Пилите, Шура, пилите…

№ 27 (609) Рубрика: Среда обитания Автор: Михаил Скляр

Попытки городской администрации создать на руинах истребленных частных киосков рай для малого бизнеса явно не удались. Хотя не грех понять, насколько бескорыстны были эти попытки?

Фото yandex.ru

Широкая общественность до сих пор не получила толкового ответа на лаконичный вопрос: что это было? Для чего понадобилось «городить огород», сначала целеустремленно разрушая то, что неплохо стояло, а потом заново отстраивая то, что стоит ничуть не лучше?
Впрочем, точнее сказать, что ответов на этот вопрос даже несколько, но ни один из них не внушает доверия. На этапе агитационно-пропагандистской кампании, предшествовавшей началу военных действий против киоскеров, нас убеждали в том, что из-за них, вероломных, бюджет нашей областной столицы недополучает кучу налоговых денег; и в том, что они, зловредные, не следят за санитарно-эпидемиологическим состоянием на прилегающих территориях; и в том, что эстетический вид мелкобуржуазной вольной торговли разрушает бесценный исторический облик древнего Насонъ-города.
Но вот, как писал Евгений Евтушенко, пришли иные времена, взошли иные имена. И что же мы видим? Вместо порушенных киосков строят другие, мало отличающиеся от прежних с точки зрения товарного ассортимента, окружающей санэпидобстановки и эстетической формы. Оживленную полемику в местных соцсетях вызвал, в частности, мини-рынок в микрорайоне Водников, который поразительно напоминает повторение пройденного. Те же тесные, неудобные, однотипные павильоны, рассчитанные, по остроумному замечанию одного из пользователей, «самое большое на полтора покупателя в одну шеренгу». Другой отмечает, что зимой «в этих жестянках все перемерзнет к такой-то матери». Женская половина участников дискуссии столь же непримирима: «Все те же фрукты не первой свежести, все те же перепачканные стены… Перед входом «фирменные» вологодские доски вместо решетки для очистки обуви, с детской коляской не проехать, не пройти…»
И все-таки отличия есть. К примеру, расположение киосков «второго поколения». Раньше эти торговые точки тяготели к оживленным транспортным маршрутам и создавали реальную конкуренцию всепоглощающим сетевым гигантам – всякого рода
гипер- и супермаркетам, которые, надо думать, вгоняют в розничную цену товара не только зарплату персонала, налоги и платежи прожорливым коммунальщикам, но и взятки бесчисленным «контролерам». Теперь же новоявленные мини-рынки строятся преимущественно так, чтобы клиентскому потоку крупных магазинов ничто не угрожало.
Это еще не значит, что представители «Макси», «Магнита» или «Пятерочки» непременно «занесли» вознаграждение кому-то из должностных лиц мэрии. Но отрицать подобную версию с пол-оборота я бы тоже не отважился. «Уж сколько их упало в эту бездну, разверстую вдали». Эти слова из стихотворения Марины Цветаевой можно предпослать эпиграфом к ситуации с коррупцией в нашем регионе, где сажают не только тех, кто что-то берет или что-то дает, но и тех, кто призван пресекать и расследовать подобные факты. Так что все может быть, друг мой Ватсон, все может быть…
Но даже если вся эта хваленая реформа мелкой торговли не замешана на голимом воровстве и осуществляется с искренними намерениями, пользы развитию предпринимательства она все равно не принесет. Один мой знакомый коммерсант, скажем, назвал стоимость аренды торговых мест на новых городских мини-рынках «чистой воды издевательством». Он считает, что при подобных условиях продажи товаров в этом секторе торговли уменьшатся как минимум вдвое, так что говорить о существенном «прибытке» городского бюджета просто смешно…
С этим, увы, трудно спорить. Сегодня и бизнес еле сводит концы с концами, и у покупателей денег кот наплакал. В подобной ситуации надо не «затягивать гайки», а всеми силами помогать предпринимательскому сообществу.
Уверен, что еще не забыт опыт 2008 года, когда экономика рухнула из-за мирового финансового кризиса. Тогда в нашем городе были созданы самые комфортные условия для частной торговли, чтобы поддержать малоимущих и не уронить потребительский спрос. И эта тактика всецело себя оправдала. Вологда пережила трудные времена с минимальными издержками и сумела ускоренными темпами восстановить утраченное.
Сейчас, десять лет спустя, мы видим противоположный подход: попытки «отпилить» немного ценного металла от тех гирь, которые могли бы придать подъемную силу вологодской экономике.
Кого-то подобные действия могут довести до тюремной параши, кого-то – до могильного креста. Насчет первых промолчу, но вторых будет искренне жаль…