Севергазбанк «взялся за старое»

№ 10 (550) Рубрика: Служба инфо Автор: Михаил Львов

Что осталось в тени объявленного ребрендинга банка СГБ?

На фоне прошлогодних сообщений о банкротствах Промэнергобанка и Вологдабанка информация о ребрендинге (проще говоря, переименовании) вологодского банка СГБ мало кого удивила. К тому же этому банку переименовываться не впервой. В штормовые девяностые годы он начинал работать под звездным именем Марсбанк, потом заключил деловое соглашение с газовиками и стал Севергазбанком. В начале «десятых» годов нынешнего века новым бенефициаром контрольного пакета акций банка стал НПФ «Норильский никель», после чего название банка сократилось до трех букв – СГБ. Но вот прошло пять лет, и банк «взялся за старое»: он возвращает себе былое наименование Севергазбанк.
Впрочем, в этом случае уместно вспомнить народную мудрость: «Назови хоть горшком, только в печку не суй». Поэтому новость о ребрендинге одного из вологодских банков интересна не столько сама по себе, сколько как повод поинтересоваться нынешней ситуацией в Севергазбанке.
Если верить пресс-релизам, приуроченным к ребрендингу, то в СГБ не происходит ничего плохого, кроме хорошего, как говорят одесситы. Но если верить данным из некоторых других источников, то вырисовывается более сложная картина.
По информации, размещенной на интернет-портале banki.ru, по итогам февраля активы банка СГБ выросли на 6,2 млрд рублей – более чем на 16 %. Звучит впечатляюще, но рост активов сам по себе не является поводом для торжества. Надо понимать, насколько качественными активами был обеспечен этот рост. А вот здесь, пожалуй, трудно обойтись без сомнений. Если верить порталу banki.ru, то за тот же период времени прибыль банка СГБ сократилась на 26 %, несколько уменьшился капитал банка, выросла просроченная задолженность по кредитам, в целом ухудшилась рентабельность активов и капитала.
Разумеется, все эти цифры некритичны для банка, обладающего такими мощными ресурсами, как СГБ-Севергазбанк. Но жизнь заставляет нас быть осторожными и осмотрительными, когда речь идет не только о небольших банках, но и о банках из топ-100. Летом прошлого года автор этих строк в одном из вологодских журналов выразил обеспокоенность по поводу неблагополучных балансов Вологдабанка и Татфондбанка (последний в ту пору был санатором представленного в Вологде банка «Советский»). Пресс-службы Вологдабанка и Татфондбанка прислали в редакцию гневные опровержения, обвиняя автора в некомпетентности. Но не прошло даже года, а уже нет в списке действующих финансовых структур ни Вологдабанка, ни Татфондбанка. Такова жизнь…
Михаил Львов