Смертельный бизнес

№ 32 (614) Рубрика: Приметы времени Автор: Марина Пантина

- Мамочка моя дорогая умерла, - плачет в редакционном телефоне вологжанка Вера Ильинична Скороходова, - это больно, но мы были готовы, все же ей 92 года. Но к чему мы были не готовы совершенно, так это к тому, что раньше врачей «Скорой» к нам в дверь позвонит представитель похоронной фирмы. Тело родного человека еще не остыло, а нам уже предлагают делать заказ, считать деньги.

Сфера ритуальных услуг – одна из самых неоднозначных. Ей не страшен кризис. Одна часть клиентов нетребовательная и молчаливая, потому что мертва; другую в момент потери близких горе также сделало безмолвной, тихой, подавленной. Для частных ритуальных фирм и их агентов – то, что надо. Нелепая и циничная данность – первыми на пороге квартиры, где умер человек, появляется не врач, а ритуальный агент. Об этом корреспонденту «Нашей Вологды» рассказал Влад Емельяненко – вологжанин, который отработал в ритуальной сфере восемь лет. Имя приводим реальное, но фотографию наш герой просил не публиковать. Далее от первого лица.
Стрессоустойчивые сотрудники
– Чаще всего на работу в такую сферу устраиваются люди подготовленные, которые были или как-то связаны с похоронами и смертью. Они умеют и знают, как уговаривать людей, как продавать специфический ритуальный товар и услуги. Я в этот бизнес пришел по приглашению друга.
Сначала было жутко, неприятно, некомфортно. Первое время сомневался, все-таки сфера особенная, нужны силы и выдержка, потом подумал, работа не физическая, фактически это обычные продажи, и согласился. Начал с должности санитара в морге и дополнительно пошел работать похоронным агентом.
Страха не было, со временем на смерть уже реагируешь не так ярко. Каждый день это видишь, и психика привыкает. Перед устройством на работу в Военно-мемориальную компанию нам объяснили, как все должно быть, коллеги поделились опытом. Премудростей немного.
В Вологде между собой агенты дружны, таких серьезных конфликтов, как в других крупных городах, у нас не было. Драки и потасовки исключены. Если все соблюдают рамки и субординацию, то работать можно. Если кто-то из агентов не успевал организовать похороны, было много заказов, то между собой мы передавали друг другу.
Работая со смертью, люди становятся не такими суеверными. Правда, был случай пару лет назад, знакомый ритуальный агент упал в могилу. В следующие полгода он потерял жену и дочку. Поэтому обычно на кладбище аккуратно все себя ведут.
Успеть первым
– Агенты ритуальных фирм приезжают раньше скорой и полиции, информаторы работают оперативно и слаженно, каждый заинтересован в этом деле. Мои осведомители были из разных сфер: медики, правоохранители. Рассказал бы подробнее, да попробуй докажи – засудят.
В Вологде информаторы сидят не на процентах от похорон, а получают фиксированные суммы: от 500 и до 3000 рублей. И эта плата уже заложена в сумму похоронных услуг.
А в одной из ритуальных фирм, скорей всего, обходятся без сбора сторонней информации: компания арендует помещение в патологоанатомическом отделении Вологодской областной больницы №1, рядом находится Бюро судмедэкспертизы. Люди приходят оформлять документы на умершего, и похоронный агент тут как тут: стоит у дверей, зазывает, забалтывает; у людей горе, и они соглашаются, как под гипнозом.
В последний путь
– Перевозкой покойников в Вологде занимается муниципальное предприятие «Ритуал-спецслужба», делают они это в большинстве случаев бесплатно. Также перевозят и другие частные похоронные службы. Родственники если знают об этом, сами решают, что выбрать, насильно никто им не навязывает. Если за перевозку умершего нам предлагали деньги, мы не отказывались.
Поминками занимаются сами родственники, но обычно мы предлагали свои проверенные кафе. Если клиенты выбирали их, то мы получали с этих заказов процент.
Все вопросы с кладбищем чаще всего решают агенты, это входит в наши услуги. Если кто-то из родственников похоронен на старом кладбище, то берем копии документов или оригиналы и уточняем возможность подзахоронения.
Если не хватает места для могилы, то не каждый смотритель кладбища согласится хоронить в этой ограде и закроет на это глаза. Например, бывают оградки маленькие, там сложно подзахоранивать к родственникам, и тут все решает смотритель.
Если, например, две могилы захоронены, а родственники хотят третью сделать поперек, то обычно администрация кладбища не идет навстречу. Работа похоронного агента облегчает процесс устройства похорон родственникам. Катафалк, землекопы на кладбище, отпевание, документы оформляет агент по доверенности. В морг одежду относит агент. Свидетельство о смерти человека делает и получает агент. Многие люди от горя совсем опускают руки, пережить смерть нелегко, нужно время и силы. Родственникам мы все объясняли, рассказывали, чтобы они не тыкались, как слепые котята.
К слову, зарплата агента разная. Чтобы получить 25 тысяч, надо было провести 10 похорон за месяц. Сумма агентских – 10% от стоимости похорон. Декабрь и февраль – в эти месяцы у нас было мало работы. В конце января обычно бум, очень много похорон.

Строгий подход

В муниципальном учреждении работа построена совсем иначе.
Ситуацию комментирует директор МКУ «Ритуал» Наталия Павлова:
– Потеря близкого человека – это страшное горе, нам кажется, что рушится целый мир! И в этот горький момент приходит понимание того, что по-настоящему важно в нашей жизни: наши близкие, здоровье, любовь. А вот ценность денег совершенно теряется, они становятся неважны, потому что не могут исправить наше горе. Именно на этом моменте и построен бизнес похоронных агентов. А вот откуда они – агенты – берут данные о таких людях, с этим должны разбираться уже другие люди.
И к слову, участие в перевозке тела очень важна коммерческим структурам, поскольку вместе с бригадой санитаров в дом приходит и агент, который сразу навязывает свои услуги – достаточно недешевые – и дает подписать доверенность на действия от лица заказчика. Да еще на самой перевозке заработает не меньше тысячи рублей.
Вот здесь нужно пояснить, что если перевозку вызывает полицейский, приглашенный в дом бригадой скорой помощи, то эта транспортировка будет бесплатной. И именно так, через полицию, проходит подавляющее большинство вызовов службы перевозки. Но агенты, подкарауливающие у дверей, ни за что об этом не скажут!
Муниципальное предприятие берет плату за перевозку, если человек ушел из жизни естественным образом, причина смерти не вызывает сомнений и вскрывать тело нет необходимости. При этом заказчику выдадут кассовый чек, а усопший будет быстро доставлен в морг, за всем за этим ведется строгий контроль и со стороны муниципалитета, и со стороны полиции и прокуратуры.
На кладбище агенты обещают родственникам договориться и найти место получше. Не надо вестись на такие уговоры. На каждом кладбище у нас есть смотритель, и он выделяет места согласно закону, нормативам и очередности.
Если люди хотят похоронить умершего к родственникам на старом кладбище, смотритель проверяет документы, подтверждающие родство, и, в случае если подзахоронение возможно, дает согласие на погребение.
Смотрителями на кладбищах работают женщины, ответственные и порядочные сотрудники, видевшие много горя. Слухи о том, что с ними можно «договориться» каким-то нечестным образом, – обидны и оскорбительны. Важно, чтобы граждане в печальные минуты не поддавались лживым обещаниям агентов и помнили, что земля на кладбище выделяется бесплатно!
И все же, на мой взгляд, конкуренция должна быть и в ритуальной сфере. Иначе никак не добиться нормального соотношения цены и качества. И обязательно важно сохранить контроль со стороны государства за кладбищами, за архивами, за оказанием услуг и т. д.

Адвокат Николай Шалаевский:
– В данном случае нарушается 152-й Федеральный закон «О защите персональных данных». Никто не может передавать ваши персональные данные третьим лицам для использования в коммерческих целях. За разглашение персональных данных предусмотрены различные виды ответственности – гражданская, дисциплинарная, административная и даже уголовная. С 1 июля 2017 года вступил целый пакет поправок в 152-й Федеральный закон. Штрафы за нарушение поднялись в разы, максимальный – сумма 75 000 рублей. Что касается уголовной ответственности, то за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни человека, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия, либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или СМИ, можно лишиться свободы на срок до двух лет.

Материал подготовила Марина Пантина

Фото yandex.ru