Путь сталкера

№ 20 (560) Рубрика: Служба инфо Автор: Михаил Скляр

По количеству заключенных на душу населения наша страна является абсолютным европейским лидером. Германия, например, отстает от нас в семь раз...

В советском криминальном боевике «Петровка, 38» есть любопытный эпизод. Главный герой – майор МУРа в исполнении Василия Ланового – спрашивает хамоватого участкового: «Вы знаете, почему нас называют легавыми?»
Припоминаю, что ответа на свой прямолинейный вопрос майор милиции Костенко-Лановой так и не дождался. Туповатый милиционер честно ответил майору, что не знает. Но дело в другом. Пересматривая недавно этот культовый фильм, я вдруг подумал, что сейчас, во времена демократии и плюрализма мнений, истинной свободы осталось еще меньше, чем в эпоху брежневского застоя, когда снимали «Петровку, 38». Во всяком случае, тогда даже с большого экрана можно было назвать дурака в погонах «легавым», и это не смущало ни художественный совет, ни органы правосудия. Сегодня, строго следуя 319-й статье УК РФ, карающей за оскорбление представителя власти, за пару «ласковых» слов в адрес какого-нибудь юнца-полисмена можно налететь на штраф в 40 тысяч рублей или исправительные работы до одного года.
И если бы речь шла только о чести и достоинстве правоохранительных органов – это бы еще полбеды. Про них можно и промолчать, тем более что они сами себя не щадят (вспомните самокритичную фразу майора Костенко из «Петровки, 38»). Проблема в том, что вся жизнь человека в нашем государстве напоминает маршрут сталкера из фильма Андрея Тарковского. Идешь себе тихим лесом и не знаешь, где тебя подстерегают ловушки, обманки и прочие сюрпризы запретной Зоны.
Представить только, под каким дамокловым мечом мы живем – от первого мгновения до последнего! Один лишь Уголовный кодекс РФ в его последней версии составляет 361 статью. Административный и Арбитражный кодексы – немногим меньше, а Гражданский кодекс в пять раз толще (свыше 1500 статей). Плюсом к названным Трудовой кодекс, Семейный, Жилищный, Таможенный, Уголовно-процессуальный, Водный, Воздушный, Земельный, Лесной, Градостроительный… Не обессудьте, если я что-то упустил: слишком велик перечень.
И всю эту неподъемную бюрократическую поклажу, словно бурлаки на Волге, тянут-потянут на себе рядовые граждане. Именно они налоговыми и прочими платежами содержат эту монструозную машину, и они же становятся ее «топливом» и ее жертвами…
Десятки тысяч гражданских, административных и уголовных дел рассматривает ежегодно только Вологодский городской суд. И каждое дело явно или неявно обслуживается и сопровождается немереным количеством людей: допрашивающих, задерживающих, охраняющих, обвиняющих, досматривающих, защищающих, стенографирующих, судящих.
Конечно, маховик правосудия перемалывает деньги и судьбы не только у нас в России. И все-таки в этой школе жизни мы по праву ходим в первых учениках.
Вот несколько цифр, характеризующих масштаб бедствия. В 1070 исправительных колониях, следственных изоляторах и тюрьмах пребывают сегодня немногим меньше 700 тысяч наших соотечественников, в том числе около 50 тысяч женщин. По абсолютному количеству заключенных и их удельному весу наша страна является непревзойденным лидером Европы. К примеру, по числу «зэков» на 100 тысяч граждан Россия в семь раз опережает Германию!
Причем у этой машины практически нет заднего хода. В выше­упомянутом фильме «Петровка, 38» слишком громкое пение в честь рождения сына едва не стоило задержанному уголовного дела за хулиганство. В этом смысле за прошедшие с тех пор сорок лет мало что изменилось. Ловить пьяных пешеходов по-прежнему проще и безопаснее, чем трезвых убийц.