Принудительная геометрия

№ 35 (617) Рубрика: Городская среда Автор: Ольга Омелина

Креативное пространство Треугольный сад переместилось в сад Ковыринский. Еще летом конструкции с помощью крана перевезли на новое место, после того как создание архитекторов без согласования ломом демонтировали рабочие. Раньше Треугольный сад украшал небольшое пространство возле здания Дворца культуры и одного из корпусов ВоГУ. Теперь на объекте стартовали новые работы.

Какая судьба ожидает многострадальное пространство?

Активация креативности
2012-й год, летнее утро. В этакой губернской Вологде с неспешным ритмом закипает жизнь – играет музыка, центр города заполняется людьми. Один из самых прогрессивных факультетов универа сделал подарок областной столице – проект «Активация». Студенты-архитекторы создали пять креативных пространств из дерева: скамейки на Каменном мосту и у Драматического театра; подмостки на Мира, где когда-то возвышался огромный рекламный пейджер; еще одни скамьи-ступени пирсом спускались к воде – Красный пляж, и, наконец, удобный для лекций и мастер-классов Треугольный сад возле здания самого вуза.
В день открытия у каждого из них происходили красивые события, чтобы показать вологжанам, как можно использовать конструкции: ночной показ кино; концерт при свечах на берегу Вологды; фримаркет – обмен старыми вещами… Авторы проектов хотели показать, что проводить время вне дома можно не только в барах и ресторанах, что город может быть дружелюбным и доступным для всех, кто захочет на улице почитать книжку или попить кофе с другом. И подарок был безвозмездным – на проект не потратили ни копейки из городского бюджета.

Вера Смирнова

– Проект реализован полностью силами молодых архитекторов и вологодских предпринимателей без финансовой помощи местных властей, – рассказывает куратор проекта Вера Смирнова. – Общий бюджет проекта составил порядка двух миллионов рублей, и все средства и материалы были собраны архитекторами и студентами. Проект получил ряд федеральных наград, в том числе престижную премию в области деревянной архитектуры – ARCHIWOOD.
Сейчас, к слову, в Вологде не осталось ни одного из этих пяти объектов.
Дареный конь и зубы
В 2014 году городская администрация взяла объекты на баланс. Архитекторы к подарку чиновникам приложили «инструкцию» – как ухаживать за пространствами, чтобы они прослужили дольше.
– Мы понимали, что своими силами не сможем поддерживать объекты активации в последующие годы, – говорит архитектор Денис Притчин. – Но первый сезон лета 2012 года сами регулярно приходили и прибирали площадки от мусора и пыли. Думаю, что наша инструкция по уходу за всеми пятью объектами запылилась в хламе и ворохе бумаг и по указке была спущена вниз, скорее всего, «Зеленстрою», или кто (в тот момент) был на подряде? Сотрудники, кто осуществляет конечные работы с объектами среды, как правило, не компетентны и не замотивированы. Все у нас делается по отмашке сверху, не для себя, не для города. Вот и живем в такой убогости.
Денис рассказывает, с архитекторами так ни разу не связались, а в итоге в 2015 году покрасили конструкции дешевой половой краской, под которой дерево быстро сгнило. Архитекторы были в ужасе от такого отношения к своему детищу, но это было только начало.
Бермудский треугольник
В марте этого года Треугольного сада на ул. Ленина просто не стало. В сеть выложили фото – неизвестный уничтожает конструкции ломом. Как выяснилось, здание возле объекта, в котором когда-то располагалась университетская столовая, купила частная фирма. Сначала ее руководитель Юрий Мельников оправдывался тем, что его рабочий расчищал снег (ломом, видимо, это делать сподручнее) и просто не заметил скамеек. Потом предприниматель изменил мнение:
– Этот проезд нужен для хозяйственных нужд, – говорил он. – У нас будет довольно крупный общественный центр, и с точки зрения пожарной безопасности это место нужно освободить. Внутри этих скамеек тонна мусора. Ребят, я не пойму, вы за что боретесь?!
В Департаменте городского хозяйства бизнесмена поддержали, никаких штрафов накладывать не стали, несмотря на то, что работы проводились на земле муниципальной.
– Это временные конструкции, срок службы таких объектов – 5 лет, – говорили чиновники, – 5 лет давно прошло! Треугольный сад нужно перенести в то место, где он будет функционально использоваться. В Кировский сквер, например.
– У нас любят поставить скамейку в парке и говорить, что это общественное пространство. Звать СМИ, делать презентацию, – спорит с чиновниками экскурсовод Екатерина Хоботова. – А здесь ребята действительно делали средовую архитектуру, то есть создавали ее, ориентируясь на пространство вокруг – университет, Дом культуры, даже березу учли. И как вы это перенесете в Кировский сквер? Это же другое пространство! Другой масштаб! КАК?»
Треугольный сад. Перезагрузка
И все-таки сад перенесли, но в другой парк, в Ковыринский. Под опеку разрушенное пространство взял Борис Подольный – депутат городской Думы.
– Когда стали появляться новости, что конструкции разрушаются, – говорит Подольный, – моя супруга, она архитектор, обратила на это мое внимание. Я пытался понять, есть ли правовые механизмы, которые могут препятствовать сносу, и понял, что таковых нет. Стало понятно, что есть два варианта: Треугольный сад уедет на помойку или получится найти ему иное применение. И я решил для себя, что можно адаптировать его к Ковыринскому парку. Предложил это городской администрации, замначальника Департамента градостроительства Александру Борисовскому в частности, там возражений не было.

Борис Подольный

Когда Борис Подольный связался с авторами проекта, рассказывает, они в один голос твердили, территория парка не подходит для небольшого треугольного пространства. Но, если иного варианта сохранить творение нет, все же нужно менять локацию.
Автор проекта Треугольного сада, архитектор Вера Смирнова из Америки, где она тогда жила, прислала несколько вариантов нового проекта:
– Меня попросили помочь, – говорит Вера. – Мы пытались адаптировать объект, все-таки это открытое пространство, парк. Я подготовила несколько вариантов, в том числе вариант пирса, ведь сейчас Треугольный сад стоит у пруда. Но проблема в том, что новый пирс там уже есть. Тогда я предложила просто скамейки уменьшить и соединить в определенном порядке. Я против, чтобы их растаскивали, это единая конструкция.
И все же пазл так и не сложился. Сейчас конструкции просто раскиданы по одной вдоль пруда: шезлонги – вдалеке, подмостки лежат отдельно, часть, которая служила высокой спинкой сидений, стоит неопознаваемой. Еще один куратор проекта, архитектор Лев Анисимов, был вовсе против переноса:
– Объект уничтожен. Это просто мусор. Я не считаю, что его можно спасти. Если уж делали демонтаж, то делали бы до конца. Боря этим переносом легализовал действия предпринимателя Юрия Мельникова, понимаете?
Но так ли уж все безнадежно? Сейчас на объекте трудятся рабочие – в планах заменить сгнившие доски новыми, уже закуплены материалы, краски. По бокам скамейки зашьют, но составлять из них цельный объект не намерены. Представители Общественного совета, которые занимаются судьбой Ковыринского парка, рассказали, что на материалы уже и так потрачено порядка 200 тысяч, если из скамеек снова делать единое общественное пространство, на это понадобится еще не меньше средств.
Геометрическая прогрессия

Лев Анисимов

Архитектор Лев Анисимов, за разговорами гуляя вдоль парка, соглашается:
– Конечно, мы понимаем, что эти объекты давно себя изжили, но мы боролись не за это. Мы хотели отстоять уважение властей к себе, к своему труду. Мы наблюдаем какую-то вереницу пугающих событий: закрытие культурного центра «Красный угол» – проект, который по настоящему вдохновлял. Я уже молчу про «Труд».
– Давайте просто перестанем жечь дома для начала? Администрация же тогда, весной, проводила встречу с архитекторами и обещала создать план сохранения культурного наследия Вологды, но его пока так и не приняли, – добавляет Вера Смирнова.
А теперь и последняя выжившая конструкция «Активации». Треугольный сад – еще один из пунктов в этой геометрической прогрессии уничтожения самобытности Вологды.
Ольга Омелина
Фото автора и yandex.ru