Сапоги по размеру

№ 09 (591) Рубрика: Среда обитания Автор: Михаил Скляр

Служба по контракту вернула нашей молодежи интерес к армии. Однако сложная демографическая ситуация и ухудшение международной обстановки подталкивают к пересмотру принципов комплектования Вооруженных сил.

В нашем регионе официально стартовала весенняя призывная кампания. На совещании в Вологодском облвоенкомате обнародовано количество молодых вологжан, которые должны быть «поставлены под ружье», – 1350 человек.
Учитывая, что удельный вес «уклонистов» и негодных к службе по медицинским показаниям заметно сократился, названную цифру можно считать адекватной реальным мобилизационным возможностям Вологодчины. Иной вопрос, много это или мало? Как считать. В начале 90-х годов прошлого века, когда Вооруженные силы России только прорастали сквозь обломки развалившейся Советской Армии, призывной ресурс нашего региона был почти вдвое больше (притом что срок службы призванных составлял не 12 месяцев, как сейчас, а два года в сухопутных частях и три года на кораблях Военно-морского флота). Да что там 90-е, которые сегодня воспринимаются как далекое прошлое! Еще совсем недавно, в 2012 году, вологодские военкоматы отчитались о призыве на службу свыше четырех тысяч молодых людей, то есть более двух тысяч в пересчете на каждую из полугодовых призывных кампаний.
Сокращение числа призывников – это, разумеется, не сугубо вологодская, а всероссийская проблема. Сегодня вступает во взрослую жизнь поколение, родившееся в период «демографической ямы» второй половины 90-х – начала 2000-х годов, когда рождаемость в России упала от докризисных 2,5 млн до 1,3 млн человек в год. Не оправдались и надежды на то, что низкая рождаемость компенсируется иммиграцией из более бедных стран СНГ. После мощных миграционных волн начала 90-х «штормовая ситуация» утихла, и на смену переселенцам русского и «русскоязычного» происхождения пришли представители коренных народов Средней Азии и Закавказья, приезжающие в Россию преимущественно на временные заработки…
Пока в основе государственной политики лежал курс на сокращение армии и ее перевод на контрактную основу, дефицит призывников не вызывал особого беспокойства. Но «крымская весна» и последующие события показали, что авторы программы «ускоренной демилитаризации» России явно поспешили. Нынешняя международная обстановка такова, что прежняя «холодная война» между капиталистическим и социалистическим «лагерями» вспоминается с ностальгией. В то время, кроме противников, у нас были и союзники в лице стран Варшавского договора. А сегодня мы находимся в ситуации, которую образно сформулировал еще российский император Александр III: «У России есть только два верных союзника: ее армия и флот».
Учитывая гигантскую протяженность госграницы Российской Федерации (в общей сложности – 61 тысяча километров) в сочетании со сравнительно низкой численностью граждан (по плотности населения Россия занимает 177-е место в мире из 190 возможных), нетрудно понять, что защищать такую страну только силами контрактной армии – немыслимая роскошь! Российская экономика, и без того слабая по сравнению со многими потенциальными противниками, просто надорвется под тяжестью расходов на содержание двух миллионов высокооплачиваемых профессиональных военных (на сегодня численность Вооруженных сил России составляет 1,9 млн человек, не считая полумиллиона сотрудников Росгвардии).
Хочешь не хочешь, а сохранение военного призыва неизбежно. Народная мудрость гласит: «По одежке протягивай ножки», армейская мудрость уточняет: «Подбирай сапоги по размеру». Добавить нечего.
Но возвращение от «сплошного контракта» к всеобщему призыву будет малоэффективно, если не внести коррективы в призывную систему. Скажем, один год службы при нынешнем уровне военной техники – это не «наука побеждать», а пустая профанация. Как человек, прослуживший в армии двадцать лет, могу заверить, что за год вчерашний школьник может научиться наматывать портянки и подшивать подворотничок на гимнастерку, и не более. Прежний срок службы солдат и сержантов – два года на суше и три года на море – куда ближе к оптимальному.
Не соответствует духу времени и другая особенность нашей системы рекрутирования – ее преимущественно мужской характер. Мужчин у нас в стране и так мало, и живут они гораздо меньше женщин. В Вологодской области, например, средняя продолжительность жизни мужчин, по итогам 2017 года, не превысила 65 лет, в то время как средний возраст женщин достиг 77 лет. В этой ситуации формирование женских частей и подразделений становится насущной потребностью. Тем более что Россия не будет первопроходцем: сегодня обязательный или добровольный призыв незамужних женщин в армию существует в 17 странах мира.