Право силы и бессилие права

№ 36 (576) Рубрика: Служба инфо Автор: Михаил Скляр

«Оборотни в погонах», беззастенчиво отрабатывающие заказы толстосумов, сумели вывести из себя даже Владимира Путина, отличающегося завидным хладнокровием.

Эта история показалась бы смешной, если бы не была страшной. Двое блогеров из провинциального города Кемерово выложили в Интернет видеоролик, где посмеялись над известным московским банкиром. Наиболее естественная реакция человека, который так высоко взлетел над обыденностью, – просто не обращать внимания. Но банкир, как выяснилось, обладает тонкой и чувствительной натурой. Блогеры стали объектом гражданского иска по обвинению в клевете – и это было только началом кошмара. Вскоре из Москвы в Кемерово вылетела на разборки целая опергруппа полиции, которая, видимо, успешно решила все проблемы со столичной преступностью, и ей больше решительно нечем заниматься. Незваные гости вломились в дом к одному из блогеров и конфисковали технику, использовавшуюся в процессе подготовки видеопродукции.
Инцидент получил шумный резонанс в блогосфере, и о нем было доложено Президенту страны. Опытный политик, редко демонстрирующий свои истинные эмоции, на сей раз не сумел скрыть изумления. «Безобразие! – описывает реакцию Путина сайт Общая газета. ру. – Правоохранительные органы обслуживают олигархов? Надо просто разобраться, мы посмотрим».
Понятное дело, что жесткая позиция главы государства распугала «оборотней». Все следственные действия в отношении блогеров немедленно прекратились, а обидчивый банкир поспешно предложил противнику что-то вроде перемирия (к чести блогеров, они наотрез отказались от сделки)…
Эту историю я невольно вспомнил в рабочем кабинете прокурора Вологодской области Александра Гринева, куда был приглашен на подписание соглашения о взаимодействии в сфере защиты прав и свобод человека. Стороны меморандума – территориальный орган прокуратуры и аппарат областного уполномоченного по правам человека – черным по белому зафиксировали свою готовность к сотрудничеству в широкой сфере: от выявления и устранения нарушений гражданских прав вологжан до организации правового просвещения населения, от сотрудничества в вопросах совершенствования законодательства по защите прав и свобод человека до бесплатной юридической помощи гражданам, относящимся к социально незащищенным категориям, от социологических исследований ситуации с правами человека до проведения совместных проверок по жалобам и заявлениям жителей области.
В общем, документ серьезный и вполне может служить лекарством от беспредела со стороны разнообразных носителей зла, в том числе и плохих парней из правоохранительных органов. С одним дополнением: в том случае, если этот меморандум не останется заурядным бумаготворчеством, имеющим отдаленное отношение к реальной действительности.
Дополнение носит принципиальный характер. Дело в том, что аналогичное соглашение за подписью предыдущего прокурора области Сергея Хлопушина и бессменного уполномоченного по правам человека Олега Димони было подписано еще в мае 2013 года, но о его существовании мало кто знал, а кто и знал – успел забыть. Потому что глубокого воздействия на ситуацию с правами человека этот документ не произвел. Неслучайно в своем первом интервью вологодским журналистам в августе нынешнего года уже новый областной прокурор Александр Гринев выделил неправомерные действия полиции как одну из главных проблем вологодской системы правопорядка. И с ним трудно спорить. Почти 400 уголовных дел, решения по которым рассыпались на различных стадиях, – огромная цифра для такой сравнительно небольшой области, как Вологодская. «Это просто запредельно для России! – заметил тогда Александр Гринев. – И за каждым незаконно возбужденным уголовным делом усматриваются какие-то корыстные и коррупционные интересы правоохранительных органов».
Радует, что в главном надзорном ведомстве нашей области оценивают ситуацию столь бескомпромиссно. Но где же продолжение? Где список вологодских дознавателей и следователей, хотя бы отстраненных от работы за реализацию чьих-то «корыстных и коррупционных интересов», не говоря уже о более жестких мерах вплоть до судебных приговоров? Где что-то более реальное, чем красивые декларации о намерениях?
«Лишь тишина была ему ответом…» (Эдгар Аллан По).
Михаил Скляр