Самая нелепая ошибка, рыбка, то, что ты уходишь от меня

№ 03 (585) Рубрика: Проблема Автор: Александр Павлов

Ихтиологи бьют тревогу – рыбные запасы Вологодчины тают на глазах. По мнению ученых, причин множество: здесь и аномальные климатические условия, не позволяющие рыбам провести полноценный икромет; и, конечно, безжaлостные браконьеры; и недобросовестные промышленные предприятия, сбрасывающие в водоемы всякую гадость…

В нынешнем году не радуют уловами Онежское, Белое, Кубенское озера, реки Вологда, Лежа, Кундола, Южок. Но разношерстое племя любителей-губителей этого словно не замечает!
…Не по-зимнему теплое январское утро. На льду «градообразующей» реки Вологды не протолкнуться. Одни старательно охотятся на малька, которого позже используют для лова щуки, окуня или судака. Другие бегают по льду и бурят лунки, чтобы, не размениваясь на мелочь, тут же «заарканить» какого-нибудь речного хищника. А третьи увлеченно извлекают из пучины недомерков – окуньков и плотвичек – и равнодушно отбрасывают их на лед.
Время к вечеру, и рыбаки потихоньку расходятся по домам. У многих лунок остаются целые кучи мелочи – на радость местным воронам. Спрашиваю у одного горе-рыбака, почему не забирает улов? Отвечает с той самой простотой, которая, как известно, хуже воровства: «А на фига она мне?»
Подхожу к лунке, добросовестно пересчитываю: 38 плотвичек и два десятка окуньков корчатся в предсмертных судорогах рядом с лункой…
А теперь в порядке справки. Одна плотва, достигшая половозрелого возраста, мечет от 80 до 300 тысяч икринок. Выживает порядка 3-4 процентов мальков. При таком раскладе наша река должна буквально кишеть плотвой, но на деле поймать рыбешку граммов на 300 – неописуемая радость рыбака. А рыба весом около килограмма, которую я поймал на реке Вологде двадцать лет назад, по сей день снится мне ночами.
С окунем – та же арифметика. Эта рыба откладывает от 50 до 200 тысяч икринок. Пусть из десяти окуньков в мизинец величиной, валяющихся у лунки, половина – самки. На выходе получаем до миллиона мальков, загубленных одним лишь рыболовом-убийцей. А таких рыболовов на Вологодчине тысячи, если не десятки тысяч…
Или взять налима – одну из вкуснейших рыб наших вологодских водоемов. Он хорош и копченый, и жареный, и в ухе. А жареная печень налима – воистину мечта гурманов! Но поймать налима в разрешенный период ловли в последние годы почти невозможно.
Дело в том, что налим нерестится в самые лютые морозы. Тут и начинается вакханалия! По ночам вероломные браконьеры опускают в лунки запрещенные снасти: всевозможные блесны, крючья, шесты с набитыми на них гвоздями. Такими варварскими методами практически полностью выбиты нерестилища рыбы в районе Соборной горки, в районе бывшего канифольного завода, в Кувшиново…
А «на закуску» – случай из жизни. Несколько лет назад мой приятель рассказал, что за одну только зимнюю ночь наловил в районе канифольного завода полсотни налимов – еле до дома доволок! Но наутро весь свой улов… выкинул на помойку. Рыба в тепле оттаяла, и вся квартира пропиталась запахом скипидара и канифоли.
А мы еще жалуемся, что рыбы мало. Странно, что при таком отношении со стороны человека рыба вообще не исчезла, как вид живых организмов…