Родина пахнет хлебом

№ 24 (606) Рубрика: В начале было слово

Сегодня в нашей постоянной литературной рубрике мы публикуем стихотворения сокольчанки Татьяны Кудряшовой – финалистки Первой региональной литературной премии «В начале было слово», учрежденной депутатом Государственной Думы Евгением Шулеповым.

Философия жизни поэтессы такова: «Не старайтесь быть всеми понятыми, а то проведете всю жизнь в объяснениях». И, тем не менее, ее стихи о любви к родной земле, родительскому дому, о чувствах и желаниях, о мечтах и чаяниях понятны и близки всем и каждому. И в этом их особая магия – ложиться на сердце читателю, попадая в цель тютелька в тютельку. 

* * *
Родина пахнет хлебом,
Теплым парным молоком,
Вьюгою, мокрым снегом,
Печки горячей теплом.
Ветром, листвою, мятой,
Чистой водой ключевой,
Алым хмельным закатом,
Ливнями, градом, грозой.
Родина пахнет садом,
Сеном и пылью, жарой,
Грустью и листопадом,
Спелой травой луговой…
Ландышем пахнет, дымом,
Первым свиданьем весной,
Платьишком темно-синим,
Сшитым в детстве самой.
Мужеством пахнет, миром
И добротою людской,
Кроткой деревней сирой,
Жгучей, неясной тоской.
…Полем тропинка вьется,
Рощей бежит молодой…
Радостней сердце бьется:
Родина снова со мной.

* * *
Пушатся вербы,
Идет весна,
Струною нервы,
Но цель ясна.
Нужна мне малость:
Чтоб в чаше дня
Светилась радость
И для меня.
Чтоб не косила
Людей война,
И стала сильной
Моя страна.
Мне сел убогих
Сердечно жаль,
Темны дороги,
Не видно вдаль.
Идут дебаты,
За спором спор,
Живут богато
Мошенник, вор.
Ах, Русь святая,
Мы не рабы…
Судьба такая
Нам до поры.
Уснуть надолго,
Чтоб меньше знать…
Приснись мне, Волга,
Речная гладь.
Приснись мне, поле
В колосьях ржи,
Мне там не больно:
Не слышно лжи…

* * *
Клен шелестел вихрастый,
Цвели васильки во ржи,
Вечным казалось счастье,
Без грусти, тревог и лжи.
Звезды катились с выси
И гасли где-то вдали,
Годы прошли, но в письмах
Остались слова любви.
Крепким, хрустящим настом
Зима на поля легла,
Здравствуй, любимый, здравствуй!
Печаль у меня светла…
Ходит мороз трескучий
С продрогшей, седой луной,
Вьюга шепталась с тучей,
Что ты навсегда чужой…
Счастье храни… и здравствуй,
Без грусти, легко живи,
Снись иногда мне сказкой
О первой моей любви…

* * *
Катится лениво
К берегу волна,
Плачет у обрыва
Девочка одна…
Песни под гитару,
Всполохи костра,
Первые удары…
Первая гроза.
Льются слезы градом,
Горе – в первый раз…
Жалости не надо
Девочке сейчас.
Дрогнув, замолчала
Тонкая струна,
Полная печали
Стынет тишина.
Кружат белой стаей
Чайки над водой,
Боль пройдет, растает
С новою весной.
Гаснет над заливом
Облака кумач,
Быть тебе счастливой,
Милая, не плачь…

* * *
Ты идешь по аллее
Опустевшего сада,
Вечер, грустью овеян,
Гаснет желтой лампадой.
Над тобою – рябины,
Переспевшие гроздья,
И луна апельсином,
Сыплют искрами звезды.
Шорох листьев не слышишь –
Не до звезд и закатов:
Осень холодом дышит,
Сердце горем объято.
Сердце горем объято:
Не сберег, не помог,
Нам печальные даты
Преподносят урок.
На звонок не ответил,
Сам нечасто звонил,
То работа, то дети,
Навестить позабыл.
Навестил бы и ладно,
Забежал на часок,
Маме много не надо –
Разговор под чаек…
Ее дум – километры,
Все одна и одна…
Пели хмурые ветры
У родного окна.
Вот и нет абонента,
Выбыл твой адресат,
Тихо черные ленты
Над землей шелестят.
Все навечно простила
Сыну добрая мать,
Горе комом застыло,
Невозможно дышать.
…Ты идешь по аллее
Опустевшего сада,
Вечер грустью овеян,
Гаснет желтой лампадой…

* * *
Я мечтаю о лете
С ветром, солнцем, жарой,
С серебристым рассветом
И янтарной луной.
С пылью легкой, летучей
И прохладой лесной,
С черной, гулкою тучей,
Сумасшедшей грозой.
Стынут травы в июне,
Дождь колотит густой,
Солнца нет и безлунье…
Веет грустью, тоской.
Затерялось ты где-то,
Время счастья, любви,
Запоздалое лето,
Красотой вдохнови…

* * *
Рыжей лисой закат
Смотрит на тихий мир.
Мне б повернуть назад,
Да не хватает сил.
Можно идти вперед –
Так поступают все,
Но под ногами лед,
Тонкий, как по весне.
Жутко идти по льду,
Путь непрост и далек,
Но и по льду пойду –
Был бы отпущен срок.
Времени бьет поток,
И я – на его волне,
Снова горит восток,
День обещая мне.

* * *
Ночь наступила, и тише
Липа шумит за окном,
Дом под широкой крышей…
Здравствуй, родительский дом!
Вкусной напьюсь водицы –
Чистой, словно роса,
И задрожат ресницы,
И набежит слеза.
Детство мое золотое,
Родная моя земля!
Море играет с луною,
Шепчут во сне тополя.
Ветер целует травы,
Поют в саду соловьи,
Их ночные октавы –
О вечной земной любви.
Хочется все и разом
К сердцу прижать рукой:
Тропку с вишневым садом,
Лютик любой полевой…
Годы прошли не напрасно.
Трудно было в пути.
Солнышком светлым, ясным,
Родина, мне свети!
…Ночь наступила, и тише
Липа шумит за окном…
Дом под широкой крышей,
Здравствуй, родительский дом!

* * *
В соседний дом, добротный с виду,
Осенним и ненастным днем
Иду проведать тетю Лиду
Под серым, въедливым дождем.
«Ты заходи… А я блиночки
С утра надумала напечь.
Тоскую. Жду приезда дочки,
Немного в жизни стало встреч.
Рябина, глянь-ко, уродилась…
Картошки много – благодать,
Но льют дожди, повсюду сырость,
Землицу надо бы вспахать.
Давно не слышно разговоров –
Народ уехал в города,
Останусь с Мурзиком я скоро,
Зимую с ним, все не одна…
Взметнутся вьюги и завоют,
Под снег запрячутся дома,
И ни следа… От вольной воли
Сойду, гляди того, с ума.
Ответь мне, старой, в чем причины,
В деревне пусто почему?
В полях ивняк, трава, осины…
Нелюбо сердцу моему»…
Вздохнула горестно. Примолкла.
Тихонько тикали часы.
«Нет от начальства, видно, толку…
Поешь-ко, Мурзик, колбасы…»
Молчала я. Холодный ветер
Хлестал по мокрому стеклу,
Ах, тетя Лида! Без ответа
И я давным-давно живу…

* * *
Полоскали бабоньки в проруби белье…
Над рекою белою все белым-бело,
Ночью заметелило, пронеслась пурга,
Нынче льется солнышко, улеглись снега.
Улеглись и светятся голубым огнем,
Раскидала стеклышки вьюга помелом,
Да и ветер-братушка был стараться рад.
Дышит мглою черною проруби квадрат.
Я, девчонкой в валенках, с санками иду,
На реке, где бабоньки, маму подожду.
В ледянистом крошеве кружится белье,
Руки мерзнут, холодно, а в душе тепло.
В небесах ни облачка, тучки ни одной,
Свет то бело-розовый, то сине-голубой,
Покатилось солнышко, спряталось в овраг,
Вечереет. Слышится где-то лай собак.
Над сосной высокою, тонкою струной
Месяц процарапался ярко-золотой.
…Жаль, мои видения – это только сон,
Приоткрыла шторы я – город за окном,
Ни звезды, ни всполоха, древние дубы,
Дым тяжелый тянется из большой трубы…

* * *
Вздыхало море, как зверь голодный,
Лизало жадно песок холодный,
Клубилось небо, гремели тучи,
Врезались в землю дождем шипучим.
Рыдало море, летели волны,
Хлестали берег наотмашь сонный,
Сверкали чайки над кручей стылой,
И жизнь казалась совсем немилой…
И, словно тучи в небесной ссоре,
Кипели в сердце любовь и горе.
Кипели жарко в одном сосуде,
Но время властно и время студит…
Утихли ветры, умчались годы,
И нет на сердце плохой погоды.

* * *
Старые книги на старой полке –
Жизни прошлой и счастья осколки,
Их не читают, пыль золотится
На толстых обложках, желтых страницах.
Рядом – конспекты мои и тетради,
Фото артистов – Высоцкого, Влади,
Вырезки старых советских газет,
Из «эсэсэра», которого нет.
Вот она – «физика»: «сплавы и стали»…
Много тетрадки всего повидали.
Мы «грызли» науку, но не зубрили,
Крепко, сильно, красиво дружили.
…«Скорости», «силы», «магнитный поток»…
Вдруг на странице одной, среди строк,
Почерком мелким совсем, между прочим –
Несколько слов: «Я люблю тебя очень!»
Первой любви золотая страница
Бережно-бережно в сердце хранится!
Чистым истоком – слова между строк…
А с виду – обычный тетрадный листок.