Предательство

№ 22 (562) Рубрика: Новое время Автор: Андрей Ястребов

«Остается деда на тачку погрузить - да на кладбище.
Больше нам деваться некуда», - рассказывает со слезами
пожилая вологжанка Галина Сергеевна.

Еще недавно эта женщина и ее муж-инвалид были хозяевами просторного многокомнатного коттеджа под Вологдой. Крепкое хозяйство, сад-огород на десяти сотках земли, куры-несушки. А сейчас пенсионерка вынуждена спать прямо на полу в небольшой комнатушке, но и оттуда ее выселяет… родная дочь!

Любимая доченька

Начиналась эта дикая история несколько лет назад, когда Галина Сергеевна приняла неосторожное решение помочь тридцатилетней дочери Оксане купить квартиру. Родители и до этого постоянно ей помогали деньгами, порой даже отказывая себе в самом необходимом.
Оксана работала в Вологде, вместе с сыном от первого брака снимала жилье и в какой-то момент захотела во что бы то ни стало обзавестись собственной квартирой. Однако зарплаты повара детского сада не хватало, чтобы оформить ипотечный кредит, и в банке Оксане посоветовали использовать в качестве залога какое-нибудь недвижимое имущество.
В недобрый день Оксана приехала к родителям и со слезами стала просить о заключении на ее имя договора дарения на единственное жилье, в котором они проживали.
– Мы и предположить не могли, чем все это обернется, – со слезами рассказывает Галина Сергеевна. – Родная кровинушка, любимая младшая доченька – как не помочь?! Посоветовались с мужем и оформили дарственную на ту часть дома, которая ему принадлежала…
Надо сказать, что другие дети (у Оксаны две родные сестры и брат) были далеко не в восторге от решения родителей. Получается, что половину родительского наследства получила только одна из четверых детей.
Но это было только начало семейной катастрофы. Предприимчивая младшая дочь-повариха использовала известный рецепт из сказки Пушкина: «Не хочу быть столбовою дворянкой, хочу быть вольною царицей». Словом, предложила «кровинушка» своим доверчивым родителям переоформить вторую часть дома на своего сына – их малолетнего внука.
Простодушные пенсионеры вновь пошли у нее на поводу, после чего старшие дети обиделись на родителей окончательно. Они перестали приезжать в гости и почти не звонили по телефону… 

Эх, прокачусь!
Очень скоро выяснилось, что проблему с получением ипотеки дарственная на родительский дом не решила. Суммы, которую банк готов был предоставить малооплачиваемой заемщице, на приобретение квартиры все равно не хватало. Нынешнего мужа Оксаны – бывшего работника мясокомбината, ныне промышлявшего частным извозом, банк как гаранта финансовой добропорядочности заемщика даже не рассматривал.
Не сильно расстроившись по этому поводу, Оксана все же решила получить и потратить одобренные банком несколько сот тысяч рублей. Только вместо квартиры она купила… новый автомобиль для мужа-таксиста, а сама ничтоже сумняшеся уволилась с работы и переехала жить в родительский коттедж, с юридической точки зрения уже принадлежащий ей.
Важное обстоятельство. На тот момент помимо самих пенсионеров в доме жили трое внуков Галины Сергеевны. Женщина воспитывала детей своего сына, недавно оставшихся без матери. Но после регулярных конфликтов между Оксаной и ее племянниками детей пришлось отдать отцу. Взамен в коттедже поселился муж Оксаны, благополучно разбивший в аварии купленную в кредит машину. Кстати говоря, это была уже третья машина, разбитая им за несколько лет.
Именно с того момента, когда под одной крышей с ними поселился зять, жизнь Галины Сергеевны и ее мужа-инвалида стала невыносимой.

Новый порядок
Молодой и нахальный мужчина с первых дней повел себя как полновластный хозяин, целенаправленно сокращая бывшим собственникам их жизненное пространство.
Летом 2016 года, в канун Троицы, Галина Сергеевна поехала проведать внуков в город. А когда вернулась, увидела, что все ее вещи грудой свалены в самой маленькой комнате дома, где обитал ее безногий муж. Причем все стены и двери в этой тесной «кладовке» были изрисованы… могильными крестами!
– Сейчас муж спит на единственном диване в комнате, а мне приходится ночевать прямо на полу, – тяжело вздыхает пожилая женщина. На всех остальных комнатных дверях в доме «молодые» установили замки, лишив несчастных стариков доступа не только в жилые комнаты дома, но и на кухню, в ванну, в туалет и даже в подвал.
– Стыдно признаться, но вместо туалета мне приходится пользоваться ведром, – уже не скрывает слез Галина Сергеевна. – Мужу, который не встает, меняю пеленки. Мыться хожу к соседке. Даже воду, чтобы приготовить еду на плитке, запасаю в бутылках…
Аппетиты молодых владельцев коттеджа росли изо дня в день. Они прибрали к рукам и приусадебный участок, который формально оставался в собственности пенсионеров. Однако эти мелочи Оксану и ее мужа не смущали. Они вырубили все садовые деревья: яблони, сливы, вишни. Они разрушили хозяйственные постройки в огороде и вынудили Галину Сергеевну избавиться от кур. Затем вполне закономерно наступила очередь самих бывших хозяев…
В апреле 2017 года Галина Сергеевна неожиданно получила повестку из суда.
– У меня давление подпрыгнуло, когда я прочитала бумаги, – рассказывает моя собеседница. – Оказывается, дочь с ее мужем собираются лишить нас прав собственности и на землю. Пыталась поговорить с зятем, но у него один ответ: инвалидам земля нужна только на кладбище…
Не дожидаясь судебного разбирательства, «агрессоры» начали создавать пожилым людям невыносимые условия существования, словно подталкивая их к капитуляции и выезду из дому. Дошло до прямых угроз и оскорблений. «Как дам по спине лопатой, тут и сдохнешь, старая обезьяна», – привела Галина Сергеевна образец «изящной словесности» этого молодого мерзавца.
За угрозами последовали действия. Когда за мать решил вступиться ее единственный сын, брат Оксаны, его, как утверждает Галина Сергеевна, избивала вся троица: зять, сама Оксана и ее подросший 15-летний сын. Заявление в полицию о побоях было написано, но потом куда-то бесследно исчезло.
– Мне сообщили, что документы переданы следователю, но его контакты в отделении давать отказались, – рассказывает вологжанка.
Мириться с такой вопиющей несправедливостью женщина не стала. После того, как Галина Сергеевна разместила в социальной сети отчаянную мольбу о помощи, «молодые» лишили ее доступа в Интернет, оборвав провода. Но информация уже вышла наружу: история несчастных стариков заинтересовала представителей власти. Уполномоченный по правам человека Олег Димони, депутат ЗСО Антон Холодов, сотрудники прокуратуры области объединили усилия, чтобы отстоять имущественные и человеческие права попавших в беду людей. Омбудсмен Димони, например, направил Галину Сергеевну к бесплатному адвокату, который пытается оспорить сделку о передаче части дома сыну Оксаны. В начале июля состоится очередное судебное разбирательство.

Антон Холодов, депутат Законодательного Собрания Вологодской области:

– Галина Сергеевна обращалась ко мне в депутатскую приемную. Это действительно шокирующая история. На мой взгляд, там есть признаки уголовных преступлений. Как минимум, мошенничества и кражи. Мы готовим заявление в полицию.
Напомню старую истину: относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе. К сожалению, иногда в ответ на доброту и заботу люди отвечают предательством. Видимо, Оксана не задумывается, что ее собственные дети могут поступить с ней так же, как она поступает со своими униженными родителями…

Елена Белова, адвокат:

– Я представляю интересы супруга Галины Сергеевны. К сожалению, женщина довольно поздно обратилась к юристам, и оспорить передачу ее части дома дочери уже невозможно: истек срок исковой давности. Сейчас мы работаем над тем, чтобы признать недействительной сделку о передаче в дар части дома, принадлежавшей ее мужу. Стараемся сделать все, что в наших силах и в силах закона. Надеюсь, суд примет законное и справедливое решение.