился Николай Смирнов в маленькой сельской школе, где даже основные предметы ученикам приходилось осваивать почти самостоятельно. К примеру, литературу преподавали урывками – учителя постоянно увольнялись. Мир книг Николаю открыл его друг, который к восьмому классу прочел всего Достоевского, Толстого и Пушкина. Он-то и привел Смирнова в библиотеку. «Мы с ним стали приходить в школьную библиотеку каждый день, от нас там уже устали. А мы все брали и брали книги. Тогда в селе не было кинотеатра, эпоха интернета еще не наступила. Чем было еще в деревне заняться? Вот и перечитали всю школьную программу», – вспоминает Смирнов.
Чтение сформировало интерес к журналистике и искусству. Николай начал писать в районную газету и даже поступил на заочный малый журфак тогдашнего ВГПУ. Но главной страстью стал театр. Смирнов занимался в драмкружке и студии хореографии при местном ДК, там же танцевал на всех концертах и играл в самодеятельных спектаклях. «Каждый раз, приезжая в гости к бабушке в Вологду, первым делом шел в театры и покупал билеты на все подряд спектакли: и детские, и взрослые. «Не могу даже объяснить, почему меня так тянуло в театр», – рассказывает Николай.
После школы переехал в Вологду. «Неоперившийся птенец, который ничего не умел, не знал и не пробовал», – так про себя юного говорит Николай. Поступил на филфак ВГПУ – увлечение чтением не прошло зря. Получил экспериментальную специальность – «Учитель русского языка, литературы, педагог-психолог». Все студенческие годы работал, чтобы не обременять родственников. Днями учился, а по ночам ремонтировал компьютерную технику, поэтому на учебу постоянно опаздывал. Это было трудное время, но оно многому научило. Умение пройти через горнило испытаний стало залогом успеха для Николая Смирнова – простого деревенского парня, который имел смелость исполнить мечту, ни много ни мало – открыть свой театр.

С чего начинается театр
Сейчас о Николае Смирнове и его театре говорят всерьез, обсуждают загадочные и странные спектакли. И даже говорят, как о настоящей заявке – пятом театре города. Артиста Смирнова узнают на улицах. Но несколько лет назад все было иначе.
«Увлечение театром по-настоящему пришло ко мне на втором курсе университета, – вспоминает Смирнов. – В газете я увидел объявление о наборе в студию Зураба Нанобашвили и сразу пошел на кастинг. Из 200 желающих отобрали шестерых. Среди них был и я, потому что набрался храбрости и сам перезвонил в театр с вопросом, прошел ли кастинг. Мы занимались в студии четыре месяца. Учили нас актеры Чупин, Витавская, готовился читать нам историю театра еще один ветеран театра – Леонид Рудой. Но потом меня выгнали из студии как слабого.
Нанобашвили перевернул мое сознание, сказав, что таким я театру не нужен. «Ты не подходишь по типажу ни под одно амплуа. Уходи из театра», – резко сказал мне тогда Зураб Анзорович. Я прикинул: ростом не вышел, вес был тогда 50 килограммов. Не герой-любовник, не Гамлет, не богатырь, вообще – никто. Так что выгнали меня справедливо. Тогда до театра я еще не созрел. Мне было необходимо это отрицание самого себя, потому что через отрицание пришло понимание себя и своего места в мире».

Рискнуть и не сдаваться
После провала в театральной студии Нанобашвили мечты о театре еще больше укрепились в душе Смирнова. Поэтому уже после окончания учебы в вузе он рискнул еще раз – поступил в Театр молодого актера при знаменитой «Чайке». Понимал: это последний шанс.
«С нами три года работала актриса драмы Наталья Воробьева, ей я очень благодарен. Мы занимались по три-четыре раза в неделю, и это было мощно! Она настоящий педагог! В финале курсов нас осталось двое – я и Дарья Глебова. И что дальше, никто не знал. Нам хотелось делать настоящее, взрослое искусство… Все пришло неожиданно, как удар. Я вообще-то не мечтал о режиссуре. Мое – это актерство. Но тут надо было что-то срочно предпринимать или расставаться, иначе дальше все было бы бессмысленно.
Расставаться с мечтой не хотелось. Поэтому в декабре 2014 года набрал номер Даши и сказал: «Давай я поставлю спектакль». Она сказала: «Давай!». И прямо в новогоднюю ночь я сел писать текст. Начались репетиции, потом резали, клеили, красили декорации. Нас было всего двое. А за полчаса до премьеры ввели новую бессловесную роль – Мечту».
Так, 27 марта 2015 года, в Международный день театра, Николай Смирнов состоялся как режиссер. Это день рождения его театра и день рождения его труппы. Они играли свой первый спектакль – «Реку Оккервиль» по Татьяне Толстой. Спектакль, который был мечтой, воплотился в жизнь.
«В этот день я поверил в себя, понял, что могу быть разным – и Гамлетом, и Ромео. Мы рассказали на сцене простую, казалось бы, историю стареющего питерского холостяка. Он ведет весьма однообразный и скучный образ жизни. Квартира маленькая, денег, как и всем, не хватает. Иногда он переводит книги. И всю жизнь он любит певицу – Веру, которая остается для него недосягаемой мечтой.
Мораль этого произведения такова: иногда лучше, чтобы мечты оставались мечтами, они наполняют смыслом жизнь человека на земле. Часто бывает, что как только важная цель достигнута, в глубине души наступает пустота, теряется всякий смысл к бытию. Поэтому лучше свято во что-то верить, чем, воплотив желание в реальность, разочароваться… В общем, наш спектакль был принят очень тепло и пошел «в люди». С момента первого выступления мы отыграли уже 50 спектаклей. За это время мы наработали колоссальный опыт. Сейчас так забавно вспоминать наши ошибки и промахи! Но тогда мы их не замечали, мы были просто счастливы!».
Интересно, что режиссер Смирнов, открыв свой театр, сделал еще одну попытку получить профессиональное актерское образование, пробовал поступить в Ярославский театральный институт.
«Долго спорил с приемной комиссией, у нас оказались разные позиции в определении профессионального актера. Я доказывал, что работаю в профессиональном театре, а они спрашивали только о материальной стороне дела: «Кто вам дает деньги на спектакли?». Я им в ответ показывал портфолио, экспликации наших спектаклей. В итоге общего языка с приемной комиссией мы так и не нашли – взяли всех, кто приехал поступать из Вологды, кроме меня».

Книга регистрации эмоций
Сейчас «Оккервиль-Театр» берется за самые сложные произведения. Режиссер Смирнов поставил «Королеву красоты» ирландца Мартина Макдонаха и поединок в двух действиях «Игра на вылет» Энтони Шаффера и Гарольда Принтера.
«Когда мы ставим спектакль, мы не думаем о том, поймет его зритель или не поймет, исходя из своего уровня образования, багажа знаний и опыта. Мы считаем, что зрителю или нравится, или не нравится. В большинстве случаев наши зрители уходят завороженными, а значит, мы все делаем правильно. В фойе «Оккервиль-Театра» есть книга отзывов, мы называем ее «Книга регистрации эмоций». Это тетрадь, где можно написать все, что хочется, похвалить или поругать актеров, постановку. Мы никогда не просим никого писать в ней отзывы, равно как и не принуждаем зрителей вставать перед финальным выходом артистов. Но знали бы вы, с каким нетерпением мы бежим читать «Книгу регистрации эмоций» после каждого спектакля. Как нам важны эти несколько слов – отпечатков зрительской любви. Много прочел я книг, но эта – одна из моих любимых».
«НВ»