Последний звонок

№ 35 (617) Рубрика: Среда обитания Автор: Михаил Скляр

Массовое убийство в политехническом колледже крымского города Керчи остается главной новостью последних недель.

По мере того, как отступает психологический шок, вызванный керченским кошмаром, возвращается способность анализировать факты, делать выводы и принимать решения.
Самый легкий, но самый бесперспективный путь – найти «стрелочника» в лице руководителя этого учебного заведения или какого-нибудь чиновника из сферы образования. Увы, можно уволить и даже посадить в кутузку хоть тысячу педагогов, но это ни на шаг не приблизит нас к решению проблемы безопасности детей в школах, колледжах, лицеях и техникумах. Потому что эта проблема – не фунт изюма, а пышный многослойный пирог.
Начнем с того, что все попытки оградить молодое поколение от неблагоприятной информационной среды с треском провалились. Возрастные ограничения в программах телевидения, печатных изданиях и на афишах культ­массовых мероприятий оказались чем-то вроде фигового листка, который не столько прикрывает срам, сколько разжигает любопытство. Укажите, что та или иная передача или тот или иной фильм рекомендованы в возрасте 18+, и это окажется эффективнее любой рекламы: аншлаг зрителей самого нежного возраста гарантирован.
Я уж не говорю о том, что некоторые деятели попросту издеваются над злосчастным ФЗ № 436 от 29.12.2010, который ввел в действие возрастную классификацию информационной продукции. Мне уже приходилось писать о вологодских гастролях популярного рэпера Элджея, по песням которого можно изучать особенности нацио­нального мата (см. «Наша Вологда» от 17.05.2018). Так вот, билеты на этот, с позволения сказать, концерт, проходивший в огромном спорткомплексе «Вологда» на ул. Конева, были ограничены возрастом 12+. Неудивительно, что в многоголосом хоре подпевающих похабнику Элджею были отчетливо слышны юные фальцеты…
Но полусумасшедшие рэперы, возбуждающие у психически нестойких детей и подростков тягу к насилию, сексу, наркотикам, – это, пожалуй, уже вчерашний день проблемы. Неудержимое развитие интернета ставит на повестку дня все новые и новые угрозы. Виртуальные «клубы самоубийц» с вполне реальными жертвами, жонглирования на краю крыши в стремлении сделать уникальное селфи для своей странички в соцсети – список сетевых ловушек множится изо дня в день.
С некоторых пор, к примеру, вошел в моду (и упорно не хочет из нее выходить) так называемый кибербуллинг – безжалостная травля человека с помощью интернета. Распространение клеветнической и компрометирующей информации, фотоснимки (в том числе использующие искусный фотомонтаж), создание фейковых страниц под именем жертвы кибербуллинга и рассылка с этих страниц оскорбительных сообщений в адрес официальных и неофициальных лиц – такая вот «дикая охота короля Страха»…
Понятно, что в подобном психологическом «бульоне» бактерии неадекватного поведения молодых людей плодятся сверхъестественными темпами. К слову, Россия в этом смысле – далеко не лидер. По индексу насильственных преступлений в учебных заведениях, рассчитанному социологами, наша страна выглядит вполне прилично: по итогам 2017 года Российская Федерация не входит даже в первую сотню стран с наиболее высоким удельным весом преступных деяний по месту учебы. Но это довольно слабое утешение. Особенно если учесть, что лидерами названного рейтинга являются отсталые страны Африки, Азии и Латинской Америки, в то время как в передовых странах Европы и Северной Америки (кроме Мексики) показатели все-таки лучше российских.
Однако дело не в этом. На фоне трагических событий в Керчи любые рассуждения о том, что где-то «еще хуже», кажутся просто кощунственными. Во всяком случае, родители погибших в крымском побоище подростков за такое статистическое сопоставление вполне могут набить «эксперту» физиономию (и, наверное, правильно сделают)…
Как бы там ни было, общая психопатическая атмосфера, создаваемая информационной средой, умножается проблемами экономического, социального, медицинского характера. Причем медицинский фактор, может статься, следовало бы поставить на первое место. Памятуя, в частности, что по количеству психбольных на 100 тысяч населения малая родина керченского побоища – Республика Крым – выглядит намного лучше Вологодчины: крымчане только на 58-м месте из 83 субъектов Федерации, в то время как вологжане входят в топ-20 этого безрадостного «рейтинга безумия».
С экономикой тоже все ясно. Если строго следовать евангельским постулатам, то бедность, конечно, не порок. Но в реальной жизни именно бедность нередко провоцирует аномальные поступки людей, в особенности если это молодые люди с не сформировавшейся личностью. И то обстоятельство, что, по официальным данным Вологдастата, лишь 500 вологодских подростков имеют возможность подрабатывать, вряд ли способствует благополучному мироощущению молодежи.
Социальный фактор – самый сложный для анализа: статистика здесь бессильна. Сколько затравленных сверстниками школьных изгоев готовы отомстить своим обидчикам любыми способами, включая самые радикальные, – вопрос риторический. Но практически каждый из нас прошел через горнило школьного образования и не даст соврать: такие «отверженные» есть в любом классе.
Что касается уроков на завтра, то тут все проще. Экономия на безопасности детей преступна, тем более в стране с такими валютными запасами, как Россия. Еще трагедия в Беслане показала, насколько уязвимы школы и другие учебные заведения с точки зрения террористов, бандитов и психопатов. Но науки хватило ненадолго. И сегодня здесь опять сидят «на часах» бабульки и дедульки – чаще всего добросовестные и честные, но абсолютно беспомощные люди. Это не решение проблемы безопасности, а пародия на решение. К охране учащихся необходимо привлекать профессиональные кадры с табельным оружием: только они могут стать реальным препятствием на пути злоумышленников…