Попробую рассказать о том, какое бывает солнце…

№ 14 (596) Рубрика: В начале было слово

Сегодня в нашей постоянной литературной рубрике мы публикуем маленький рассказ вологжанки Екатерины Хробостовой. Девушка стала участницей первой региональной премии для начинающих поэтов и писателей «В начале было слово», которую учредил депутат Государственной Думы Евгений Шулепов.

К сожалению, Екатерина не вошла в число лауреатов, но, тем не менее, члены жюри приняли решение опубликовать ее произведение в сборнике премии, который попал в книжные фонды всех областных библиотек России. Так что о Девочке по имени Зверек – а это творческий псевдоним юной писательницы – узнала вся страна. А ее рассказ является подтверждением народной истины: лучше меньше, да лучше. 

О ТЕБЕ

Когда-нибудь меня спросят о тебе.
Это будет неожиданно. Или нет. Но я крепко задумаюсь. Начну грызть травинку, если это будет янтарная летняя пора. Или вопьюсь своими голубыми глазами в далекие звезды, если вдруг это окажется зима.
А потом заговорю. И буду говорить долго-долго.
Я попробую рассказать о том, какое бывает солнце, когда оно еще только тянется лапками-лучами из-за горизонта. Теплое, легкое, прозрачное… Попробую объяснить, как это бывает, когда ты только что стоял в холодном сумраке рассвета, и всего лишь один шаг тебя отделял от золотой полоски солнца. А оно вдруг взяло – и шагнуло тебе навстречу. Сколь­зяще так, незаметно. Будто и не случилось ничего, но уже тепло. И ты видишь каждую прожилку в огромном голубом лопухе, что здесь зовется небом.
Я постараюсь объяснить, как это – костер зимней ночью. Когда вокруг непроницаемый черный бархат, вверху неподвластная взгляду россыпь белых, ярких огней, а рядом – самый горячий, самый яркий, самый красивый. На звезды нельзя долго смотреть – ты замерзнешь, потому что они смотрят на тебя в ответ. И не каждый может выдержать этот взор. Но когда рядом этот жар, можно вместе устремиться в небо, не имея препятствий и границ. Самим стать звездами.
Я захочу объяснить, как это – когда весь мир становится всего лишь узорчатым витком в чьих-то глазах. И как легко становится понять и поверить, что все будет хорошо. А как иначе, когда весь мир в таких глазах?
Я буду долго раздумывать. И все-таки я промолчу. Ведь нет таких слов, чтобы объяснить, что все это означает. А если даже они и найдутся, то их, конечно же, поймут неправильно. И это уже не будет настоящей правдой, а говорить неправду о тебе я совсем не хочу.